Психологическая травма

Когда человек переживает сильное потрясение или какой-то тяжелый опыт, выходящий за рамки повседневного, специалисты говорят о травме, нанесенной его психике. Повреждение может быть настолько глубоким, что эмоциональное и физическое состояние человека не позволяют ему жить обычной жизнью. Что такое травма и можно ли с ней справиться, мы поговорили с психологом Зоей Усковой.

Зоя УСКОВА

Практикующий психолог, член Ассоциации профессиональных психологов и психотерапевтов, автор книги «Терапия оглашенных» (издательство «Никея»).

Что такое психологическая травма

Термин «травма» можно объяснить по-разному. В научном понимании — это определенное жизненное событие, которое привело к дезадаптации психики. То есть психика не смогла адаптироваться к происходящему и обработать то, что случилось — произошел внутренний разрыв: некая часть жизни человека не смогла вписаться в его картину мира. Она «разрывает» его реальность, реальность больше не целостна — это всё и есть дезадаптация. В бытовом смысле травма — это последствия события — комплекс переживаний, связанных с событием, или невроз, развившийся в результате.

И в жизни, и в литературе встречаются два термина: «психическая травма» и «психологическая травма». Оба термина верны и взаимозаменяемы, но «психологическая травма» сегодня употребляется чаще. Некоторые специалисты разграничивают эти понятия, называя психической травмой более серьезное базовое нарушение, которое приводит к психическому расстройству (вплоть до бреда, галлюцинаций и так далее). Психологическая травма — всё же менее жестокая или случившаяся в более поздний период развития, чем психическая, и ее последствиями становятся лишь отдельные симптомы, неврозы.

Важно не называть травмой всё подряд — от разбившейся чашки до серьезной потери. Когда психотерапия стала доступна людям «в норме» (а изучать и лечить травмы начинали психиатры, занимаясь исключительно пациентами психиатрических лечебниц), мы стали говорить о психологическом благополучии, психологической помощи и понятие травмы сильно размылось. Человек может опоздать на поезд и назвать это травматичным опытом. Это не правильно. Травма становится состоянием, неподъемным для психики. А просто сильная фрустрация, стресс, дистресс, неприятное воспоминание, даже если оно возвращается и доставляет дискомфорт — это еще не травматичный опыт.

Причины психологических травм

Причиной травмы может стать как единичное событие — смерть близкого, например, так и серия событий, образующая целостный опыт. Самый очевидный пример долгосрочного травматического опыта — это холодный родитель, который все детство игнорировал ребенка, или родитель с особенностью (страдающий биполярным аффективным расстройством или нарциссичный).

Основная причина психологических травм — это неготовность психики к внешнему событию, вызвавшему сильное потрясение. То есть важнее не то, что произошло, а то, как психика это обрабатывает. Не столько само событие ранит, сколько переживание, которое испытывает человек. Отсутствие поддержки провоцирует возникновение травмы, а помощь и понимание близких, наоборот, помогают адаптироваться.

Психологическая травма
Фото Aziz Acharki on Unsplash

Например, ребенок упал и сломал руку. Для кого-то это может стать интересным приключением. А кто-то два дня ходит со сломанной рукой, страдает от боли, но не говорит родителям, потому что очень сильно боится их реакции. Если рядом любящая мама, которая поможет пережить, сконтейнировать переживание, то травмы не будет. И наоборот — тяжелое отношение родителей даже из незначительного события может создать травму.

Корни большинства психологических травм — в детстве. Ребенок не способен самостоятельно пережить травмирующий опыт. Ему необходима взрослая фигура рядом — родительская или дружеская, чтобы адаптировать то, что происходит. Взрослый человек, например, может пережить смерть родителей с грустью, с гореванием, но не как травму. Когда ребенок переживает смерть родителей — это почти наверняка станет для него травмой. Неготовность психики — это объективная ее незрелость, а не инфантильность.

Не для каждого человека один и тот же опыт станет травмирующим. Существуют определенные факторы риска. Некоторые ученые проводят связь между травматизацией и складом личности — чувствительный, эмоционально лабильный, подверженный частой смене настроения, человек сильнее уязвим для травмы. Состояние стресса, депрессия и тревожные расстройства также могут провоцировать травматизацию.

