Светлана ЖУРОВА: «ВЕРУЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПОГЛОЩЕН ТОЛЬКО СОБОЙ»

На протяжении всей беседы со Светланой Журовой я невольно вспоминал старый американский фильм замечательного Франка Капры «мистер Смит едет в Вашингтон» — о молодом идеалисте Джефферсоне Смите, который неожиданно для себя становится сенатором и окунается в пучину борьбы и подковерных интриг американского политического истеблишмента. В Вашингтоне взгляды молодого человека на жизнь подвергаются серьезнейшему испытанию — мир политики оказывается вовсе не таким открытым и бескорыстным, как он представлял ранее. Разочаровавшись как в некоторых людях, так и во многих идеях, герой решается выступить против пороков системы и побеждает, приобретая новых друзей и оставаясь верным самым светлым идеалам своей юности. Честно говоря, я никогда не думал, что могу встретить людей, подобных Смиту. И мне очень радостно, что я ошибался. За что я лично очень признателен Светлане Сергеевне.

Вместо предисловия

— Светлана Сергеевна, на Вашем сайте в интернете меня больше всего поразило то, как Вы отвечаете на вопросы и комментарии в «Гостевой книге». Простите, но Вы это делаете лично?

— Да, лично. никому из своих сотрудников такой возможности не предоставляю (смеется). Ведь всегда чувствуется, сам человек отвечает или нет. Если кто-то мне будет готовить ответы, все равно потом надо будет редактировать. А поскольку ответы, как правило, короткие, то проще это делать самой.

— А зачем?

— Внимание к людям: возможность помочь или узнать о чем-то,для меня важном. Часто задают вполне конкретные вопросы, на которые стоит ответить. Кстати, с помощью моей гостевой книги я даже нашла своих родственников. точнее, они меня нашли… Знаете, я не удаляю даже резкие, а порой и хамские высказывания, единственное, что «стираю» — это рекламу. напротив, пытаюсь их парировать, сделать так, чтобы человек задумался. Как-то мы с одним молодым человеком довольно долго пикировались в моей гостевой книге. В итоге он извинился. А ведь проще всего было сразу удалить его высказывание…

Политика: нельзя имитировать наивность

— Я понимаю, что в последнее время Вам приходится говорить в основном о политике. Не надоело?

— нет, я же все время учусь. Каждый новый вопрос, каждая новая задача понуждают меняться и приобретать какие-то новые знания и навыки. Поэтому нового в моей жизни так много, что надоесть ничего не успевает.

— и как Вы с Вашими новыми знаниями относитесь сейчас к расхожему «политика — дело грязное»?

— Чистота политики зависит от чистоты рук политиков. Конечно, в политике весьма силен элемент интриг, зачастую не очень чистых. но разве мало грязи в спорте, в искусстве, в других сферах культуры? В конце концов, свои интриги есть и на заводе, и вообще в любом коллективе. Другое дело, что политика — сфера публичная. Дела и поступки политика рассматриваются через лупу, активно и много комментируются. Политика постоянно препарируют. В этом смысле в политике сложнее, чем в искусстве или в том же спорте. Скажем, спортсмен ошибся, но потом выиграл — победителей не судят. В искусстве художник всегда может сослаться на свой взбалмошный характер или тонкую душевную организацию. В политике же ошибки не прощаются или прощаются с гораздо большим трудом. Здесь скорее увидят грязь, или назовут грязью то, на что у других людей просто не обращают внимания.

— Вы не боитесь оказаться наивной в этом жестком мире, где многие давно и превосходно владеют искусством политической интриги?

— я не боюсь оказаться наивной. Опасной может быть имитация наивности, а если ты чего-то не знаешь и пока не умеешь или даже не понимаешь,новедешьсебяпо-человечески— это не страшно. По крайней мере, это честно и правильно.

— А что в политике оказалось для Вас самым неожиданным?

