«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ

Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной Южной Осетии

Над программой работали:



Ведущая – Елена Писарева



Шеф-редактор – Ольга Любимова



Режиссер-постановщик – Александр Замыслов



Редактор – Анна Буданова



В программе принимали участие:



Валерий Каболов, председатель совета Московской осетинской общины



Александр Горелик, директор Информационного центра ООН в Москве



Юрий Поляков. писатель, главный редактор «Литературной газеты»



Кирилл Бенедиктов, журналист, писатель



Николай Балашов, протоиерей, секретарь ОВЦС МП по межправославным отношениям





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мы долго не верили и до конца надеялись на лучшее, но в ночь на 8 августа в Южной Осетии началась война. Кто в ней победившие, а кто проигравшие– важно не это. Теперь, по прошествии времени, хотелось бы понять, каковы ее последствия для всех нас.



Вы смотрите «Русский взгляд», я — Лена Писарева. Здравствуйте!



В студии программы «Русский Взгляд» главный герой программы — председатель совета Московской осетинской общины Валерий Каболов.



Валерий Владимирович, добрый день!



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, почему события в Осетии называют не войной, а гуманитарной катастрофой?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Потому что войну, как правило, объявляют заранее. Воюют армии. А когда армия воюет против населения и это население находится на грани полного истребления — это гуманитарная катастрофа.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо.



В студии программы «Русский взгляд» директор Информационного центра ООН в Москве Александр Горелик.



Александр Семенович, как вы считаете, почему это гуманитарная катастрофа, а не война?



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: С точки зрения ООН, это конфликт, это гуманитарное бедствие. И Организация Объединенных Наций не может забывать о том, что мирные граждане пострадали с обеих сторон.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Об этом мы еще поговорим сегодня.



Наш следующий гость. В студии программы «Русский взгляд» — главный редактор «Литературной Газеты» Юрий Поляков.



Юрий Михайлович, здравствуйте!



ЮРИЙ ПОЛЯКОВ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, почему не война, а гуманитарная катастрофа?



ЮРИЙ ПОЛЯКОВ: Ну, а как еще можно назвать войсковую операцию с применением новейших средств уничтожения — под кодовым названием «Чистое поле», — направленную против народа, насчитывающего всего несколько десятков тысяч человек? Конечно, это гуманитарная катастрофа. Более того, это практически геноцид!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, спасибо, ваша позиция понятна.



В студии программы «Русский взгляд — журналист, писатель Кирилл Бенедиктов.



Кирилл, вы согласны с тем, что это гуманитарная катастрофа, а не война?



КИРИЛЛ БЕНЕДИКТОВ: Я согласен с тем, что это гуманитарная катастрофа, но не согласен с тем, что это не война. Это и война, и гуманитарная катастрофа, здесь нет противопоставления. Это война, которая велась совершенно несправедливыми средствами. Она велась, с одной стороны, танками, самолетами и ГРАДами — против людей, у которых было только легкое стрелковое оружие. И больше того, она велась против женщин и детей! В этом смысле это не просто гуманитарная катастрофа, это преступление против человечности.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Следующий гость в студии нашей программы — протоиерей, секретарь ОВЦС МП по межправославным отношениям Николай Балашов.



Отец Николай, здравствуйте!



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Здравствуйте, Елена!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, это гуманитарная катастрофа или война?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Я думаю, война — это, когда армия сражается с армией. А когда установки залпового огня палят по мирным жителям, это что-то большее, это катастрофа.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Вопрос ко всем участникам дискуссии. Мне совершенно непонятно, почему на Западе такое однозначное отношение к этой войне? Почему информация грузинских СМИ на Западе была однозначно принята как правда? Почему не было никаких сомнений, даже предположения, что события развивались совершенно по-другому? Как вы думаете?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Как сказал президент, системы безопасности, существующие в мире, устарели. Америка сегодня заинтересована в том, чтобы сделать на Кавказе гегемона из одного отдельно взятого государства — Грузии, вооружить его, оснастить, научить, подготовить ему план, — сделать все таким образом, чтобы это государство начало войну против России.



Это война фактически не против Осетии, а против России. Что произошло с западными СМИ? Они все выстроились в очередь, и, глядя на своего «папу», не смели говорить по-другому. Они говорили только так, как говорит «папа». Как только там риторика поменяется, увидите, весь Запад будет говорить совершенно по-другому.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Александр Семенович, почему мы до сих пор должны доказывать, что это не мы напали на Грузию, а Грузия напала на Осетию?