Признаки психологических травм

  • Психосоматические заболевания. Этот самый первый признак. Человек может еще ничего не замечать, но у него почему-то все время болит голова, или желудок, или начинаются женские заболевания, экзема, его мучает бессонница. Травма очень сильно фиксируется в теле, и оно подает сигналы. И особенно ярко этот признак проявляется у детей.
  • Реакция на триггеры. В переводе с английского trigger — курок, спусковой крючок. То есть это любой раздражитель (воспоминание, вещь, ситуация, запах, звук и так далее), который как-либо ассоциируется с произошедшим, выводит человека из равновесия и возвращает в травму. Реакцией может стать просто повышенная тревога, а может доходить до панических атак, обмороков. Человек может почувствовать учащенное сердцебиение, дискомфорт и боль в груди, дрожь в руках, спазмы в мышцах, рассеянность внимания, ослабление мыслительной деятельности, быструю утомляемость.
  • Общий повышенный негативный жизненный фон. Человек видит вокруг только плохое, ничему не радуется, ничего не хочет. Он может быть раздраженным или грустным без причины, замкнуться в себе, а открываясь, говорить цинично, пессимистично, обреченно или равнодушно.
  • Дезадаптация в жизни — это ситуация, когда человек не справляется со своими нормальными жизненными функциями, которые в нормальном состоянии не представляют никакой сложности. Он не может выходить на улицу, не может общаться, не может вступить в отношения, в интимные отношения, не может физически кого-то касаться. Человек «не справляется со своей жизнью» из-за того, что у него настолько сильный внутренний уровень стресса.

  • Сильные эмоции:
  1. чувства вины, стыда, тревоги и страха,
  2. разочарование в людях, утрата веры в справедливость,
  3. чувство отверженности, желание скрыться от окружающих,
  4. раздражительность, агрессия.

Особенности проживания психологической травмы

Переживание травмирующего опыта может длиться месяцами и даже годами, может уходить в бессознательное и «всплывать» при воспоминании или при столкновении с ситуацией, подобной той, которая когда-то травмировала, — тем самым триггером.

В психике происходит парадокс: она прилагает огромные усилия, чтобы избежать повторной травмы в будущем, но одновременно постоянно попадает в ту же ситуацию — происходит навязчивое повторение: внутреннее или внешнее. Внешнее — когда человека постоянно бросают, например. Внутреннее — когда в мыслях, снах и воспоминаниях многократно возвращается тяжелый опыт из прошлого. Этот парадокс связан с самим механизмом возникновения травмы: когда происходит разрыв реальности, тот кусок реальности, который связан с травмой, психика стремится вытеснить, но умом человек понимает, что невозможно сделать так, будто этого опыта не было.

Психологическая травма
Фото Velizar Ivanov on Unsplash

И психика начинает сигналить: думай об этом, делай что-то, это нельзя так спокойно оставить. Она притягивает наше внимание, потому что переживания слишком тяжелы, и мы одновременно уверены, что не сможем пережить это снова, и думаем, что нам делать, чтобы смочь пережить это снова. Нам нужны какие-то внутренние силы, чтобы это не так нас травмировало.

С навязчивым повторением связано и понятие ретравматизации, или повторной травматизации. Когда человек попадет в похожую ситуацию, новая боль «бьет по старой ране». Он неосознанно сам себя повторно бросает в травмирующий опыт. Но может случиться и внешнее событие — например, у человека умирает животное, и это накладывается на детские воспоминания о смерти животного, затем на воспоминания о смерти близкого — и цепочка травм тянется, образуя каскад.

Существует еще и такой феномен, как энергия травмы. Она может быть направлена как на травматизацию, так и на жизнь. Это витальность (жизненная сила, энергия) человека, но странным образом искаженная: когда он пережил такое, что всё внутри него борется за выживание, и появляется невероятная масса энергии, невероятная сила. Очень часто это сила деструктивная, вредящая себе и окружающим. Или просто неконструктивная — человек постоянно суетится, борется, даже когда ничего ему не угрожает, и не может успокоиться. Им управляет энергия травмы.

Виды психологических травм

Не существует единой классификации психологических травм. По мере развития психологии их диагностируют всё больше и больше. Однако мы попытаемся выделить самые типичные виды, опираясь на то, каким способом они были получены и для каких возрастных категорий или социальных групп они характерны.

