Конец света пока не объявлен

Дай Бог здоровья тем недобрым людям, которые придумали и организовали всю эту мерзость со скаканием на солее. Они, кстати, так и остались в глубокой непрозрачной тени, даже имена их нам не известны, что наводит на самые неожиданные мысли. Не считаю, что намерения этих кураторов были хороши. Но все, произошедшее в результате их действий, далеко вышло за пределы этих намерений, за границы каких бы то ни было политтехнологических проектировок. И кажется мне почему-то, что всю совокупность этих последствий никак нельзя назвать только злом. И потому – дай им Бог здоровья, несмотря ни на что. Только пусть так больше не делают.

Масштаб потрясений, вызванных этой недоброй хитренькой дурью, оказался весьма велик, для многих из нас неожиданно велик, и вот уже аналитики, журналисты и «простые блогеры» с озабоченным видом говорят о расколе. О расколе в обществе уж точно.

Раскол? Не думаю. Полагаю, в такой оценке налицо излишняя впечатлительность.

По моим личным ощущениям, нынешние потрясения давно назревали. Непотребство на солее во многом – лишь повод, а не причина. Толчок высвободил подземные напряжения, копившиеся давно.

В определенном смысле все это уже существовало в Церкви и в обществе, и мы все, люди церковные, да и многие нецерковные тоже, хорошо об этом знали. Знали о нетерпимости ко всякому разномыслию, о готовности выстроиться под единый ранжир и готовности под этот ранжир выстраивать и о многом ином, что сейчас высветилось под пронзительным жестким светом и о чем на этих страницах не хотелось бы говорить. Все эти реалии никогда не выходили на первый план, для меня уж точно, но и печалили часто и глубоко.

В последние месяцы наше собственное несовершенство лишь вышло наружу и стало обсуждаться всем миром, в том числе теми, кого мы привыкли считать «внешними» по отношению к Церкви.

И слава Богу, что это так. Убежден, что нынешнее высвобождение словесной энергии может и должно быть использовано на благо Церкви и общества.

При несомненной реальности и болезненности самых разнообразных сердечных ран, увлеченность получением которых составляла существенное содержание последнего полугода, очевидны и позитивные результаты этого времени.

Гораздо яснее, чем раньше, высветилась в публичном пространстве природа Церкви.

Это не клуб по интересам, не политическая партия, не машина производства идеологии, не кружок критиков, устанавливающих нормы художественного творчества. Мы читаем разные книги, смотрим разные фильмы и голосуем за разные партии. Мы по-разному видим будущее нашего возлюбленного Отечества. И мы не можем и никогда не сможем быть упакованы в одну обертку, идеологическую, политическую, национальную, культурную.

Но посреди нас – Христос Спаситель. И есть, и будет.

Только это дает нам силы быть вместе и любить друг друга – в меру наших слабых сил и готовности воспринять Его помощь.

И только это дает нам силы не отчаиваться от нестроений, да, многочисленных и тяжелых. Дает силы потрудиться для Церкви и благодарить Бога за то, что время от времени этот труд бывает успешен.

Еще раз обратите внимание на накал дискуссии и подумайте, почему он так пронзительно бел и горяч. С такой страстью и вниманием обсуждают лишь действительно важные вещи. После всего произошедшего стало ясно, что на самом-то деле в России для думающей, говорящей и пишущей публики нет вещи более важной, нежели наша Русская Церковь и место этой Церкви в противоречивом мире, в нашем больном и нервном Отечестве. И судьба тандема, и выборы в регионах, и повышение тарифов, и партийное строительство, и перспективы евро с долларом, и даже цены на нефть – все отступило на задний план перед жгучим вопросом о том, есть ли в Церкви Истина и соответствует ли этой Истине сама наша Церковь в ее земном изводе. Это болит и у многих из тех, кто в жизни лба не перекрестил и вряд ли скажет на память хоть одну молитву.

Тех, кто осознанно играет в этой дискуссии на понижение, целенаправленно желая причинить Церкви зло, по моей оценке не так много, хотя они есть и они заметны. Но многие люди все-таки хотят разобраться и понять, естественно, пытаясь делать это в меру своего умения разбираться и понимать. Искушение отнормировать Церковь согласно своим домодельным лекалам по-прежнему велико. Очень часто нет меры и такта. Многие совсем забыли, что такое этикет, без которого, вообще-то, не существует никакое общество. Но вот какое наблюдение увидел не так давно в сети. У нас шпыняют Церковь за несоответствие ее собственным установлениям, а на Западе в подобных случаях уже давно шпыняют Церковь за то, что сами эти установления, дескать, никуда не годятся и подлежат отмене.

Подходя к событиям последнего полугода диагностически, делаю для себя (только для себя) вполне определенный вывод.

Мы по-прежнему живем
в христианское время в христианской стране.

Так вижу.

На самом деле, конечно же, все непросто. Действительно, мы только что приняли масштабные миссионерские планы и вдруг видим, что симпатии части общества отворачиваются от нас. Думаю, ничего страшного. В долгой истории Церкви Христовой это не в первый раз. По всем очевидностям, и не в последний.

Здесь надо не зажигательные речи произносить и не руки заламывать, а сесть и внимательно подумать, сердцем и умом попытаться последовать за теми, кто сейчас уходит, удаляется от нас. Нет ли здесь и нашей вины? Пускай они «плохие», ладно. А мы-то какие?

Раскол – это видимость. Думаю, это внешняя форма прояснения позиций на пороге предстоящей серьезной консолидации, где и без Церкви не обойдется. И видится мне, что будет эта консолидация совсем не похожа ни на розовое «…вместе весело шагать по просторам», ни на ожидаемые многими марши защитного цвета. А что будет? Будет новое. То, что еще предстоит сделать нам вместе.

Нам необходимо достоверное знание обо всем сегодняшнем многообразии церковного народа – социальном, культурном, идейном. О той реальной сложности, на основании которой только и можно будет выстроить здоровую соборность. Нам необходимо трезвое понимание того, как возможности века сего, предстающие ныне перед нами в облике угроз глобального поликультурного информационного общества, могут быть обращены в наши ресурсы, в средства, которые мы сможем использовать для служения Богу и людям, для обращения к живым и свободным человеческим душам.

В давно минувшие века отцы и учители Церкви давали убедительные ответы на вопрошания своего времени. Но сейчас перед нами разворачивается XXI столетие от Рождества Христова. И наша Церковь вместе с нами вступает в эти новые, прежде никогда не бывшие времена со всеми их жесткими обстоятельствами. Перенести живое церковное наследие в нынешний день и посильным образом приумножить его, найдя внятные ответы на вопрошания сегодняшних людей, – это уже наша забота и наша ответственность.

Впереди у нас веселое, доброе и очень серьезное творческое время. Убежден, что новые общественно-политические и культурные вызовы будут осмыслены. Убежден, что Церковь даст на них творческий покрывающий ответ. Так было во все прежние века, так будет и завтра.

Конец света пока не объявлен.

Будет много работы.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.