РОЖДЕНИЕ ФОМЫ. ЧАСТЬ 2

Интервью Первого заместителя главного редактора журнала «Фома» Владимира Гурболикова порталу «Псковское агентство информации»


— Владимир Александрович, главный редактор журнала, Ваш партнер В. Р. Легойда недавно возглавил Синодальный информационный отдел РПЦ. По сути это правая рука Святейшего Патриарха в информационной политике Церкви. Значит ли это, что журнал «ФОМА» приобретает статус неофициального органа Русской Церкви?

— Нет, не значит. Журнал создавался, как помощник для нецерковных людей и тех, кого называют «захожанами». Его концепция такова, что «Фому» трудно, невозможно сделать «органом», он просто перестанет существовать. Кроме того, ежемесячный журнал не может быстро, словно ежедневная газета или еженедельник реагировать на происходящее. А сейчас официальная жизнь Церкви и околоцерковные события невероятно уплотнились. Так что мы никак не подходим для такой роли. И, конечно, руководство Церкви, понимая концепцию журнала, не собирается ее менять.

Иное дело, что за многие годы «Фома» приобрёл значение некоего посредника между Церковью и нецерковной частью общества. Что наше издание было признаны людьми в таком качестве, и многие доверяют нашему слову. Но в этом вопросе позиция главного редактора остаётся прежней.

Просто у Владимира Романовича появились новые обязанности, и ему приходится трудиться «за двоих». Он продолжает участвовать в планировании, прочитывать тексты, внимательно читать полосы журнала перед отправкой в печать. Но это было всегда. Мы продолжаем воплощать те идеи, какие заложены были более пятнадцати лет назад.



— В последних номерах журнала выходила реклама псковского фестиваля «ХЕЛЬГА» , посвящённого Великой княгине Ольге. И Вы сами приехали на Псковщину именно в дни проведения фестиваля. Что это, поддержка исторической реконструкции?

— Интерес к молодежным движениям у редакции журнала существовал всегда. Это и скаутское движение, и движение реконструкторов. Чем особенно интересно историческая реконструкция? Мне хотелось бы начать издалека…

Мы часто в России говорим о том, что подверглись разрушению те традиции, которые помогают в деле нашего спасения. Человек спасается не только душой, но как единое существо. Спасение – это гармония духа, души и тела. Очень важна внешняя сторона, Что ты умеешь? На что ты годишься? Как ты выстраиваешь отношения в семье, с окружающими людьми?  Ответ на эти вопросы – это показатель твоей христианской «профпригодности». Спасаться можно теоретически, а можно и нужно практически. Внешние действия являются критерием – насколько ты православен! «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». (Ин.13:35)

Многие говорят: «у меня Бог в душе». Замечательно. Но любой здравомыслящий человек понимает, что для этого требуется труд. Организация пространства вокруг себя. Организация себя самого. Требуется телесная подготовка. Телесная, душевная и духовная составляющие сейчас разрушены. У меня, допустим, отсутствует опыт молитвы. Моя семья выросла в иной системе координат, и это сказывается. Нет навыка к молитве, нет привитого уклада жизни, всё даётся многократно сложнее.

Реконструкция – это один из способов постижения уклада. Это не совсем игра, не просто хобби. Я вижу, что многие реконструкторы понимают свое увлечение не как развлечение. Не как элемент ролевой игры. Если игра – то есть опасность заиграться, стать взрослым ребёнком.  На «ХЕЛЬГЕ» я ещё раз убедился, что это интерес не к игре как таковой, а интерес к живой истории.

Мне на фестивале были интересны не столько реконструкции боевых столкновений (хотя были красивые и яркие эпизоды), но сами люди. Прежде всего, захватывающие разговоры реконструкторов. В-основном два типа диалогов: о мировоззрении (а также истории, вере) и о ТРУДЕ. Второе не менее важно, нежели первое. Голая философия – этого мало. Почти каждый, кого я встречал там — мастер своего дела. Ткачи, кузнецы, керамисты, бойцы… Они умеют своими руками делать практически всё. И относятся к своему ремеслу так ответственно, как должны относиться настоящие мастера. Там не терпят лжи, они, как и археологи, не любят подделок. Они не боятся чёрной и трудной работы: то, что видит турист – это финал огромной работы. В которой участвуют и руки, и голова, и сердце.

Но что ещё более важно – это «реконструкция» этики, человеческих отношений, семейных отношений. Ситуация, которую моделируют (хотя это совсем не то слово) очень непростая, она требует упорства, верности, владения собой. Люди держат в руках оружие, – и становятся менее жестокими, умеют подавить свирепость и злость. Мужья и жёны вместе даже с детьми шьют одежду, воссоздают предметы быта – и они терпимее и добрее друг ко другу.