Говоря о психологических травмах детей, подростков или взрослых, мы понимаем, что травмы не классифицируются по возрасту. Один и тот же опыт может быть одинаково травмирующим для человека и в 5 лет, и в 40 лет. Разница будет в глубине воздействия, во внешних проявлениях, а также в подходах к работе психотерапевта.

Психологическая травма
Фото Rubén Bagüés on Unsplash

1. Самая первая травма, которую выделили у людей «в норме», — это посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). После Первой и Второй мировых войн специалисты стали замечать характерную общую особенность солдат, вернувшихся с войны: их мучила бессонница, тревога, навязчивые мысли, у них наблюдали депрессию тяжелой степени. У некоторых отмечалась неоправданная агрессия и были случаи насилия. Без помощи специалистов психологические проявления этой травмы доходили до тяжких психических расстройств.

  • Травмы, связанные с насилием. Это травмы, возникающие по причине физического, сексуального или эмоционального насилия.
  • Травмы, связанные со стихийными бедствиями: землетрясениями, наводнениями, пожарами, ураганами. C несчастными случаями на производстве, автомобильными авариями, авиа и ж/д катастрофами, техногенными катастрофами, терактами.

  • Травма свидетеля. При травме свидетеля человек не страдает физически, и со стороны может казаться, что его трагедия не затронула. Но он был настолько сильно вовлечен в произошедшее эмоционально, что его психика не смогла это «переварить». Здесь может сыграть роль и предыдущий личный травматичный опыт.
  • Культурные травмы. Это отдельная группа травм, связанная с трагическими событиями в жизни целых народов, государств, больших групп людей, с гуманитарными катастрофами: войнами, миграциями, геноцидом, голодом, эпидемиями.
  • Травмы привязанности. Это травмы, полученные в результате отношений в семье.

  • Травма отвержения. Формируется в результате эмоциональной холодности родителей, которые не принимают и не поддерживают ребенка.

  • Травма неглекта. Когда игнорируются и не удовлетворяются жизненно важные потребности человека, не способного удовлетворить их самостоятельно. Потребность в еде, в лечении, в гигиеническом уходе, в необходимых вещах, одежде и так далее. Жертвой неглекта может стать не только ребенок, но и пожилой родитель или тяжелобольной лежачий родственник.

  • Нарциссическая травма формируется, когда ребенок «не оправдывает ожиданий» родителей, родители пытаются реализовать через него собственные амбиции (в учебе, спорте, творчестве), исполнить собственные мечты (мама в детстве мечтала заниматься балетом). Это травма «неувиденности» и невозможности быть собой.

Детская психологическая травма

Подавляющее число психологических травм получено именно в детстве. Причина в том, что психика ребенка не умеет обрабатывать опыт, не может справляться сама — она еще незрелая. Поэтому специфика детской травмы в том, что она будет проявлена, в первую очередь, телесно, и чем младше ребенок, тем больше вероятность исключительно телесных психосоматических проявлений: это болезни, боли, страхи, ночные кошмары, энурез, неврозы, тики, заикание и так далее. У детей постарше присутствуют и психологические симптомы, ближе к тем, которые наблюдаются у взрослых. Они уже могут выразить свое состояние в словах, играх, слезах. Но 90 % проявлений психологической травмы в детском возрасте — это психосоматика.

Психологическая травма

Когда речь идет о ребенке — к психотерапевтической работе обязательно подключаются родители. Как правило, важнейшая составляющая детской психологической травмы — это неподдержанность отношениями: в момент травмирования рядом (физически или эмоционально) не оказалось взрослого, который смог бы помочь ребенку «вместить» его переживания, контейнировать. И психологу предстоит научить родителей поддерживать ребенка.

Первая помощь ребенку состоит в том, чтобы выслушать его, но не перегрузить собственными чувствами в связи с произошедшим. А далее, в зависимости от вида травмы, необходимо обратиться к специалистам, возможно, не только к психологу, но и к врачу, социальному работнику и так далее.

Конечно, самая сложная ситуация — когда именно родители являются источником травмы. Даже если не рассматривать особо тяжелые случаи, требующие вмешательства (когда речь идет о физическом или сексуальном насилии), домашнее эмоциональное насилие тоже травмирует. В этом случае задача психотерапевта — очень мягко показать, что ребенок страдает от того, что происходит в семье. Чаще всего родители занимают оборонительную позицию. Это понятно — невероятно сложно признать, что ты наносишь вред своему ребенку. Очевидно, что при этом собственное состояние взрослых — не самое ресурсное. Возможно, есть какое-либо расстройство или личная психологическая травма. Но в любом случае подключать родителей обязательно.

