Златоустый мордвин

Отчего наше слово так бессильно? Говорить не умеем? А тут и не нужно особого умения.

Самую лучшую проповедь, которую я слышал в жизни, и проповедью-то и не назовешь. Выступление, что ли… Но я оратору по-хорошему так позавидовал: почему не я это произнес? А дело было на похоронах.

Как-то отпевали покойника. Мордвин лет 50-ти-60-ти. С родины приехало много земляков, где-то с полсотни, женщины были одеты в национальные костюмы. Я произнес стандартные фразы в утешение. И когда пришло время закрывать гроб, то вышел мужичок в очках, простенько одетый, и попросил слово.

То, что я услышал, было самым лучшим из всего сказанного в подобной ситуации. Нет, красноречием он не блеснул. Но была такая сила в его словах, что толпа затихла, мужики побросали сигареты. Казалось, сам воздух натянулся, как струна. Говорил он немного пафосно, «со слезой», но бесконечно искренне и просто:

«Дорогой брат, – обращение к покойнику как к живому сразу поразило меня, такого я не слышал никогда, – … наша мать больна, не смогла приехать…. не смогли и те-то… они послали меня к тебе… рыдают все… рыдает Мордовская земля…» Речь его была эмоциональной и в то же время сдержанной, и с силой.

Я стоял и думал: «Вот скажу хоть раз ТАК, то и самому помирать можно. Дело сделано».

И все же зря нас ругают за наши холодные, формальные проповеди!

 

На заставке: Lars Lönnberg, flickr.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (12 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.