— может быть, не самым неожиданным, но наиболее сложным для меня оказался подбор кадров. Понятно, что один человек сделать ничего не может, очень многое зависит от его команды. Подбор этой команды — для меня сегодня самая непростая задача.

— Какие у Вас критерии, почему Вы испытываете эти трудности?

— такие трудности испытываю не только я. Из критериев на первом месте человеческий фактор: нужно, чтобы вся команда уважала друг друга. Чтобы люди не только не боролись друг против друга, но понимали, что работают вместе на результат и, конечно, помогают руководителю. Ведь мне нужно, чтобы мои помощники разбирались

в том, чем я занимаюсь, не хуже меня, а порою и лучше, и чтобы при этом они работали не на себя (или не только на себя — никто не против карьеры). С этим не всегда просто согласиться, особенно талантливым

и амбициозным. Иногда в сложные

оменты я говорю: «Ребята, если бы я отказалась от семьи, тогда бы попыталась справиться без вас, но так как я хочу, чтобы в моей жизни была бы еще и семья, мне нужны помощники». Как правило, тут все успокаиваются.

— Значит, аргумент «семья» работает. Вы сказали: «чтобы еще и семья». Я понимаю, что это скорее оговорка или действительно семья сейчас чутьчуть в стороне?

— Все равно семья занимает большую часть времени: сплю-то я дома. А если говорить серьезно, то, конечно, тяжело слышать, когда ребенок тебе говорит: «мама, не уходи, останься со мной»…

— Высокая цена за возможность заниматься политикой. А почему и для чего Вы согласились заплатить эту цену?

— В какой-то момент ко мне стали обращаться люди за помощью. Думаю, в этом нет ничего удивительного: со времен Древней Греции в олимпийских чемпионах видели защитников и ходатаев. я очень быстро поняла, что «ресурс чемпиона» имеет свой предел: сколько раз я могу прийти в нужный кабинет и сказать: «Здравствуйте, я Светлана Журова, олимпийская чемпионка. Людям нужна помощь»? Стало ясно, что нужен другой ресурс. так я стала депутатом законодательного собрания Ленинградской области. Это была хорошая школа — 10 месяцев регионального курса «молодого бойца». В тот период я очень много встречалась с людьми, у меня было много разговоров с конкретными избирателями. Если бы не эта школа, сейчас мне было бы очень сложно сориентироваться в том, как решать многие проблемы.

из Гостевой книги светланы журовой:
Дорогая т. Света спасибо за коляску на ней я езжу на озеро мама потом вышлет фотку где я на озере и на коляске и где я хожу на протезах. маме пообещали для меня хорошие протезы. Спасибо у меня очень хорошая мамочка я ее сильно люблю.
Лиза

Это к вопросу «почему».

А если говорить, для чего — у меня есть внутреннее желание улучшитьжизнь, как бы идеалистически это ни звучало и с какой улыбкой на меня бы ни смотрели некоторые друзья и знакомые.

— Вы сказали, что приходится постоянно учиться. А чего, на Ваш взгляд, Вам сегодня не хватает? Чему бы Вы хотели научиться?

— Как любой нормальный человек, я всегда собою недовольна. Что касается каких-то навыков, то, например, сегодня меня не устраивает мой английский. я, конечно, могу свободно общаться на бытовом уровне, но профессиональной лексики и некоторого академизма не хватает. Приходится общаться с иностранными делегациями, читать специальную литературу и материалы, выступать перед иностранной аудиторией. Все это требует иного уровня владения языком… Помимо английского, невредно поучиться и искусству публичных выступлений: чтобы привлечь внимание к тому, что ты говоришь, надо знать, как это сказать. Кстати, еще я учусь экономике в Академии Госслужбы.

— Но так ли важно для Ваших избирателей, хорошо ли Вы говорите по-английски или насколько блестяще выступаете публично?