АЛЕКСАДР ГОРЕЛИК: Тут есть элемент, против которого трудно что-то сделать за недели или месяцы. Это то, что у России не очень хороший образ в большой западной прессе — «имидж», как сейчас говорят. Он сложился не в эти недели войны, а за какое-то время до нее.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Но, по-видимому, над созданием этого имиджа очень хорошо поработали?



АЛЕКСАДР ГОРЕЛИК: И это тоже правда.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Сейчас мы имеем это яблоко раздора. Каковы последствия такой ситуации для отношений двух народов?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Я думаю, что отношения народов будут восстанавливаться, и все те, кто не был причастен к пролитию крови, на чьих руках нет крови, вернутся и будут жить рядом.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Кирилл, вы были на месте событий. Вот мы, живущие в России, склонны думать, что и наши СМИ, может быть, не очень объективны. Насколько были объективны журналисты с той и с другой стороны?



КИРИЛЛ БЕНЕДИКТОВ: Ну, если говорить о западных журналистах, то здесь в принципе не идет речи о какой-либо объективности. Единственно известный мне пример относительно объективного журналистского расследования — это статья в «Шпигеле», но там люди работали в тесном контакте со спецслужбами, у них были объективные данные.



Что же касается наших журналистов, здесь объективности было больше. Однако мне кажется, что ни языком статьи, ни даже языком документального фильма не передать всей глубины этой гуманитарной катастрофы, всего того ужаса, который за эти пять дней пережила Южная Осетия и ее народ. Тем более, почти невозможно понять и почувствовать это людям, которые сидят в Москве в уютном кресле и смотрят картинку по телевизору.



А ужас на самом деле был, потому что, представьте себе: мирная жизнь совершенно внезапно прерывается обстрелом, без предупреждения. Это я говорю про 7 августа. Этот обстрел длится, длится и длится, люди прячутся в подвале, люди в панике. Потом выступает Саакашвили и говорит: «Я отдал приказ не отвечать огнем на провокации. Осетины замечательный народ, я очень его люблю, давайте будем договариваться. Мир – самое главное, что у нас есть!». Проходит три часа. Люди верят, что сейчас всё будет хоть на какое-то время хорошо. Они выходят из подвалов, ложатся спать, а в половине 12-го снова начинается обстрел из ГРАДов. И этот обстрел — уже, собственно, начало войны, начало вторжения. Вот этот ужас можно более-менее понять только там, поговорив с десятком-двумя людей, которые это пережили. Тогда из их глаз, из их душ начинает передаваться какая-то эманация. Все остальное без этого — просто информация: объективная, необъективная — неважно.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Отец Николай, мы говорим о православных народах. Сейчас очень многие журналисты и вообще многие говорят о том, что нет такого явления как «православный фактор». Дескать, не получилось, не сработал он в такой экстремальной ситуации.



Мы говорим о возрождении Православия. Какой была позиция Православных Церквей в эти тяжелые дни?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Позиция Православных Церквей была миротворческая. Призыв к прекращению кровопролития прозвучал из уст Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II в день начала конфликта, вскоре после того, как у нас стало известно о событиях в Южной Осетии. А Патриарх Католикос всея Грузии Илия II еще до начала военных действий предлагал, чтобы были начаты переговоры в духе уважения к истории и традициям как грузинского, так и осетинского народов. Эти призывы, к сожалению, не были услышаны.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Почему же в средствах массовой информации часто говорится, что Патриарх Грузинский поддерживает президента Саакашвили?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Конечно, у Патриарха Католикоса всея Грузии Илии II свой взгляд на историю и на сегодняшнее положение, на взаимоотношения осетинского и грузинского народа. Он определяется, во многом, тем, что он и его паства — на одной из сторон этого конфликта. Мы далеко не во всем разделяем те взгляды, которые при этом высказываются. Но важно, что и Русская и Грузинская Православные Церкви считают своим долгом служить миру и сближению народов России и Грузии, Грузии и Осетии, отношениям которых, конечно, был нанесен очень серьезный урон этой безумной политической авантюрой.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, какую роль сейчас играет Церковь в том, чтобы последствия войны как-то были урегулированы?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Церковь делает все возможное для того, чтобы оказать помощь людям, которые пострадали от этой катастрофы. Создана комиссия Русской Православной Церкви по оказанию гуманитарной помощи пострадавшим в Южной Осетии. Ее возглавляет председатель нашего церковного отдела по благотворительности и социальному служению Митрополит Воронежский Сергий.