Это всё очень заметно.  Тут все следят, чтобы бой не превратился в банальную драку. Там найдена мера воинского мужества и самоконтроля. Люди после опасного поединка, где только что наносили друг другу болезненные удары, обнимаются – я не видел обид и зависти. То же и по поводу семей: на фестиваль приезжают ребята из разных клубов с детьми. И хорошо видно, что это – любящие семьи, что дети не лишены родительской заботы.

И ещё – особое, немузейное отношение к истории. Один парень при мне разговорился с девушкой. Он увлечен оружием нормандской эпохи, а девушку интересует совсем другое — женский костюм 19 века. И вот, человек, занятый ранним средневековьем, неожиданно выказывает немалые знания относительно «чужой» ему эпохи. Это живое историческое сознание, целостное восприятие истории, чувство истории. То, чего так не хватает большинству наших современников. Они живут МИМО веры, традиции, судьбы страны, сложенной трудом поколений…


Быть может, я сейчас говорю слишком восторженно, но мне важно то зерно, которое может прорасти благодаря сознательному отношению реконструкторов к своей миссии. От них многое зависит.

— Всё же, чем это интересно верующему человеку и православному журналу?

— Живым стремлением к связи с Традицией. Существует, неверное, на мой взгляд, представление, будто проповедь христианства обязательно должна идти в такой форме:  некто с насупленными бровями выходит перед толпой и начинает проповедовать. Нет. Всё сложнее. И путей узнавания веры намного больше.

Вот, почему фестиваль называется «Хельга»? Хельга – это скандинавское имя супруги великого князя Игоря. Но она для нас не Хельга просто, и не просто княгиня. Она – Святая Равноапостольная Великая княгиня Ольга! Бывшая язычница, выбравшая для себя и для многих подданных в стране христианский путь. Поэтому у реконструкторов, исследующих её путь, вольно или невольно подлежит осмыслению её христианский выбор. Уважая грозную Хельгу – язычницу, невозможно не искать отношения к Святой Ольге – христианке, любящей и радеющей о ближних. Это всё было частью диалога на фестивале, это присутствовало во всём. Мы недооцениваем роль Христианства в истории Руси. В этом смысле, нам нужно всем стать реконструкторами. Не обязательно одеваться в исторические одежды, – надо быть мысленным «реконструктором». Почему и как Русь стала единым государством? Как наши предки переживали трудности и одерживали победы? В ответах на эти вопросы  мы темы Веры не избежим! Именно в Ней все мотивы и корни поступков множества людей!

Для детей метод подобных ролевых игр вообще незаменим. Многие «продвинутые» учителя активно этим пользуются. Так и на Псковщине, фестиваль мог бы стать замечательным уроком из жизни Великой землячки для юных псковичей. Войдя в роль, лучше понимаешь поступки той или иной исторической личности, лучше понимаешь саму историю и роль веры в ней. Об этом говорил и Святейший Патриарх: «Мы не восприняли ещё по-настоящему веры, не совсем ещё вернулись к христианству».

Достойный пример подобного отношения к «инакомыслящим» я обнаружил здесь же на Псковщине, когда посетил Талабский Архипелаг. Это жизнь и подвиги преподобного Досифея Верхнеостровского. В 15 веке он приходит на о. Верхний (ныне это о. Белов) из Спасо-Елеазаровского монастыря. Этот остров «славился»  разбойнической шайкой, не раз грабившей караваны идущих  в Псков купцов. Нужно было обладать удивительным мужеством и смирением, чтобы жить среди жестоких людей на одном острове. Но он к тому же, оказался замечательным и мудрым человеком с широкими взглядами.

Старец Досифей не просто проповедовал разбойникам, но общаясь с ними, слушал их легенды, передаваемые из уст в уста, познавал их обряды и обычаи. И он заговорил с ними в рамках их традиции и ввел в талавские легенды, распеваемые на манер гимнов, понятия о вере, христианской свободе и Правде. Так появилось в 15 веке «Уложение Досифея», по которому жили люди на островах до середины 20 века. Поняв особенности островной жизни, учтя даже экологические вопросы,  преподобный Досифей сочетал их с православной верой, а это лучшая миссионерская проповедь. Вера + опыт людей + культура их и обычаи + природа – получилась удивительная христианская община.

— Получается, неправильно указывать окружающим на нарушение постов и правил, на их греховную жизнь. Пугать их Гневом Божиим и так далее? Это не христианские поступки?