— Когда я говорила об умении хорошо выступать, я не имела в виду выступлений «ради красного словца» или затем, чтобы потом без особых затруднений освоить шоу-бизнес. нужно учиться общаться с разными аудиториями, уметь говорить на понятном им языке; иногда с интеллектуальными изысками и красивыми риторическими фигурами, а иногда — очень просто и незамысловато. Потому что если ты будешь говорить одинаковым и сухим языком официальных документов, то никогда не сможешь объяснить, например, бабушкам из деревни Красный бор, куда и какую бумажку им отнести, чтобы выплатили пенсию, или почему пенсия задерживается, или объяснить родителям, как отправить ребенка в москву, чтобы сделать там сложную операцию. я понимаю, что людям нужно решать подобные проблемы и при этом им, быть может, не так важно, какие законы при этом принимаются для собственников бизнесменов, но задача политиков — уметь говорить и с теми, и с другими. А чтобы работать эффективно, повторяю, нужно постоянно совершенствоваться — в том числе и в сфере публичного общения.

В нашей жизни много потрясений. мне очень хочется, чтобы их было меньше, а для этого нужна не только стабильная социальная и экономическая ситуация (это само собой), но еще и умение разговаривать с людьми.

Что касается английского языка, здесь все очень просто. Всякий раз, общаясь с иностранцами, я понимаю, что представляю свою страну. А представлять ее надо достойно.

— Светлана Сергеевна, Вы сказали, что пошли в политику, чтобы жизнь стала лучше, чтобы что-то изменить. А что Вам хотелось бы изменить?

— мне бы очень хотелось, чтобы люди уважали и любили себя и друг друга, своих ближних. Ведь неуважение к окружающим очень часто происходит от неуважения к самому себе.

Если говорить конкретнее, то здесь я не буду оригинальна, в России две беды: дороги и…

— Дураки?

— И коррупция. Причем проблема здесь не только в тех, кто берет взятки, но и в тех, кто их дает. Вот если бы нам удалось изменить эту ситуацию, жизнь стала бы иной.

спорт: бабушка в воротах

— Тема этого номера «фомы» — отношение к своему здоровью. Каков совет олимпийской чемпионки?

— не придумывать отговорки, что нет условий для занятий спортом. Даже если нет денег или залов, есть простая волшебная вещь: кроссовки. Обуваешь и пошел быстрым шагом. Когда я готовилась к Олимпийским играм, у меня дома стоял велосипед с закрепленным задним колесом. Если не получалось поехать на тренировку, я садилась на этот тренажер и час крутила велосипед. так что дома всегда можно устроить свой спортзал.

Еще я всячески призывала бы семьи в выходные быть вместе, посвящая часть времени спортивным играм. можно в футбол погонять всей семьей. Вот мы часто играли: родители мужа, его брат и мы с мужем…

— Вы, конечно, выигрывали?

— А по-всякому бывало: команда соперника знала, что муж не будет сильно бить по воротам, если в них стоит его мама, так что она всегда была вратарем и мужу приходилось демонстрировать фантастическую технику игры, чтобы забить гол. А мы играли вдвоем против них троих…

— А если от футбола семейного перейти к большому? Все мы рады победам нашей сборной, но я не могу отделаться от грустной мысли, что нас сегодня ничего, кроме футбола, не способно объединить.

— Знаете, я не вижу здесь проблемы. Конечно, нас может и должен объединять не только спорт. но это ведь не значит, что спорт не должен нас объединять, правда? К тому же не стоит недооценивать значение спорта в наше время. Когда-то отец современных Олимпийских игр Пьер де Кубертен сказал, что спорт — это Божий дар человечеству, дабы прекратились войны. Спорт — это возможность соревнования амбиций, но без притязаний на территориальную целостность той или иной страны. Это не убийство, а честная борьба без кровопролития и смерти. И хотя, конечно, в этом есть элемент идеализации, но очень хотелось бы, чтобы войны XXI века проходили только на спортивной арене.

