Пост сдал

Владимир Мамонтов отправляется на чердак с воспоминаниями

Вот уже много лет масленицей и кружевными блинами для меня на сорок дней заканчивается обычное беспорядочное белковое питание, сопровождаемое хлебным и виноградным вином. «Пост, — объясняю я удивленным знакомым и друзьям, — Великий пост».

Друзья не придают этому временному перерыву обычного течения жизни особого внимания, не смущают, не испытывают.

Просто ждут моего возвращения и иногда спрашивают: зачем? Я мычу чего-нибудь проникновенное. Но вообще-то вопрос очень верный и непростой, если отвечать на него честно.

Вот и попробую, авось кому-то пригодится.

Ну, во-первых, пост удобный способ сесть на диету. Перестать трескать все, что вкусно, только потому, что вкусно и ты не можешь удержаться. Если кто-то ужаснулся такому началу моей исповеди – известно ведь, что в православном посте не отказ от еды главное, а духовные его итоги и всяческое просветление – то спешу успокоить. И этого коснемся.

Но давайте по порядку. Тут вот ведь что важно, вот какая вырисовывается зависимость: когда ты с весами наперевес борешься с лишними килограммами, ты воспитываешь в себе волю и ограничение. Очень, скажу вам, важная по нынешним временам вещь! Не я сказал «Культура – это ограничения».

Тренируешь ты не живот – голову и сердце. Поскольку начинаешь поневоле задумываться: а зачем тебе этот лишний кусок? Лишняя рюмка? Ты вправду без них не можешь – или просто потакаешь себе, толстому лентяю?

Вокруг и так полно народу, который себе во всем потакает. Сам у себя раб, человек легко развивает в себе – нет, не безотказность, это бы еще куда ни шло, и даже смиренно и благородно, а нежелание себе ни в чем отказать. Почему-то на ум пришли беглые строчки комментариев в соцсетях: как явственно видны в них люди! Одно сыплют словами, ни в чем себе не отказывая, безоглядно, спьяну и в гневе, а так же и сдуру – другие же всегда словно на посту: в их сентенциях есть начало и конец, видна работа ума и живость чувства, которая никогда не может быть заменена ни стандартным крепким словцом, ни показной резкостью. Ни бездоказательной смелостью, что идет подчас от пустого незнания жизни и предмета, о котором судят.

Странно, но порой по большому счету необременительное гастрономическое самоограничение заставляет чуть иначе смотреть на окружающую жизнь. На самого себя. Кто-то скажет: подумаешь, нехитрое психологическое приспособление, когда добровольно установсленный предел повышает собственную самооценку. Может, и так. Но когда твоя самооценка повышается не за счет лишнего и суетного, а за счет того, что ты с боями вырвал у безбрежной потребительской и эгоистичной стихии, это неплохо. Мне так кажется.

Вообще высокое тогда достижимо, когда стоит на основе простого, ежедневного, будничного. Но чтобы это вдруг ощутить со свежей силой открытия, нужны некоторые условия. Почему-то именно в ходе поста я возвращаюсь к случаям для меня печальным – или связанным с укорами совести, и проверяю еще раз: а не пора ли мне вернутся к их оценке? Отправиться на этот чердак с воспоминаниями – и дать себе ясный ответ: не задвинул ли ты в пыльный угол того или тех, кто давно нуждается в твоем прощении? Или напротив – за что прощения должен давно просить ты?

Мы устроены отчего-то так, что, расставаясь, говорим «Прощай!» вовсе не вкладывая в слово это первоначального покаянного смысла – просто увидимся нескоро, а то бы и «Бывай!» хватило. Говоря «Спасибо!» не слышим в нем «Спаси Бог!», как никто уже не слышит в «Останкино» кладбищенского обертона. Грешную жизнь, полную лукавства и лжи, предательства и стяжания мы ведем автоматически, привычным ходом, ни в чем себе не отказывая, пробиваясь к заветной цели всеми ведомыми способами… И какое горе, какая пропасть — именовать себя христианином, но обнаружить однажды, где-то на чужбине, на второй неделе православного поста, что всё тщетно: не прощал – не прощен. И из этого тупика выход только один, нырнуть в черную бездну.

Думать об этом неплохо бы в течение всей жизни, но человек слаб, будни заедают, ярмарка тщеславия не останавливает круговерти ни на мгновение. Вот и дается нам пост – что начинается для многих в облике суетной диеты (ну уже  неплохо), а заканчивается размышлениями о смысле жизни – важно, чтобы они не запоздали. Не придавили тяжелой плитой, не обрели трагической и бесповоротной окраски.

Как там говорится? Пост сдал? Ну что же, в каком-то смысле это действительно экзамен.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.