ДОКАЗАНО. ЗАНУССИ

27 марта — Международный день театра

Одним из самых заметных театральных событий последних дней стал спектакль «Доказательство» по пьесе Дэвида Оберна в постановке польского режиссера Кшиштофа Занусси. Критики и похвал в адрес постановки сказано уже немало. Мы же попытаемся обратить внимание всего лишь на один аспект, о котором почти не сказано: какую идею может раскрыть спектакль «Доказательство», если помнить, что его поставил режиссер-христианин?

Неверующий спросил у священника:
—    Вот Вы говорите, что Бог есть. Докажите.
Священник ответил:
—    Скажите, Вы свою жену любите?
—    Конечно, люблю!
—    Докажите…
Это реальный случай из жизни. Вспомнился он на премьере спектакля «Доказательство».

 Профессор Роберт — в юности был гениальным математиком. В двадцать три года совершил несколько открытий, каждое из который достойно отдельной Нобелевской премии (если бы нобелевские премии вручались в этой области). В конце жизни он обезумел, несколько лет сидел дома и фанатично исписывал тетрадь за тетрадью бессмысленными формулами, уравнениями и дневниковыми заметками.

Кэтрин — дочь профессора — бросила учебу в институте, чтобы ухаживать за душевно больным отцом. Она унаследовала от него все: и способность к цифрам, и неуравновешенность.
Хал — аспирант профессора Роберта, писал у него диссертацию. После смерти учителя проводит часы в его библиотеке — прочитывает каждую тетрадь: то ли искренне хочет систематизировать наследие гениального учителя, то ли ищет в записках сумасшедшего очередное нобелевское открытие.
Между Кэтрин и Халом возникают романтические отношения. Воодушевленная Кэтрин дает Халу ключ от ящика стола профессора Роберта — хочет поделиться с возлюбленным чем-то дорогим: «Думаю, тебе это будет интересно…» Хал находит в столе тетрадку, где на нескольких десятках страниц приведено доказательство теоремы простых чисел. Это — открытие! Хал в возбуждении от находки: оказывается, пока все считали профессора спятившим, он совершил очередной переворот в науке. Но тут Кэтрин сообщает, что это доказательство написала она сама…
Конец первого отделения. Занавес. Антракт.

…Кэтрин сообщает, что это доказательство написала она сама. Молодой человек — понимающий, какой уровень знаний предполагает такое открытие — не может не сомневаться. Ведь Кэтрин проучилась на факультете математики всего несколько месяцев.
—    Это почерк твоего отца… — говорит Хал.
—    А разве не могут почерки детей и родителей быть похожими! — отчаянно приводит аргументы Кэтрин.
—    Да, но ведь твой отец мог тебе это продиктовать?
—    Он же был безумен. Я работала в тайне от него, по ночам. Пока он не засыпал, я не могла ничем заниматься!
—    Это точно такая же тетрадь, как все остальные у твоего отца…
—    Я взяла у него одну чистую!
—    В кабинете твоего отца вообще нет чистых тетрадей…
—    Но когда я начинала писать доказательство, они там были!
Позже Хал проанализирует, что в этих уравнениях использованы новейшие математические методы, знать которые в силу болезни профессор Роберт просто не мог. Но откуда их знать девушке без высшего образования, пускай и дочке гениального ученого? При этом, если профессор и вправду гений, почему бы этим методам не родиться в его голове интуитивно? Но ведь именно рассудком он и нездоров – как же быть с этим? Вопросов много. А ответ — только один.

Слова Кэтрин, которые она обращает к Халу:
—    Ты должен был просто мне поверить…
Хал не мог. Он пытался убедиться, подтвердить, привлечь друзей-ученых, использовать алгебраические методы проверки — и либо объяснить для себя и всех остальных, что автор открытия — Кэтрин, либо опровергнуть. Он пытался доказать.
Но в руках Кшиштоффа Занусси пьеса «Доказательство» — это рассказ о том, что есть вещи, доказать которые — нельзя. В гениальность — неважно чью: девушки без образования или сумасшедшего профессора — аспирант Хал может только поверить.
Точно так же человек верит в Бога, существование которого нельзя ни объяснить, ни опровергнуть.

…Я не к тому, что Занусси ставил спектакль о вере в Бога: каждый зритель в итоге откроет в постановке что-то свое. Но когда режиссер —ревностный и глубокий католик, он оставляет — возможно, не желая того — отпечаток христианской веры на всем произведении. В нескольких интервью Занусси говорил, что в этом спектакле ему было интересно исследовать проблему нормы и гениальности. Как видно, никаких признаний о каком бы то ни было религиозном подтексте. Но что такое гениальность, как не Божий дар? И чем обосновать его плоды, как не верой в Того, кто этот дар послал?

Фото Веры Зотовой из блога «Про РАМТ»

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.