Церковь, кроме того, старается наладить диалог с грузинской стороной, направленный на восстановление той тесной исторической и культурной связи, в которой веками жили наши народы. Это то, что признает и Грузинская Православная Церковь. У Церквей есть особенная роль в том, чтобы до основания потрясенные случившимися событиями дружественные отношения России и Грузии, русских и грузин, были восстановлены. У нас есть на это надежда, потому что наша история и культура сформированы общей для нас православной верой.



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Я бы хотел, если вы позволите, не согласиться с честным отцом и напомнить, что Грузинская Православная Церковь во главе с Илией II еще в первую войну показала свое истинное лицо. Может быть, это резко звучит, но так оно и было. Грузинские газеты опубликовали некий приказ Патриарха Грузинского, который он никогда не опровергал. Этот приказ прямо призывал к уничтожению всех не-грузин, если перевести двумя словами.



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Валерий Владимирович, я могу сказать со всей ответственностью, что сказанное вами не соответствует действительности. Грузинская Православная Церковь и ее предстоятель не призывали убивать всех не-грузин!



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Илия II предал анафеме любого, кто убьет грузина по национальности. Вот так это звучало. Вот как хотите, так этот приказ и понимайте. Я его понимаю именно так. И в Осетии его все именно так и восприняли. Илия не опровергал, что его приказ имеет именно такое значение. Он не опровергал, что такой приказ существовал. И сегодня, когда кто-то отдает приказ бомбить мой город и убивает моих людей, он не называет виновное лицо, он не говорит о том, что это неправильно!



Да, он обратился и призвал к миру. Но, может быть, потому что пришла Россия, и потому, что уже Грузия начала страдать? Может быть, поэтому он это сделал?



Илия II — это человек, который родился и вырос в Северной Осетии. Он получил там образование, воспитание. Уехал в Грузию, стал Католикосом…



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: И 8 лет жил в России, получив здесь богословское образование.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У нас есть интервью Владыки Ставропольского и Владикавказского Феофана, который в сентябре буквально полдня был в Москве и высказал нам свою позицию по поводу последствий гуманитарной катастрофы.



————————————————————



СЮЖЕТ-ИНТЕРВЬЮ. ВЛАДЫКА ФЕОФАН



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Владыка, мы наблюдали за вашей деятельностью. Вы много делали, но нас очень беспокоит, какие будут последствия того, что случилось. Ведь так столкнуть лбами православные народы, бросить такой камень раздора… Какие могут быть последствия, как вы думаете?



ВЛАДЫКА ФЕОФАН: Я не хотел бы говорить так, как говорят многие журналисты, в том числе, и вы. Все-таки народы лбами не столкнули. Да, в какой-то степени люди были втянуты, но народы, еще раз повторяю, не столкнулись. Именно этого и хотелось тем, кто затеял войну: вырыть глубокий ров между народома Грузии и Осетии, а в конечном итоге — между Грузией и Россией. Политика высшего руководства, воинствующего генералитета соседнего государства, напавшего на Южную Осетию, безумна… Это тяжелая рана, но она пройдет.



Я люблю природу. Смотришь, иногда какой-нибудь КРАЗ или КАМАЗ проедет по дороге, и остаются очень глубокие колеи, какое-то неестественное вторжение и искореживание природы. Потом проходит время, и сама природа, земля, затягивает, залечивает эти раны. Так вот, народы мудрее немудрых и неразумных политиков. И, повторяю, эта рана мудростью народной будет залечена.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: В чем нуждаются сейчас жители Южной Осетии?



ВЛАДЫКА ФЕОФАН: Мы же называем себя людьми православными. Говорят: «А какая помощь нужна?» Знаете, какая? Такая, чтобы мы не просто говорили: «Молиться будем». А чтобы в этот очень трудный период, непростой и для России, мы, народ православный, действительно начали молиться, чтобы Господь сохранил и умирил и народ Южной Осетии, и нашу великую Россию. Еще раз повторяю: это очень действенная помощь!



Святейший Патриарх Московский и Всея Руси, наш отец-Первосвятитель, обратился ко всем к нам, к верующим, с просьбой оказать и материальную помощь. Открыт благотворительный счет — номер этого счета можно узнать в ближайшем храме, — чтобы перечислить денежные средства. Нужны больницы, реабилитационные центры, школы. Надо чтобы мы, православные, по призыву Святейшего Патриарха собрали такие средства. И они уже собираются. Но, торопитесь внести свою лепту! Это будет школа или больница, а может быть, какой-то роддом, которые, как акт нашего братского отношения к народу Осетии, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, будет живым свидетельством, что мы сопричастны их горю, их скорби.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Все очень обеспокоены. Расскажите нам, какая там сейчас обстановка, какая ситуация?



