И детям, и взрослым!

Виталий Каплан о романе Михаила Логинова «Забытый пансион»

Kaplan Vitaliy_gБывают книги, прочитав которые в электронной форме, недоумеваешь: почему они еще не изданы на бумаге? Вот и с романом питерского писателя Михаила Логинова «Забытый пансион» у меня случилось то же самое. Текст, который захватывает с первой страницы и не отпускает до последней. Герои, с которыми хочется быть рядом. Ситуации, которые постоянно примеряешь на себя.

Хотя написано вроде бы и не для меня. Написано для подростков, и написано в жанре, который у современных подростков, увы, не слишком востребован — перед нами исторический роман. Время действия — 1812 год, место действия — преимущественно Москва с окрестностями, частично — Франция, частично Польша и западные российские губернии. Да, это о войне с Наполеоном. И да, это исторический роман не только в том смысле, что события разворачиваются на историческом фоне — важно и то, что исторический фон здесь не просто фон, История здесь тоже один из героев, причем главных. И, конечно, юный читатель не только будет сопереживать героям — и своим сверстникам, и взрослым — но и довольно много узнает о жизни Российской империи начала XIX века (впрочем, как и о Франции тех же лет).

Что, собственно, происходит в романе? Действие начинается в январе 1812 года в Москве. Происходит все в частном пансионе для благородных девиц — неком подобии Смольного института, только, как говорится, труба пониже и дым пожиже. Главные героини — трое девочек-подростков примерно 14 лет. Простонародного происхождения Настя Федорова (ее отец, армейский капитан, тянул солдатскую лямку под начальством Суворова и выслужил офицерский чин), дочь опального высокого сановника Таня Неледина и француженка-аристократка Жюли Дюфо, сирота (родители погибли в эмигрантских скитаниях, а тетя сумела вывезти малышку в тихую спокойную Россию). С Жюли связана семейная тайна, на которой и построена основная интрига повествования.

У девочек («душек-подружек», как они себя называют) есть, разумеется, друзья и враги. Друзья — это их сверстник, мальчик Митька, представитель, как бы сейчас сказали, московского криминалитета: Митькин дядя содержит в Москве трактир и обделывает всякие полузаконные и совсем уж незаконные делишки, к коим привлекает и племянника. А еще есть взрослые друзья в пансионе — это учитель Генрих Антонович, обрусевший немец, и повариха Васильевна. А враги — это их сверстница Катя Севрюгина, дочь олигарха — то есть уральского губернатора, владельца заводов. Наглая, вредная и циничная девица, которая всеми вертит, перед которой заискивает даже грозная начальница пансиона госпожа Лемэр. Вся первая часть романа — это война «душек-подружек» с компанией Севрюгиной и ее прихлебательниц. Война, которая представляется девчонкам невероятно важной — и которую впоследствии они сочтут глупой чепухой, увидев войну настоящую. Но до поры до времени всё им кажется крайне серьезным. Севрюгина поступила с Таней подло и мерзко, и душки-подружки разработали изощренный план мести — не менее подлый. План успешно осуществляется, мышеловка для Севрюгиной вот-вот захлопнется, но…

Но тут в мир детских обид, интриг и влюбленностей вторгается взрослая жизнь. Это и надвигающаяся война, и происки взрослых негодяев, которые охотятся за Жюли — им нужна тайна, которой, по их расчетам, девочка владеет. Происки органично вплетаются в картину войны — главный злодей, французский полковник Лош, не столько выполняет приказы своего командования, сколько действует в собственных интересах, охотится на девчонку. Осуществляет, так сказать, Хитрый План.

Далее события набирают обороты, война началась, французские войска приближаются к Москве и захватывают ее, тихая пансионная жизнь кончается, начинаются погони и схватки. В ход событий включаются новые герои — Настин отец капитан Федоров и далее, уже в третьей части, его давний полковой друг, священник Павел, ныне настоятельствующий на сельском приходе под Москвой. Об отце Павле стоит сказать отдельно — его фигура воплощает все лучшее в русском духовенстве. Человек образованный, трезво мыслящий, с правильной, как мы бы сейчас сказали, иерархией ценностей, глубоко верующий, но при этом чуждый всякой экзальтации, пафосу, с прекрасным чувством юмора.