Я, кстати, очень радуюсь, что наша Церковь сегодня активно поддерживает спортсменов. Не меньше радуюсь и тому, что многие спортсмены всерьез относятся к своей вере. Ведь это нормально, когда верующий человек перед тем, как сделать какой-то важный шаг в профессии, идет на исповедь, причащается. так и спортсмен: если он перед соревнованиями исповедуется, идет к Причастию — мне кажется, это очень важно и правильно…

— С одной стороны, с Вами трудно не согласиться, но, с другой, знаете, что всегда смущает в таких историях…

— торг?

— именно. Ведь наши отношения с Богом, в отличие от многих других, не могут быть служебными. Бог — всегда цель, но не средство. Даже в случае с олимпийскими медалями.

— Знаете, я абсолютно убеждена, что торг в отношениях с Богом неуместен: я сейчас пойду исповедуюсь, а ты мне потом сделай то-то и то-то… такой подход недопустим. В свое время я даже не заходила в храм, если чувствовала, что хочу зайти, чтобы что-то получить потом. Вместе с тем, как я уже сказала, спортсмен, как и человек любой другой профессии, может и должен не отделять свою профессию от своей веры. Другое дело, для чего он просит помощи, как он к этому относится и как себя начинает вести в случае победы — и с Богом, и с людьми.

— В этой связи такой вопрос: как плох солдат, который не мечтает стать генералом, так, наверное, плох спортсмен, не видящий себя чемпионом. Но как обуздать гордыню, где здесь точка, которую нельзя перейти?

— Победитель не должен превозносить себя: когда ты начинаешь считать, что ты уже небожитель, то все заканчивается. Во-первых, может так случиться, что ты небожителем пробудешь даже не год, а день или час. но главное — нельзя презрительно относиться к своим соперникам. Гордыня — это и есть презрительное отношение к своим соперникам и превознесение себя. В спорте она так же недопустима, как и в жизни.

Вера и жизнь:пока не станете как дети

— Светлана Сергеевна, а что в Вас изменилось после прихода к вере? и что для Вас в вере сегодня является самым сложным?

— я пришла к вере, как это принято говорить, в сознательном возрасте. Был период в жизни, когда я сильно болела; причем заболевала, как правило, во время ответственных соревнований. В какой-то момент мне показалось, что таким образом мне дают понять, что что-то в моей жизни не так, что-то надо всерьез изменить. тогда я впервые подумала о крещении как о возможности отказаться от той жизни, которая меня связывала с грехом. тогда мне очень помогла моя будущая крестная, тоже, кстати сказать, многого добившаяся в спорте. Она и сейчас мне очень помогает. Очень важно, что я поняла за это время: когда человек верит, он не может быть поглощен только собой.

Торг в отношениях с Богом неуместен:
я сейчас пойду исповедуюсь, а Ты мне потом сделай то-то и то-то…

— То есть крещение для Вас стало попыткой всерьез изменить свою жизнь?
— не просто изменить, но перечеркнуть полностью все то, что было до этого, что было неправильно. я очень надеюсь, что с Божией помощью мне удалось это сделать. И я верю, что мои покаяние и причащение перед Олимпийскими играми — это не торг, но результат внутренней потребности души. Как будто кто-то чудесным образом прямо в сердце вложил стремление пойти в храм. я и пошла. И всё последующее также воспринимаю как чудо.

мне очень жаль, что мало удается бывать в храме, на общей молитве. Конечно, можно себя оправдывать тем, что ты тратишь время на то, чтобы помочь другим или больше побыть с семьей, но… я порой испытываю чувство вины, что редко бываю в храме — потому что у меня есть потребность там бывать. Конечно, бывает и так, что все бросаешь и идешь в храм. А ходить только по праздникам — это не по мне.

— Есть ли какие-то «профессиональные» грехи у спортсменов?

— не знаю, стоит ли отнести к ним спортивную злость — чувство, когда спортсмен перед стартом или началом игры должен разозлиться на своего соперника. я думаю, что даже спортивная злость не в каждом виде спорта нужна. мне, кстати, в детстве всегда говорили, что у меня отсутствует здоровая спортивная злость. Разозлиться я могу только на себя, на соперника — не получается.

А если говорить о более серьезных вещах, то это, наверное, в первую очередь, «звездность». Когда спортсмен после победы начинает чувствовать себя небожителем и свысока относится к другим людям. я убеждена, что лучшей прививкой от будущей «звездности» служит первый тренер. Именно он формирует в ребенке отношение к подобным вещам. При правильном воспитании ребенок понимает, что не должен гордиться или превозноситься своим результатом, потому что завтра его может кто-то улучшить, а через 10 лет уж наверняка будут бегать быстрее и т. д. Это важно, потому что испытание славой — очень тяжелое испытание для спортсмена. на нем многие сгорели, даже очень талантливые люди. Этот грех в спорте не прощается.

— Судя по всему, у Вас был очень хороший первый тренер. Кстати, о своих наставниках в спорте Вы всегда отзываетесь с большой теплотой. Например, о Владимире Сергеевиче филиппове, с которым Вы были в спорте 17 лет.

из Гостевой книги светланы журовой:
Здравствуйте, Светлана!
могу получить совет от великой спортсменки? Где можно почитать или посмотреть планирование функциональной подготовки для конькобежцев?
С уважением, команда «Зоркий»

Это действительно проблема, потому что в последнее время почти не печаталось никаких современных подходов к подготовке. Я поговорю со своим тренером, может он сможет встретиться с вами и проконсультировать по этому вопросу. Я тоже, если будет время, к нему присоединюсь

— Да, а его дочь сейчас у меня работает руководителем секретариата.

— А были ли в Вашей жизни еще учителя, люди, которым Вы благодарны за жизненные, а не только за профессиональные уроки?

— Вы знаете, большую роль в моей жизни сыграла первая школьная учительница, Зинаида Григорьевна Розова. У нее было много прекрасных выпусков, наш класс был одним из них: 28 хорошистов, 6 отличников. троечников было очень мало, потому что Зинаида Григорьевна всегда троечников сажала за парту к отличникам, которым давалось задание подтянуть отстающего. А еще у нас были такие толстые тетради, 96-страничные, в которых мы могли добровольно решать какие-то задачки или примеры, если приходили в школу до начала занятий (в младших классах такое нередко случалось). так вот, у Зинаиды Григорьевны всегда для таких случаев были на доске написаны примеры, которые пришедший раньше времени мог порешать. Добровольно. тогда ему выдавалась эта особая тетрадка. И это был мощный дополнительный стимул к учебе. А еще все выпускники Зинаиды Григорьевны всегда становились шефами ее первоклашек, реально о них заботились, занимались и т. д. Все это было очень искренне, очень интересно и по-доброму. Из нашего класса вышло очень много учителей, потому что все девочки после такого педагога мечтали стать учителями.

И еще хотелось бы сказать об одном тренере по общей физической подготовке, Валентине Владимировиче Воинове, с которым я встретилась уже в зрелом возрасте. Это был совершенно уникальный человек и по применяемым им методикам тренировок, и в человеческом плане. мы тренировались в парке, используя все подручные средства, начиная от камушка и заканчивая резиночкой. Кстати, вместе тренировались олимпийские чемпионы и чемпионы мира, причем по разным видам спорта: конькобежцы, фигуристы, пловцы, баскетболисты, теннисисты…

— Правда, что на его занятиях Вы познакомились с будущим супругом?

— Да, с Артемом я познакомилась благодаря ему. Валентин Владимирович изумительный был человек — философ, писал стихи. Когда он учился в институте, то как-то на экзамене по биохимии написал ответ в стихах — получилась поэма по биохимии. К сожалению, он умер от сердечного приступа — такой человек все переживал сердцем, постоянно сгорал изнутри.

Еще, наверное, уместно вспомнить отца Димитрия Смирнова, который благословил меня на чемпионат мира…

— Это когда Вы потом все выиграли?

—Да. мы тогда с ним не были знакомы, меня крестная к нему привела, и он благословил на участие в чемпионате. А потом я к нему приходила, когда стояла перед выбором, начинать ли общественную и политическую деятельность. мой вопрос был: женское или не женское это дело. Он ответил, что людям помогать — разве это можно оценивать как только женское или только мужское? А его главный вопрос был — поддерживает ли меня семья. Когда я сказала, что поддерживает, он благословил на добрые дела во благо России. недавно мы с ним встретились на приеме в мИДе. я говорю, вот отец Димитрий, как с Вашего благословения все пошло…

— и что он ответил?

— «Бывает».

— Светлана Сергеевна, в одном из интервью Вы сказали, что когда Ваш будущий муж предложил Вам венчаться, это было для Вас неожиданным?

— Да, но именно этим он окончательно завоевал мое сердце. Причем его аргумент был такой: не хочу, чтобы наши дети родились вне церковного брака. И это меня тоже поразило, так как было очевидно, что для Артема это было продуманно и осознанно. наверное, это и создало нашу семью. мы венчались в Петербурге, в Князь Владимирском соборе, у Казанской иконы Божией матери. Священник, который нас венчал, отец Георгий, позже крестил нашего сына.

— Чему Вы учитесь в браке?

— Брак всему учит. Семья — это такое место, в котором не только любят, защищают и понимают, но в котором ты учишься. Смирению, терпению… В семье ты нередко переживаешь то, что никогда не вынесешь за пределы дома, но, пережив это, выходишь в люди другим человеком.

Очень многому учат дети. Ведь они интуитивно делают то, что взрослые уже забыли, разучились. мне кажется, что ребенок дается взрослому еще и для того, чтобы тот вернулся к чистоте, к искренности, к непосредственности, вспомнил себя самого… И вот ты смотришь на ребенка и растешь вместе с ним.

А еще дети учат не бояться быть смешным. Разве быть смешным — это плохо? Любому человеку, если он хочет быть настоящим, надо уметь посмеяться над собой.

А еще ты придумываешь с детьми разные игры. Проигрываешь разные жизненные ситуации, только на его уровне.

 Взял игрушку — давай знакомиться, давай общаться. такая ролевая игра — ведь то же самое мы делаем в жизни. И если ты не сумеешь сыграть с ребенком, то как ты будешь это делать в «большом мире»? Игра с ребенком — это своеобразный тест: попробуй найти общий язык с искренним, чистым человеком, который любое твое настроение сразу чувствует.

Не надо лениться быть родителем, не надо лениться быть мамой и папой…Кстати, в наше время, когда родители мало общаются с детьми, те очень быстро начинают замечать, что на них обращают внимание только когда они хулиганят. тогда дети нередко начинают капризничать и бедокурить — не потому что они такие, но в надежде привлечь внимание родителей. такие вещи, конечно, надо сразу пресекать. Сделать это, кстати сказать, очень просто — не надо лениться быть родителем, не надо лениться быть мамой и папой.

А иначе получится такая, к сожалению, типичная картина: бежит где-нибудь совершенно счастливый ребенок, получающий удовольствие от своего бега, как вдруг его буквально коршуном настигает мамаша, которая с остервенением накопившейся за день усталости и проблем обрушивается на своего счастливого малыша просто потому, что он не стоял у ее ноги, пока она по телефону изливала свои проблемы подружке. И это вместо того, чтобы вместе с ним пробежать эти 50 метров и вместе получить положительные эмоции. А стоит так наказать ребенка несколько раз, он уже начнет задумываться: а почему его наказывают, когда он бегает? так что не надо лениться быть родителями и не надо бояться учиться у детей. Кстати, чем больше детей рождается, тем больше ты проживаешь вместе с ними.

— То есть Вы за многодетность?

— ну, конечно, двадцать детей — это, наверное, тяжело, но один-два ребенка — все-таки мало.

ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.