В работе с детьми на первый план выходят арт-терапевтические, игровые, ролевые методики. Рефлексия — еще не самая сформированная способность детской психики, и на нее не стоит опираться. Зато очень эффективны рисунки, истории, сказки, проигрывание, песочная терапия.

Психологические травмы подростков

Психика подростка чуть более зрелая, чем у маленького ребенка, поэтому можно ожидать, что травмы будут менее глубокими. Однако сложность заключается в том, что подросток переживает свою травму одновременно и как ребенок, и как взрослый. У него будут и телесные, и психологические проявления.

Психологическая травма
Фото Jascha Huisman on Unsplash

Но если у взрослого есть потенциал самому контейнировать то, что произошло, у подростка еще нет собственных сил справиться с тяжелой ситуацией — ему нужна опора на кого-то. Поэтому работа терапевта будет направлена, с одной стороны, на то, как подростку пойти на контакт с родителями, поговорить с ними о том, что случилось, а с другой — на укрепление его собственных сил, его самостоятельности, независимости, идентичности. Психолог должен помогать подростку «создать собственный контейнер», расширить и углубить его — то есть, помогать взрослеть.

Как понять, что у подросшего ребенка психологическая травма? Первыми признаками, как и у маленьких детей, будут телесные симптомы: болезни и боли, проблемы со сном, нейродермиты. Будут заметны уже и «взрослые» психологические проявления, которые мы перечисляли выше (ссылка на главу «Признаки психологических травм»).

Наиболее характерным для этого возраста становится девиантное, отклоняющееся от общепринятых норм, поведение. Если девиантное поведение соседствует с дезадаптацией — это явный признак психологической травмы.

Причинами подростковых психологических травм часто становятся типичные проблемы этого периода взросления. Нередки, например, травмы, связанные с выходом из семьи и ухудшением отношений с родителями, когда это принимает тяжелые формы: ребенок убегает из дома, ребенка выгоняют из дома. Вероятны травмы, связанные с сексуализацией поведения и первым сексуальным опытом.

При этом трудности в отношениях со сверстниками и родителями, проблемы в школе, поиски идентичности и своего места в мире, несчастная влюбленность — всё это может быть очень тяжелым жизненным опытом, но само по себе еще не является травмой.

В терапии психологической травмы у подростков хорошо работают способы, подходящие для детей: игры, арт-терапевтические и проективные методики, определенные методики выражения чувств — через действия, движения. Но арсенал психотерапевта значительно расширяется, благодаря тому, что уже возможна экзистенциальная работа над принятием реальности со всем, что в ней есть (страданием, несправедливостью, болью, смертью, злой волей). Терапевт беседует с подростком, может посоветовать что-то почитать, посмотреть фильм, написать рассказ, задействовать больше областей человеческого знания. Подростки любят философствовать, рефлексировать, им помогают техники, работающие на осмысление.

Психологические травмы взрослых

Травмы взрослых связаны с большими смыслами. Зрелость психики, благодаря которой взрослые меньше подвержены травматизации, чем дети, в некоторых случаях сама становится причиной травмы.

Психологическая травма
Фото Jordy Meow on Unsplash

Войны, катаклизмы, политические события — если ребенка они не затрагивают напрямую, он может их не заметить, не воспринять, то взрослый, только прочитав о катастрофе, которая случилась на другом конце света, оказывается сильно потрясен, а кто-то и по-настоящему травмирован, именно от понимания всей серьезности того, что произошло.

Очень показательный пример: взрыв храма Христа Спасителя в 30-х годах ХХ века. Для ребенка это — «бубуф!» Максимум, что его может напугать — это громкий звук. Для взрослого взрыв храма Христа Спасителя — это символическое действие, которое тянет за собой разрушение России, какой они ее знали, крушение ценностей, насилие над этими ценностями. Если говорить о войне, например, то ребенок травмируется, когда слышит взрывы бомб, голодает, переживает сильные страхи, лишения, страдания. Взрослого же травмирует само знание о войне. Мы свидетели того, как множество людей в первые дни СВО почувствовали это событие именно как разрыв мира. Ребенок не способен это воспринять, потому что не совсем понимает, что происходит, не знает истории этого процесса, что за этим стоит.