ВЛАДЫКА ФЕОФАН: Самое позитивное в обстановке сегодняшнего дня в Южной Осетии — да и в Абхазии, и вообще на Северном Кавказе — это то, что прекратилась «маленькая большая война», я бы так выразился. Любят говорить: «Маленькая война». А здесь — маленькая большая война. Я — живой свидетель, я видел, что случилось с Цхинвалом, с деревнями Южной Осетии. Разбиты дома, больницы, школы. И самая большая трагедия – погибли люди. Но на сегодняшний день, слава Богу, — я не оговорился: слава Богу, — благодаря твердости нашего руководства и миротворческих усилий – нормальный термин – по принуждению к миру соседнего государства война прекращена.



Три дня назад я был в Цхинвале, а затем мы с митрополитом Сергием Воронежским и Липецким поехали в деревню Кастахи Тагурово. Идем,и сердце сжимается – дома разбиты, разграбленны… Глава села говорит: «В селе 16 человек убито». 16 человек! Идем мимо одного дома, он практически весь разбитый, сохранился только уголок. Я с содроганием задаю вопрос главе села: «Наверное, никого не осталось в живых?» Он улыбается и говорит: «Вот здесь свершилось чудо Божье». Я говорю: «Что, кто-то остался?» – «Здесь была в доме старушка». «И что, – я говорю, – она жива?». «Да, – говорит, – жива». Постучали в дверь, выходит старушка-осетинка,очень утружденная временем, но очень чистое лицо, и хорошо говорит по-русски. Я с ужасом спрашиваю: «Вы в доме были?» Она говорит: «Да, владыка, я была здесь, когда по нашему дому стреляли». «А как вы остались живы?». – «А я стала около этой стеночки и молилась: “Матерь божья, Царица небесная! Господи спаси меня, я еще немножко хочу пожить!. Я хочу пожить еще немножко…» Дом рухнул, стена, где она стояла, сдвинулась, и уголок -примерно два на три, может быть, немножко больше — остался цел, и старушка осталась жива.



Это что, не оптимизм? Это оптимизм покрова Божия! И с еще большим оптимизмом я опять иду по Цхинвалу и вижу уже играющих детей, женщину, несущую на руках своего ребенка…



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Очень хочется верить Владыке Феофану, что последствия войны, с Божьей помощью, будут все-таки преодолены.



Отец Николай, всех очень волнует судьба Православной церкви в Осетии. Каковы перспективы, что будет с осетинскими приходами?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Ну, это сложный вопрос. Вообще с развитием Православия на территории Южной Осетии были большие проблемы. Надо сказать, что со стороны Грузинской Православной Церкви, по-видимому, и до конфликта к этому прилагалось не вполне достаточно пастырских усилий. А с начала 90-х годов, после того что тогда произошло, связи осетинского православного народа с Грузинской Церковью фактически оборвались.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Давайте объясним телезрителям, которые не знают, что Осетинская Церковь официально принадлежит Грузинской Православной Церкви.



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Ну, с точки зрения православного канонического права, Южная Осетия признается канонической территорией, входящей в состав Грузинской Православной Церкви, поскольку она до недавнего времени рассматривалась как часть Грузии. То же самое относится и к Абхазии. Политические реальности сильно изменились, те столкновения и те кровопролития, братоубийства, которые произошли в начале 90-х годов, очень сильно повлияли на взаимные отношения. И хотя, конечно, Церковь призвана служить примирению народов, пока не наступило такого примирения грузинского народа ни с абхазским, ни с осетинским народом. Будем надеяться, что это дело будущего. И каноническое положение Церкви и православных приходов, находящихся в Южной Осетии, в настоящее время не урегулировано.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: К кому обращаются жители Осетии за пастырской помощью?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Иногда к священникам, которые живут в Северной Осетии, когда есть такая возможность. Бывают случаи, когда священнослужители Русской Православной Церкви, особенно осетинского происхождения, посещают свои родные места, Южную Осетию.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Люди спрашивают, какую можно оказать помощь, и что сделать, чтобы она реально дошла до тех, кто в ней нуждается?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Русская Православная Церковь продолжает свою программу оказания помощи пострадавшим в Южной Осетии. В рамках этой программы уже собрано более 25 миллионов рублей, причем эти средства поступали от епархий, монастырей, приходов Русской Православной Церкви не только в России.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я так понимаю, что обращение Патриарха было ко всем?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: В ответ на обращение Патриарха, стали поступать средства отовсюду: из Украины, Белоруссии, с Панамы, из Канады, Швейцарии – из самых разных стран, где есть наши приходы, наши верующие, где существуют наши общины. И комиссия, которая занимается этим вопросом и в которой принимает деятельное участие Владыка Феофан, изучает на месте, какие существуют потребности. Первое время нужны были предметы первой необходимости, гигиенические средства, потом семейные наборы, которые люди получали, возвращаясь на свои места, иногда в совершенно опустошенные жилища.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Говорили, что аналогов этим наборам не было.