— Долг христианина не упрекать, ни навязывать, а быть живым примером. Нельзя, чтобы слова и дела расходились. Христианином нужно быть, а не казаться… У нас много субкультур, говорящих на разных языках, имеющие разные мировоззрения – это как новые народности России. Это байкеры, футболисты, реконструкторы и так далее. Словно строится новая Вавилонская башня, и начинается новое дробление языков. И мы ещё больше отдаляемся друг от друга. В этом отношении задача Церкви и всех христиан не допустить потери связи. Остаться едиными в любви, в Боге…


— Если это все имеет государственную важность, почему на Ваш взгляд не ощущается массового движения и поддержки от властей?

— Не знаю. Тут много причин. Но одна из них – отсутствие согласия в том, что называется в политике «национальными интересами». Никто не понимает, в чём сейчас наши национальные интересы? Никак не договоримся ни об отношении к вере, ни об истории, ни о будущем. Когда не видишь перспективы, не знаешь, куда стремишься – внимание может рассеяться на массу сиюминутных вещей.

Суета поглощает, и это относится ко многим людям, вовсе не к одним чиновникам. Это не вопрос только ко власти. Например, кто сейчас для нас настоящий герой? Образец для подражания? Если мы хотим правильно расставить приоритеты, нужно правильно выбирать именно национальных героев. Кто нам полезен для воспитания как образ?

Например, та же княгиня Ольга. Ее история и даже житие не «причесанное». Она была жестокой язычницей, согласно своему времени, но важно, почему и как она переменила свою жизнь, и как это увязалось с жизнью страны. Как получается, что она не просто берет власть в свои руки, но принимает крещение и после устраивает, по слову Карамзина, «все нужнейшее для тогдашнего состояния Руси». Также и князь Владимир, его внутреннее состояние и, главное, поступки до и после принятия Христианства.

Такие образы для нации не заменимы  — это примеры мужества и надежда, что не все потеряно, что все можно в своей жизни изменить. Но насколько это осознано в обществе?

Почему День Крещения Руси празднуется только на Украине? Почему его не праздновать в России, в городе князя – Владимире? Почему село Выбуты, вотчина княгини Ольги, да и сам Псков пока не стали местом ежегодного воспоминания об этом святом человеке? Ведь удалось же привлечь внимание людей к идеалу любви — святым Петру и Февронии Муромским. И для Мурома это сослужило самую добрую службу… Но это пока не правило, и скорее, исключение из правил…

Может быть есть ещё и недоверие к местным инициативам. Все свои; все друг друга «вроде бы» знают, и не относятся друг ко другу с должным вниманием. Да и инициативные люди – они часто «неудобные». Савва Ямщиков, например, был сложным человеком для власти, его по-разному воспринимали – но это был великий человек. На самом деле, все активные и инициативные люди трудные, слишком самостийные, что ли, но их нельзя не поддерживать.  У нас и так Россия пустеет. Страшный момент! Местная инициатива очень нужна, иначе провинциальная жизнь угаснет.

Сейчас в некоторых регионах ситуация такая: едут туда на служение только священнослужители и военные, а навстречу им целый поток… не знаю даже как назвать. Беженцев, наверное. И насколько же в это трудное время следует любить друг друга и ценить местных инициативных, активных людей!..

— Спасибо, Владимир Александрович. Последний вопрос о том,  ждать ли новых сюжетов в «ФОМЕ» о Пскове?

— Обязательно. Мы вот только недавно рассказали удивительную историю Талабских островов, а именно о. Верхнего и преподобного Досифея. До того много писали о протоиерее Николае Гурьянове и острове Талабск (о. Залита), но было очень стыдно оставлять в тени такую поразительную фигуру как преподобный Досифей. Мы продолжим эту тему. Мы будем и другие сюжеты черпать из Псковской современности и истории. Поскольку это одно из поразительно насыщенных верой и верностью мест на нашей земле! И прежде всего, будем пытаться открывать по-новому имена и жизнь святых. Наши святые – это настоящие герои, которые без меча и копья, но имеющие уникальный опыт жизни. Таких героев сейчас очень не хватает…

P. S. Напоминаем, что в Пскове журнал «ФОМА» можно приобрести или подписаться по редакционной цене в Псковском Молодёжном Центре, по адресу: ул. М. Горького, 15. Тел. 56-44-44

Андрей Таскаев, специально для Псковского агентства информации. 

Источник: «Псковское агентство информации»


Фото Владимира Гурболикова.

Читайте также 1 часть интервью: РОЖДЕНИЕ ФОМЫ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.