Психологические травмы родителей

Психологические травмы родителей связаны с нанесением ущерба их ребенку. Не любой ущерб, не любое переживание или страх спровоцирует травму. Родитель может столкнуться и с послеродовой депрессией, и со стрессом, даже с невротическим состоянием. События, которые вероятнее всего, будут именно травматичным опытом — это рождение ребенка с паллиативным диагнозом, тяжелая болезнь ребенка, насилие над ним, сексуальное насилие, пропажа ребенка, возможно, травля в школе, смерть.

Механизм травматизации родителя включает две составляющих. Одна из них очевидна: родитель переживает, потому что любит свое дитя. Вторая состоит в том, что, становясь родителями, мы отдаем ребенку огромную долю своего сердца и своей психической энергии, как бы вкладывая в него часть себя. То есть все, чему мы посвящаем много сил, становится некоторым объектом нас самих в мире. И родительство — один из самых ярких тому примеров. Мы психологически помещаем в ребенка большую часть себя. Поэтому, когда с ним что-то происходит, это травмирует наше внутреннее я, то есть с нами внутри происходит то же самое.

Психологическая травма
Фото Reign Abarintos on Unsplash

Мы знаем примеры, когда люди без остатка отдаются какой-то деятельности, и ущерб этой деятельности может полностью их разрушить. Когда художник творит произведение, и оно разрушается, автор чувствует крушение мира, впадает в депрессию.

Так как ребенок олицетворяет собой невинность, открытость, слабость, мягкость, то естественно, что родители проецируют на него свою уязвимую внутреннюю составляющую. Свою собственную мягкость, слабость, открытость миру, надежду на мир. Соответственно, если с ребенком случается какая-то трагедия, психологически это попадает в родительского внутреннего ребенка. Детская беззащитность резонирует с родительской внутренней беззащитностью. Если при этом родитель пережил собственную травму, связанную с отвергнутостью или насилием, резонанс будет еще сильнее, и гораздо сильнее будет травматизация.

Таким образом, специфика родительской травмы — в добавлении «психологических красок» произошедшему тяжелому событию. Человек испытывает боль за дорогое ему существо и при этом помещает в него часть себя, слабую часть себя, страдая, таким образом, вдвойне. Поэтому самая тяжелая из возможных травм для взрослого — это потеря ребенка.

Акцент в терапевтической работе с родительской травмой будет на чувстве вины, так как это чувство всегда подавляющее. Человек считает себя виновником травмы ребенка, даже если объективно это не так, ощущает вину за то, что случилось, что он «позволил» этому случиться, не смог предсказать, уберечь, защитить. Основная задача терапевта — помочь родителю простить себя.

Помощь при психологических травмах

Часто люди уделяют много внимания своему физическому здоровью, но не всегда пытаются помочь себе, когда появляются психологические проблемы. Мы склонны объяснять свое неблагополучное состояние плохим настроением, сложностями на работе или ссорой с близким человеком. Часто мы «просто не выспались», просто накопилась усталость — надо съездить в отпуск, и всё пройдет. Да, бывает, что продуктивный отдых помогает успокоить нервную систему и восстановить равновесие, но есть состояния, которые требуют серьезной психотерапевтической работы. И одно из таких состояний — психологическая травма. Необходимо признаться себе, что случившийся опыт ударил слишком сильно, и эта рана не заживет сама.

Как помочь себе самому. Советы психолога

Очень красивый пример самопомощи описал в своей книге «Перед восходом солнца» Михаил Зощенко. Эта книга стала результатом психотерапевтической работы писателя с самим собой — Зощенко задает себе вопрос: почему он чувствует себя несчастным? Пытаясь разобраться, он погружается в воспоминания о своей жизни, юности, детстве, вплоть до самого раннего, описывает свои триггеры, то, как он копался в себе и как нашел свою свободу.

Психологическая травма
Фото Japheth Mast on Unsplash

Не каждый человек, переживающий травму, способен на подобный опыт, но попытаться помочь себе нужно обязательно. Как это сделать?