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Я думаю, что это была очень хорошая находка. В них было всё, что нужно на самое первое время для организации домашнего хозяйства. Ну, теперь, конечно, будут новые, более серьезные поступления. Вот бытовой техникой оснастим те семьи, которые вернулись в пустые дома. В скором времени в Южную Осетию будут поставлены 15 машин «скорой помощи», из них три реанимобиля, оснащенные по последнему слову медицинской техники.



Эта программа продолжается, и мы надеемся, что она у нас не заглохнет после первых таких больших поступлений.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Александр Семенович, что можно сделать, чтобы изменить международное мнение о России? И можно ли? Или это нереально?



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Конечно, можно, и для этого немало делается. В принципе с каким-то опозданием российское руководство, в качестве контрпропагандистских мер, открылось зарубежным телеканалам, газетам и так далее. Пошли обширные интервью, которые показывали, в чем логика российской позиции. Доказывали, что это была вынужденная, с точки зрения России, мера, были экскурсы в историю, которые, конечно же, внешнему миру необходимы, потому что ему нужно знать, что такое Кавказ и где корни всех этих проблем.



Сейчас есть новая реальность, и нужно каким-то образом обходить эти подводные камни, нужно находить язык, который бы позволил ООНовцам оставаться там, если на то будет желание всех. Потому что ООНовцы — как нейтральная сила, которая наблюдает за ситуацией, — по логике, должны быть там. Так же, как и наблюдатели из Евросоюза, и ОБСЕ должны быть на южных рубежах Осетии. В общем, с точки зрения ООН, есть очень много прикладных вопросов, которые часто упираются не в законы международного права или нюансы глобальной политики, а в какие-то развязки, которые нужно находить буквально в ближайшие недели.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как отнесутся осетины к тому, что на их территории будут представители ООН?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: А как вы отнесетесь, если в вашей квартире будет человек, который вас не признает? Говорит: «Вы не человек, и я буду жить в вашей квартире!» Как вам это понравится? Я думаю, нечего им там делать, пока не определятся в своей голове.



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Уточнение: об Осетии речи не идет. ООН – это Абхазия. В Осетии организации общеевропейские – Евросоюз и ОБСЕ, они имеют прямое отношение к России, Грузии и, соответственно, к Осетии.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Но, тем не менее, что делать, если они не признают независимость последней?



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Находить какой-то вариант. Пока не признают, посмотрим. Кипрская проблема существовала много десятков лет, но как-то обходили острые моменты. ООНовцы там были, разъединяли стороны. Сейчас кипрская проблема близка к своему разрешению, потому что время пришло.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А вы верите в то, что могут признать независимость Осетии?



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Кто?



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мировое сообщество.



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Пока — вряд ли.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы вообще в это не верите, или?..



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Я сказал: пока. Нужно время.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Пока… Мы сегодня говорим о последствиях случившейся трагедии, и в завершение нашей программы я хочу, чтобы все гости в студии высказались о перспективах, о том, что можно сделать, чтобы урегулировать этот конфликт. Ваше мнение, что возможно сделать?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Для осетин неясных вопросов в этом нет. Россия признала независимость нашего государства, для нас это самое главное. Все остальные могут нас признавать как угодно долго. Сколько они хотят думать, пускай столько и думают.



Я думаю, следующая нас признает Грузия. И в этом я вижу выход из ситуации. В Грузии много мудрых людей, они сядут, подумают и поймут, куда их дорога должна вести завтра. Они изберут себе, наконец, нормального президента, который их будет вести дорогой дружбы, в первую очередь, с соседями. Они вспомнят, что они, вообще, кавказский народ, а на Кавказе принято дружить сначала с соседями, а потом уже со всеми остальными. Они это вспомнят. Саакашвилли – не кавказский человек, он вырос там, в Европе. Они будут строить отношения с Россией, с Осетией. Естественно, признают, извинятся перед Осетией за всех убитых там людей. Это будет обязательно. Я не просто хочу этого, я верю, что так оно будет. И тогда всё встанет на свои места.



