Что хрупко, то дорого

Интервью с Верой ВАСИЛЬЕВОЙ, народной артисткой СССР

Вера Кузьминична ВАСИЛЬЕВА родилась 30 сентября 1925 года в Москве. Окончив школу, поступила на завод, где работал ее отец, а в 1943 году ее приняли в Московское городское театральное училище, и в 1948 году она стала артисткой Московского академического театра сатиры, где и играет по сей день. Всенародную известность ей принес кинематограф: в кино она дебютировала еще студенткой в роли монтера в фильме Константина Юдина «Близнецы» (1945), а следующая — роль Насти в музыкальной комедии Ивана Пырьева «Сказание о земле Сибирской» (1948) -принесла ей популярность. С тех пор она снялась более чем в тридцати фильмах, стала лауреатом двух Госпремий, народной артисткой СССР, была награждена орденами Трудового Красного Знамени и «За заслуги перед Отечеством» IV степени, получила театральную премию «Хрустальная Турандот и премию имени Яблочкиной. Она была секретарем Союза театральных деятелей, занимаясь тем, что в меру сил делает всю жизнь — помогала нуждающимся, больным и обиженным.— Вера Кузьминична, сегодня все так озабочены сохранением молодости и красоты. Но вот что удивительно: когда смотришь на старые фотографии, часто видишь такие красивые лица, каких сегодня почти не встретишь, несмотря на все ухищрения косметологов.

— Да, это так. Сразу после войны можно было увидеть такие лица. Морщинистые, как печёное яблоко, обветренные, тёмные. Но дай Бог каждому из нас так лучиться! Или, однажды, я приехала в деревню, на родину своего отца, где провела детство, а потом не была лет пятьдесят. К этому времени из всех жителей там остались три старухи. И вот вышла ко мне такая баба Дуня, она вспомнила и моего отца, и меня. Очень старая, полуслепая, полуглухая, без зубов. Но как она светилась радостью, как меня обнимала: «Верочка, дорогая, родная наша, приезжай к нам, приезжай». И столько счастья было в её лице, столько доброты. Ведь не пожаловалась, что дом разваливается, мышей полно, холод, грязь, болезни. Нет, она просто радовалась встрече. Прошло много лет, и теперь я понимаю, что ничего прекраснее этого лица я не видела. Видимо, о таком вот лице и можно сказать: «лик». Теперь такие лица можно встретить в далёких, заброшенных деревушках или маленьких городках. Там, в единении с природой, в них ещё сохранились данные им Богом терпимость, безропотность и необъятная доброта — исконно русские черты.

— Почему же тогда многие во что бы то ни стало пытаются сохранить молодой облик?

— Может быть, человек, который хочет казаться моложе, делает это затем, чтобы продемонстрировать всем: я так же хорош, также влюблён, я по-прежнему легко добиваюсь того, чего хочу. Тем самым он показывает, что не чувствует никаких происходящих с ним изменений — ведь душа у него не стареет, она остаётся прежней. И в этом противоречии — основная драма.

Другое дело, что тут необходимо сохранять такт и разум. И, несмотря на молодость души, у тебя должно хватать ума не казаться смешным. Недопустимо, на мой взгляд, даже в исключительных случаях, когда радость переполняет сердце, бежать по улице, прыгать и радоваться, как ребенок.

А то, что все вокруг стараются затормозить жизнь, заметно даже на примере моей работы. Вот, изучаешь, например новую пьесу, смотришь в сноски: если раньше, в 60-е — 70-е, было написано: бабушка, 45 лет, эту роль играла актриса в возрасте, тучная, без каблуков, ходившая вразвалку. Теперь же в роли 45-летней бабушки выступает энергичная, стройная интересная женщина даже нельзя сказать, что средних лет.

— Стремление омолодиться любой ценой, помноженное на технический прогресс, породило в обществе состояние вечной игры. Принято «играть» в успешных, вечно юных, даже если это не соответствует действительности.

— К сожалению, безумное стремление быть молодым и успешным любой ценой приводит тому, что исчезает искренность, тонкость душевных качеств. Так и по жизни можно пробежать, ничего не поняв: ни своей жизни, ни того, что её окружает. Даже человечности не накопив. Всё быстрее, всё — бегом: везде успеть, дела закончить, выделить время на занятия фитнесом. Так, посмотрели на себя — живота нет, хорошо, бежим дальше… А куда прибегаем? Это мне чуждо. Такая гонка бедна и бессмысленна.

— Раньше говорили, что на старости лет самое время подумать о душе. Теперь люди изо всех сил пытаются «отменить» этот период жизни. Но смерть все равно неминуема. И как быть с душой? С каким багажом подходит человек к последней черте?

— Вот людям с таким упрощённым восприятием жизни и приходится труднее всего, когда наступает старость. Они вдруг осознают весь ужас старения — ведь в душе-то у них ничего не накоплено. В этом случае, конечно, старость загоняет человека в тупик, и он начинает из него выбираться всеми доступными ему методами.

Что хрупко, то дорого. Ведь грубые, поверхностные чувства всегда доступнее, чем чувства тонкие. Печально состариться и не осознавать этого. Жизнь ведь не такая грязная и пустая, как может кому-то показаться. Надо только остановиться, посмотреть вокруг себя и научиться радоваться.

— И все-таки мир одержимо стремится к омоложению, люди хотят до самой смерти оставаться молодыми. Правда, раньше считалось, что задача старшего поколения передать молодым накопленные опыт и мудрость. Но как быть, если все молоды? И нужно ли вообще кому-то что-то передавать?

— Да, дело старшего поколения — передать накопленный веками опыт, научить детей чему-то большему, чем: «ударили — дай сдачи!». Существуют же какие-то другие — не только с помощью физической силы — пути к победе над тем, что вызывает отвращение. Нельзя верить только в силу кулака и денег. Верить нужно в совесть и благородство человеческой души. Если между людьми есть вера в справедливость, они будут чувствовать друг друга, а значит, будут вместе. И пусть ниточки, их соединяющие, будут очень тонкими, пусть говорят, что зло часто сильнее — они не оборвутся. А ведь таких людей очень много.

Но в любом обществе прослойка интеллигентов всегда была и есть самая тонкая. А людей, которые вообще не интересуются культурой, неизменно больше, чем одухотворённых. И что уж говорить о России, если даже эту тонкую прослойку мы практически умудрились потерять; причем не просто потерять по рассеянности, а целенаправленно выхолостить могучей государственной машиной. В результате общество потеряло религию, духовность. Коммунизм, материализм вытеснил из наших душ чувство долга, благодарности, породив тем самым безответственность и неправильное понимание слова «свобода». Свобода ведь оправданна только тогда, когда внутри есть совесть. Хорошо, если что-то заложено бабушками, родителями. Я вот по своей натуре религиозна. Не потому, что постоянно хожу в церковь или соблюдаю какие-то правила. Просто ещё с рождения знала, что буду жить так и не иначе. Потому, что многое получила от предков.

— А если этого нет?

— Тогда безумный эгоизм овладевает людьми. Многие, родившись, считают, что никогда не умрут. Живут так, как будто, они всегда будут молоды, здоровы и богаты. Теряется сопереживание к окружающим, потребность помочь, чем-то пожертвовать.

Последнее время идёт много споров по поводу поиска национальной идеи. А может быть, нам надо найти любовь? Необходима любовь — к человеку, к профессии, к жизни.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.