Как и зачем контролировать Интернет?

Андрей Рогозянский продолжает дискуссию о цензуре в глобальной сети

Христиане и государство

Фото с сайта avtonom.org

Идеологическое многообразие и угрозы информационной свободе – проблемы, не имеющие однозначного решения. Полезна ли цензура в интернете и, если да, то какая? Многие считают, что государство обязано принять на себя более активную роль в этой области. Очевидно, при этом они исходят из представлений о государственности как об организационном монолите и субъекте ответственности. Другие, напротив, считают более предпочтительным режим отказа от цензуры и идеологического контроля.

Оба подхода нуждаются в уточнении. Ибо, с одной стороны, государство в какой-то момент может оказаться резко антагонистично христианам, с другой же, требование отменить  регулирование интернета и эмансипация пользователя влекут за собой перемены, которые могут стать вызовами информационной свободе.

Если мы, будучи христианами, намереваемся вручить официальным властям возможности более тщательного контроля, то, очевидно, можем сделать это  в надежде на то, что государство впредь будет стоять на стороне добра. Сейчас, с некоторым допущением это можно принять как имеющиеся. Политики провозглашают курс на поддержку семьи, традиционной нравственности, не поддерживают церковных расколов и не вмешиваются во внутренние дела Церкви. Но информационный контроль в координатах 30-летней давности – советской системы и абсолютного доминирования марксистко-ленинской материалистической идеологии – оставлял бы Церкви куда более узкие рамки. Мы  имели бы, возможно, один официальный сайт и ещё пару форумов, на которые люди попросту боялись бы выложить что-либо, за исключением здравиц руководству с одобрением мудрой политики. Вмешательство бюрократии в частную жизнь, в воспитание детей, ограничение, например, уличных собраний и проповеди несовершеннолетним, планы создания специального органа по делам религий и ныне вызывают серьёзные опасения. Кто знает, что  произойдет в сфере государственной политики десятилетие спустя?

При этом если государство, этот традиционный субъект управления, самоустраняется, сознательно дерегулирует информационную сферу и выходит из идеологической игры, тогда какова вероятность, что в установившемся бесцензурном пространстве ситуация начнёт развиваться в сторону многообразия?

Приверженцы невмешательства проявляют  легкомыслие.  Можно сомневаться и думать над тем, какой вид иметь управлению, но тезис о предоставлении интернету возможности стихийно организовываться и развиваться – это явно не лучший способ заботиться о многообразии.

Многообразие в природе

Воображая многообразие как естественное свойство, мы упрощаем картину. В окружающем мире нет закона, по которому природа однозначно приветствовала бы многообразие. Природа, строго говоря, вообще не способна ни о чём таком заботиться; отдельные же виды животных и растений предпринимают всё возможное, чтобы сделать мир более однообразным – не дать утвердиться конкурентам и утвердиться самим. Цензура условий позволяет сформироваться отдельным биоценозам: возвышенные места и жаркий климат дают лучшие возможности одним видам, тогда как болотистые и прохладные – другим. Идеологичность же, с которой человек подходит к агротехнике в границах культурного парка или сада, способна дать значительно  большее видовое разнообразие, чем можно было ожидать от природы в естественных условиях. Легко сказать: «Пускай цветут все цветы». На практике, чтобы разнообразные цветы цвели, нужна постоянная кропотливая работа. Хорошо ухоженный участок в отсутствии специальных мероприятий приходит в запущенное состояние за год-два. Сорные, более сильные растения без труда справляются со своими более нежными и менее жизнеспособными культурными сородичами.

Многообразие в обществе

То же верно и для общественных систем. Ни гражданское общество, ни культура и право при отсутствии сознательной воли и ограничений не могут препятствовать однообразию и примитивизации. Принцип laisser faire или буквально «дайте делать» апеллирует к общечеловеческому содержанию в его прогрессивной направленности, но общими для человечества являются, к сожалению, не только достоинства, но и недостатки. Апелляции к разумной умеренности с большой вероятностью повисают в воздухе. К чему приведёт, например, бесцензурное распространение в обществе игорных заведений и кредитов на облегчённых условиях? Почти наверняка требование разумной умеренности будет в итоге подавлено. Начнётся накопление долгов и переход к менее обязывающим формам деятельности. В настоящее время это в полной мере проявлено в обществах, формально стоящих на самых высоких ступенях того, что принято называть цивилизованным развитием.  Удержаться в разумных рамках удаётся немногим. Также распространение специфических культурных форм — сцен насилия, порнографии, криминальной хроники, светских сплетен, астрологии и пр. — для информационного века становится, к сожалению, заурядным явлением. А это означает, что реальное многообразие подменяется многочисленными репликами и стереотипами и, в первую очередь, в отношении восприятия собственной свободы и оригинальности.

Не быть заложниками единственного решения

Итак, обо всём упомянутом можно и нужно размышлять. Как в математических моделях и простейших играх-стратегиях ключи к разрешению ситуации могут быть разными. Но пользы ради лучше отойти от утвердившихся плоских схем: «государство есть зло» или «государственничество превыше всего». Ибо для плодотворной дискуссии нужны аргументы, а не предвзятости.

Сторонникам идеологического контроля в информсфере, в частности, стоило бы распространиться и обосновать позитивную программу. То, каким образом государственный чиновник будет способен насаждать и растить сад, а не попросту стричь под гребёнку. Противникам же цензуры следует уделить отдельное внимание, например, перспективе вмешательству олигархов, манипулирующих общественным мнением и навязывающих идеологию не хуже бюрократии. Сюжеты из 1990-х, как один медиа-магнат Березовский поссорился с другим медиа-магнатом Гусинским, свежи в памяти. Недалеки от нас и события августа 2008 г., когда международные СМИ проявили поразительную цензурируемость и координацию в подаче искажённой картины с театра грузино-российского военного конфликта.

Информационные атаки, равно как и лобби, не являются выдумкой; они существуют. А это значит, что угрозы информационной свободе разнообразны и драматичны. Для достижения unity of unlikes – единства несхожих – реального, а не записного, требуется не столько продавливание сторонами своей точки зрения, сколько единая обеспокоенность и более разнообразное действие.

Смотрите также:

В 2014 году Интернет не умрет

Неудобное многообразие

Об идеологической фильтрации окружающего пространства

Rogozjanskij РОГОЗЯНСКИЙ Андрей
рубрика: Авторы » Р »
Колумнист
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.