  • Следить за симптомами: что со мной происходит? Замечать причинно-следственные связи. Например: у меня бессонница после того, как на меня накричат на работе.
  • Не избегать триггеров. Часто напрашивается именно такой путь — исключение из своей жизни вещей, мест, событий, встреч, которые потенциально могут ранить. Но это путь глубоко неконструктивный. Симптоматика только разрастается, человек исключает всё больше и больше и оказывается запертым в маленькой клеточке собственной жизни, где ни до чего нельзя дотронуться, всё будет вызывать травму.
  • Быть деятельным: сменить обстановку, что-то изменить в жизни, заняться творчеством, философией, начать заботиться о ком-то. Люди искусства часто идут через самовыражение. Что человеку поможет лучше зависит от того, в чем человек находит глубокий смысл.
  • Обратиться к специалисту, если самостоятельно справиться не получается.
Психологическая травма
Фото Rodion Kutsaiev on Unsplash

Среди воцерковленных людей часто встречается мнение, что верующему психологи не нужны, что любую внутреннюю проблему (да и внешнюю тоже) надо решать молитвой, исповедью, участием в таинствах, духовным руководством. И человек думает: «Раз я молюсь, исповедуюсь, следую советам священника, но легче не становится — значит, плохо молюсь, плохо следую». И этим самоосуждением только сильнее загоняет себя в угол. Но травмы, зависимости, депрессии, тревожные состояния, психические расстройства — состояния не духовные, это состояния психики. И помогают здесь, в первую очередь, психотерапия и медицина.

Помощь психолога

Сегодня популярная психология часто играет на магическом мышлении, обещая «освободить», помочь «выйти из цепей травмы». Но травма — это либо событие, либо долгосрочный опыт, и невозможно сделать так, чтобы их не было.

Задача психотерапевта заключается не в том, чтобы вычеркнуть травму из психики, а в том, чтобы проработать ее. По аналогии с телесными повреждениями, если человек сломал ногу, она без лечения может срастись криво и всю жизнь заставлять хромать, а может, при качественной помощи специалиста, срастись так, что ничего не будет заметно, только иногда на погоду будет побаливать.

Психологическая травма
Фото Gaelle Marcel on Unsplash

Ключевое в исцелении психологической травмы — опора на те смыслы, которые глубже и сильнее, чем травма. Внутри травмы человека преследует ощущение, что он не хочет в этом находиться — это не жизнь. И благодаря пониманию, что настоящая жизнь больше, богаче, а отношения с жизнью в целом более глубокие, чем с тем, что произошло, травма (та самая разорванная реальность, «не-жизнь») способна наполниться жизнью.

Есть разная степень адаптации психики к произошедшему, и психолог способен сделать так, чтобы этот разрыв реальности сросся максимально безболезненно и продуктивно для жизни. «Побаливать» иногда может, но не будет выбивать из жизни, не будет суицидальных мыслей, человек будет всё равно выбирать жизнь, справляться с ней и чувствовать себя, насколько возможно, счастливым. Такова цель работы с травмой.

Специалист помогает человеку, образно говоря, «доконтейнировать» себя, как это сделала бы фигура родителя. Помочь ему, исходя из его уже взрослого опыта, мудрости, глубины понимания, контакта с реальностью, вернуться в травмирующий опыт и как бы достроить для себя ту картину, в которой при травме тоже можно жить.

В психологии существуют разные направления и разные методы проработки травмы. Например, в когнитивно-поведенческой терапии фокус взят на устранение неконструктивного поведения, на адаптацию к реальности. Задача психоанализа — вскрыть бессознательные переживания, связанные с травмой, и вывести их в сознание. Метод внутреннего ребенка, или транзактный анализ, работает над тем, чтобы восстановить контакт между частями личности — детской, родительской, взрослой. Метод экзистенциальной психологии — это поиск внутренней опоры. Мы как бы укрепляем землю под собой перед тем, как шагнуть в «бездну». Говорим о том, что есть у человека в жизни сейчас: работа, друзья, деньги, еда, безопасность, что дает ему силы, спокойствие, ресурсы. Человеку важно почувствовать прочную безопасную реальность. Если его реальность небезопасна, и опор в данный момент недостаточно, не стоит идти в проработку травмы. Если опоры надежные — можно двигаться на углубление, то есть в воспоминание, проживание своей травмы.

Потихонечку проживая свои чувства при поддержке специалиста, человек будет успокаиваться, хотя боль, грусть, конечно, будут сохраняться. Но он будет чувствовать себя более свободным, видеть больше пространства и возможностей в жизни. Погружаясь при помощи психолога в глубину невыносимости переживания, человек медленно, но верно делает его выносимым.

0
8
Сохранить
Поделиться: