ОБИЖЕННЫЕ И ВОЗМУЩЕННЫЕ,

или как говорить о религии не задевая чужих чувств

«Вы оскорбляете мои религиозные чувства!» — такие слова можно было услышать всегда, но в последние годы они участились. Не только в России — это общемировой процесс (достаточно вспомнить скандалы с карикатурами в датском журнале). Христиане оскорбляются не реже представителей других религий. На слуху у всех и судебные процессы по поводу выставок «Осторожно, религия» и «Запретное искусство», и христианские пикеты против фильма «Код да Винчи», и многое другое. Эти вещи воспринимаются верующими как первые ласточки будущих гонений, как наступление апокалиптических времён.

Атеисты, впрочем, «включают обратку» и говорят, что они тоже люди, у них тоже чувства, и само наличие религии в обществе для них унизительно и оскорбительно. Обиды же христиан они воспринимают как прелюдию к установлению тоталитарного православного режима, когда всех невосторженно мыслящих отправят на костры. Словом, претензии — взаимные.

Казалось бы, зачем вообще об этом говорить? Известно же, кто жаждет обидеться, тот всегда найдёт повод, а кто хочет обидеть, тому бесполезно что-либо объяснять — это может лишь подлить масло в огонь.

Но, мне кажется, говорить на эту тему всё-таки надо. Во-первых, неплохо бы нам, христианам, разобраться в том, что является обидой, а что нет, и как нам следует реагировать на обиды. Если мы начнём обижаться на всё подряд, да ещё и по каждому поводу жаловаться светской власти, мы серьёзно повредим своей душе. Впрочем, если с милой улыбкой спустим любую обиду — тоже повредим.

Во-вторых, есть немало неверующих людей, которые вовсе не хотят оскорблять нашу веру и наши чувства, но не знают, как с нами общаться, чтобы ненароком не задеть. Нередко такие люди хотят получить чёткую и понятную инструкцию, что можно, а что нельзя.

Разумеется, в этой колонке на сайте «Фомы» я излагаю исключительно собственную позицию, а не общецерковную. Кроме того, говорю исключительно об обиженных чувствах христиан — представители других религий могут сами сказать за себя.

Итак, начнём с того, что считать оскорблениями. Я убеждён, что никакой серьёзный разговор о религии оскорбительным для христианина быть не может. Да, наша вера может казаться собеседнику ошибочной, а то и попросту вредной. Да, он может стоять на богоборческих позициях. Что ж, имеет право. Никто не обязан относиться к предмету нашей веры с тем же благоговением, что и мы сами, и, вступая в спор, мы всё время должны это учитывать. То, что для нас выглядит кощунственно, для неверующего собеседника будет лишь попыткой осмыслить новые для себя вещи. Если начать стучать кулаком по столу и требовать уважения и почтения к святыням, разговор умрёт не начавшись.

А вот настоящие оскорбления, настоящее кощунство возникают там, где нашу святыню затрагивают походя, в легкомысленном трёпе, в сетевой перебранке. Никакие серьёзные наезды на христианство не выводили меня из себя, а вот грязная шутка, скабрезный намек, высказанные «ради красного словца» создавали ощущение, будто в душу нагадили.

Поэтому даю первый конкретный совет доброжелательным неверующим: если не хотите нас обидеть — не шутите с нами и при нас на религиозные темы. Если всерьёз хотите поспорить, если вас что-то возмущает в нашей вере и в нас, христианах — что ж, давайте говорить, давайте спорить. Но не мимоходом и не в шутливой манере.

Второй конкретный совет: вы, уважаемые неверующие, не всегда понимаете, где у нас, христиан, шкура толще, а где тоньше. Бывает, что атеист, не желая нас обидеть, очень осторожно, подбирая вежливые слова, рассказывает историю о каком-то плохом священнике — и он же адресует нам шуточки по поводу Тела и Крови Христовых. Так вот: всё, что касается «земной» стороны церковной жизни, не вызывает у нас священного трепета. Обличайте на здоровье, стерпим. Но вот то, что относится к самой сути нашей веры — то есть когда речь заходит о Христе, о Богородице, о Таинствах — тут, пожалуйста, аккуратнее. Тут вы можете ударить по живому, сами того не замечая.

Теперь о том, как нам, христианам, относиться к явным, очевидным оскорблениям веры. Думаю, тут вряд ли возможна единая и чёткая инструкция. С одной стороны, можно вспомнить и слова Христа насчёт подставленной щеки, и слова апостола Павла: «Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения?» (1 Кор. 6:7) — их, вырывая из контекста, нередко используют для того, чтобы обосновать смирение перед богохульниками (хотя апостол писал о внутрихристианских конфликтах). С другой стороны, можно вспомнить, как Иисус сплёл из воловьих жил бич и выгнал торгующих их храма — это, тоже вырвав из контекста, используют для обоснования силовой реакции на кощунства.

Понятно, что смирение как христианскую добродетель никто не отменял, что в идеале христианин ко всему должен относиться со смирением, в том числе и к оскорблению своей веры. Другой вопрос, в каких формах это смирение должно проявляться. И тут нет единого ответа, потому что люди разные, ситуации разные, и в каждом конкретном случае нужно искать своё решение.

Да, я понимаю, что когда возмущённые алтарники разносят кощунственную выставку «Осторожно, религия!» — это вряд ли акт глубочайшего смирения, и ясно, что объективно это работает против Церкви, отталкивает от неё ещё не определившихся людей. Но и хватать человека за руку — остынь, смолчи! — я стану вовсе не в любом случае. Люди же все разные, с разным темпераментом, разным менталитетом. Кто-то лучше умеет держать себя в руках, кто-то хуже, и потому невозможно провести единую границу — мол, по сю сторону ещё можно, а по ту уже никому нельзя. Иной раз оскорбление твоей святыни ранит душу столь же болезненно, как издевательство над твоими родителями или детьми. Бывает так, что смолчать в этой ситуации означает проявить никакое не смирение, а обычную трусость. И тем самым загадить свою душу. «Промолчи — попадёшь в палачи», как пел когда-то Александр Галич.

Но и тут скрывается тонкий соблазн — разрешить себе любые действия под предлогом защиты веры. Это очень сладкий яд — почувствовать себя не просто человеком, не просто христианином, а воином, сражающимся за Христа, причём размахивающим вполне земным оружием, как некогда апостол Пётр, отрубивший ухо слуге первосвященника… Понятно, что в наши дни меч заменяют судебные иски, но суть всё та же. Но нельзя забывать, что «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12).

А лично для себя я давно решил: если сталкиваюсь с прямым, сознательным оскорблением веры, то даю понять оскорбившему, как верующие люди воспринимают его слова. Смириться — это не значит утереться. Но в драку не лезу и в суд не подаю. Если в планы Господа входит наказать богохульника, Он и так найдёт способ это сделать. А может, столкнувшись с открытой, честной, но притом неагрессивной реакцией, богохульник о чём-то задумается… 

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.