Именно он и становится центром сопротивления крестьян надвигающимся французским захватчикам — которые показаны весьма натуралистично. Вообще, за давностью лет война 1812 года нередко представляется нам в некой романтической дымке. Кажется, что то было время благородных сражений, когда противники придерживались христианского человеколюбия… то ли дело кровавые бойни XX века! Но если обратиться к историческим источникам (что и пришлось делать Логинову в работе над романом), то окажется, что наполеоновские солдаты вели себя немногим лучше гитлеровских. Те же казни гражданского населения, погромы, грабежи, насилие — при полном ощущении своего превосходства над местными «унтерменшами». Кому-то, возможно, покажется, что для детей об этом писать незачем, что нужно беречь их хрупкую психику — но мне кажется, для детей прежде всего следует писать правду. А правда той войны была именно такой. На Россию напал жестокий враг, враг не только русского царя или русского дворянства, но и враг всего русского народа. Враг, способный на любую жестокость. И потому и получивший в ответ дубину народной войны.

Впрочем, роман Логинова — не только о занимательной, наполненной бурными событиями жизни подростков двухсотлетней давности, не только роман воспитания и не только историческое полотно. Для взрослого читателя не менее важно, что это роман о вере. Одна из важнейших смысловых линий — это личная обида Тани Нелединой на Церковь, замешанная на модном тогда среди элиты атеизме, и тяжелейший внутренний конфликт, завершившийся (благодаря пастырской мудрости отца Павла) возвращением в православную веру. Эта ее духовная эволюция показана очень тонко, без каких-либо лобовых ходов, без «роялей в кустах».

Другая линия — причем стержневая — это история Кати Севрюгиной, той самой наглой девицы, главной врагини «душек-подружек». Кажется, что гаже ее и быть не может (если смотреть на нее глазами оскорбленных ею девчонок). Но вот с нею происходит то, что в глазах всего тогдашнего общества является полнейшим падением — она спуталась с молодым человеком, гусаром, и оказалась в «интересном положении». Директриса пансиона в ярости — какой позор, какое пятно на репутации учебного заведения! И проворовавшийся папа-олигарх к тому же под арестом, значит, с девчонкой можно не стесняться. То есть — или принудить ее к насильственному прерыванию беременности (были и тогда соответствующие методы), или выгнать («рожать будешь в канаве» — грозит ей мадам Лемэр).

Кто же приходит на помощь запутавшейся девице? Те самые бывшие ее враги, «душки-подружки» вкупе с учителем-немцем, поварихой Васильевной, а далее уже и капитан Федоров с отцом Павлом подключаются. Да, грех — но тут действует православный принцип «осуди грех — и прости грешника». В итоге Катя Севрюгина полностью меняется внутренне, по-настоящему кается — не только в шашнях с бравым гусаром, но и, прежде всего, в своей жестокости, в черствости, в эгоизме. И для нее все кончается вполне благополучно — рожает здорового ребенка, и в финале даже возникает тот самый нашкодивший и пристыженный гусар, отчетливо просматривается перспектива свадьбы. Быть может, и несколько прямолинейно (в жизни подобные истории подчас оканчиваются гораздо хуже), но духовно правильно. А точнее сказать, здесь автор на доступном читателю-подростку уровне показал, как реализуется Промысл Божий.

И еще одна интереснейшая (пусть и не стержневая) линия — это мировоззренческая эволюция одного из самых симпатичных героев романа — немца Генриха Антоновича, который (не пугайтесь!) — масон-розенкрейцер. Генрих Антонович — человек добрый, хотя и местами очень наивный. Он мечтает о царстве добра и разума, он возлагает на масонство огромные упования — дескать, оно избавит человечество от нынешних ужасов и обеспечит светлое будущее («ночь темна, но рассвет близок» — масонские пароль-отзыв). Вернее, мечтал он об этом в конце XVIII века. Ужасы французской революции (масонского проекта, как ему представляется) заставили учителя задуматься и переосмыслять былые ценности. Вектор в сторону православного христианства виден отчетливо, хотя обращение в Православие остается за гранью романа. Кстати сказать, ситуация Генриха Антоновича весьма актуальна и в наши дни: когда добрые, честные люди возлагали в юности огромные надежды на то или иное мировоззрение (коммунизм, либерализм, национализм и так далее), но реальность обламывает эти мечты — и как жить дальше? Не каждому хватает решимости пересмотреть былые взгляды, многие предпочитают закрыться от реальности и существовать в уютном пространстве мифа.

И все это — увлекательная остросюжетная история для детей, историко-просветительский аспект и православная проблематика — все это под одной обложкой. Обложка, правда, пока только виртуальная. Издательские перспективы «Забытого пансиона» непонятны. Впишется ли роман Логинова в современный книжной рынок, есть ли там вообще ниша для таких книг? В одном я уверен точно: если этот роман будет издан, то найдет своего благодарного читателя.

С согласия автора мы публикуем выдержки из «Забытого пансиона» Михаила Логинова, чтобы читатели могли составить собственное представление об этом романе.

На анонсе — фрагмент картины Ивана Айвазовского «Пожар Москвы в 1812 году»

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Xariton
    Май 12, 2015 15:29

    А где эту книгу найти?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.