А сейчас мы должны строить своё государство. Мы должны обеспечить людей рабочими местами, восстановить их жилища, похоронить всех убитых. И все обязательно встанет на свои места.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ну, дай Бог! Александр Семенович, ваш прогноз?



АЛЕКСАНДР ГОРЕЛИК: Я бы хотел сказать с точки зрения внешнего мира. Очень важно, чтобы ближайшие месяцы принесли с собой положительные изменения в Осетии. Если там будет порядок, если экономика будет развиваться, а социальная обстановка будет стабильная, то внешний мир увидит, что из того конфликта, из той войны, которая случилась, найден наименее болезненный выход. И это, конечно, будет влиять на то, как внешний мир будет оценивать ситуацию.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Юрий Михайлович, а вы что думаете?



ЮРИЙ ПОЛЯКОВ: Мне кажется, принципиально важным является то, чтобы мы признали и сделали фактом общественного сознания то, что раньше тщательно скрывалось. Распад Советского Союза не только был одной из величайших геополитических катастроф ХХ века, как сказал Владимир Путин, но, принеся суверенитет и независимость одним народам, он нанес колоссальный ущерб другим народам, которые видели своё дальнейшее существование в рамках российского государства. Но им не дали этого сделать.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Кирилл, вам слово.



КИРИЛЛ БЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что самым главным и, пожалуй, единственным гарантом сохранения мира в Южной Осетии является сильная и процветающая Россия. Усиление русского мира, усиление России как государства — это залог того, что Южная Осетия больше не станет жертвой других государств, игроков в большой геополитической игре. Если Россия не будет сильной, не будет последовательно отстаивать свои интересы и интересы братских народов, в этом регионе мира не будет. И наоборот, если Россия будет сильной и станет последовательно проводить политику по отстаиванию своих интересов и интересов своих союзников, мир будет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Отец Николай, как вы думаете, что должно произойти, чтобы осетины, грузины, русские, абхазцы вспомнили, что они, в первую очередь, православные народы?



ОТЕЦ НИКОЛАЙ: Произошла трагедия, пролито много крови. Но я не верю, что воля грузинского народа заключается в том, чтобы убивать осетинский народ. Я не верю, что воля осетин, как народа, заключается в том, чтобы убивать грузин. Я верю в то, что месть и злоба разрушают душу человека и душу народа. Я думаю, что мы все должны служить тому, чтобы культивировать не злобу, не месть, а любовь. Я знаю, что жертвы этой трагедии оплакивали в России, причем жертвы не только одной какой-то стороны. И Церковь оплакивает всех погибших, паче погибших безвинно, которые были и на одной, и на другой стороне.



Мы должны учить наши народы обращаться к самому главному достоянию, которое у них есть, к тому, что сформировало их самобытность, историю и культуру. Эта основа у наших народов общая, и мы веками жили вместе. Политики приходят и уходят. Хочется надеяться, что безумные политики уйдут скоро и надолго, а та вековая основа нашей дружбы, родства и общности, которая сформирована нашей общей верой, останется на века и определит будущие отношения между нашими народами.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо вам! Спасибо всем за то, что пришли к нам в студию.



Валерий, вы хотели еще что-то сказать?



ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ: Да, я хотел сказать, что ваша программа называется «Русский взгляд». Одна из версий происхождения названия «Русь» — от слова «рухш». Это осетинское слово, которое имеет два значения: «светлый» и «благородный». Я верю, что эта версия наиболее правильная, и не зря мои предки называли русских именно таким именем.



История взаимоотношений осетин с русскими именно такой и была – благородной и светлой. Россия трижды спасла Южную Осетию от истребления: в 1921 году, в начале 90-х и сейчас, в 2008 году.



Я желаю вашей передаче всего самого хорошего, России – мира, Осетии – процветания!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! А мы верим в то, что наше будущее — в руках наших народов, а не в руках политиков.



Спасибо всем за интересный разговор!



Это был «Русский взгляд на Осетию» и я, Лена Писарева. Продолжим разговор на эту тему у наших друзей на сайте журнала «Фома», а также на радиостанции «Говорит Москва». Что будет дальше – увидим!



«Русский взгляд» – это о России!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.