Я — не свинья, свинья — не я

Снова о чувстве собственного достоинства

«Чувство собственного достоинства». Огромный камень преткновения, с которым сталкиваются (иногда расшибаясь) люди, приходящие в Церковь. Светская культура, на которой мы воспитаны, всегда превозносила это чувство. «Мы не рабы, рабы — не мы», «лучше умереть стоя, чем жить на коленях», или, если надо интеллигентнее, то окуджавское: «Совесть, Благородство и Достоинство — вот оно, святое наше воинство». Человек без чувства собственного достоинства — это, как мы знаем, ничтожество, холуй, подлец, от которого всего можно ждать.

И вот мы вдохновляемся Евангелием, перед нами раскрывается Небо, мы приходим в Церковь… и начинается… Тебе сразу объяснят, что ты более не Иван Петрович, а раб Божий Иоанн (причем слово «раб» ты по умолчанию будешь понимать в традиционном, историческом смысле), ты ощутишь на себе всю мощь слов «послушание» и «смирение», ты и из книг, и от добрых людей узнаешь, что никакого своего достоинства в тебе нет и не было, а есть одни лишь грехи, из коих наиглавнейший — гордыня. Ничего ты из себя не представляешь, существуешь на этом свете только по милости Божией, а малейшее твое несогласие быть «тварью дрожащей» воспринимается как тщеславие, гордыня, а то и прямое богоборчество.

Я сейчас описываю крайний случай — обычно все бывает помягче, культурнее. Тем не менее, тенденция именно такова — неофиту обязательно внушают, что его представление о чувстве собственного достоинства в корне неверно, что оно выросло на почве безбожия и обильно полито гордыней.

Да, в этом есть правда. Действительно, в безбожном мире именно человек —мерило всех вещей, а когда уверуешь и поймешь, что мерилом все же является Бог — тогда приходится подвинуться, и прищемленная гордыня, конечно же, начинает пищать. Это ведь непросто признать: я такой умный и красивый не сам по себе, а потому что Бог дал мне Свои дары. Нет, хочется, чтобы Бог тут был не при чем, а всему хорошему во мне я был обязан себе самому… и все остальные тоже должны мне быть за это обязаны, все должны меня ценить: какой молодец, какой прекрасный made you self! Звучит, конечно, смешно, хотя до понимания, почему это смешно, надо еще дорасти.

Но это — не вся правда. Потому что в любом человеке есть не только грех, не только низости и гадости. Когда мы читаем в покаянном каноне «якоже бо свиния лежит в калу, тако и аз греху служу», надо понимать, что это поэтический образ, а не констатация медицинского факта, не буквальное уподобление человека свинье. Помимо греха, помимо «семени тли», есть в человеке и образ Божий. Есть неотъемлемые Божии дары — свобода воли, разум, способность к творчеству, нравственное чутье. Да, после грехопадения прародителей человеческая природа испорчена и все эти дары запачканы, повреждены — но не сведены же к нулю! Человека тянет ко злу (тут очень удачно церковнославянское слово «удобопреклонен»), но он способен все же противостоять этой тяге, способен развивать полученные от Бога дары. И да, действительно, человек в значительной мере сам себя делает, сам себя поднимает или опускает. Бог — чаще всего незаметно — помогает ему подняться и препятствует опуститься. Но если бы человек ничего не делал сам, не совершал бы усилий, не реализовывал бы свою свободу — то он был бы не человеком, а животным.

Поэтому речь должна идти не о том, чтобы лишить человека чувства собственного достоинства — а о том, чтобы вместо безбожного представления о собственном достоинстве у него было бы христианское представление. То есть мое достоинство — оно не только мое, все мои достижения — это плод моего сотрудничества с Богом. Без Бога я никогда бы не добился этого, но и без своего труда я бы тоже этого не добился. Впрочем, не стоит гордиться собою — потому что если трезво взглянуть на себя, непременно увидишь: мог бы сделать еще больше, если бы не ленился, если бы не боялся, если бы не тупил…

Более того, считать себя только «свинией в калу» и более ничем — это своего рода метафизическая истерика, это желание снять с себя ответственность. Бить себя кулаками в грудь и посыпать голову пеплом — гораздо проще, чем развивать дары, полученные от Бога. Это логика раба из притчи, зарывшего свой талант. Или как в школе, когда ученик вопит: «я тупой, я ничего не понимаю, ставьте мне двойки, выгоняйте меня на фиг, пойду вагоны разгружать, раз уж мозгов нет». Тут не мозгов нет, а мотивации. Закатывать истерики куда легче, нежели спокойно и последовательно наверстывать пропущенный материал.

Бог не призывает нас считать себя тварями дрожащими, равно как и «право имеющими». Если мы считаем, что никакого достоинства у нас, жалких червей, нет и быть не может — так ведь Он рано или поздно спросит: «лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью» (Мф. 25:26-27). Иначе говоря, а почему это у тебя нет достоинства? Куда оно делось? Почему ты не постарался его получить? Почему не развивал полученные дары? Твое достоинство — оно ведь не только твое, но и Мое… И отвечать будет страшно, потому что — всё правда.

И другой поворот этой темы: если мы не признаём в себе человеческое достоинство — это значит, мы не признаём его и в других. Если мы считаем себя ничтожествами — то кем считать остальных? Это вполне понятно: ведь между нами, людьми, нет каких-то качественных, онтологических различий. Глупо думать, что вот только у меня достоинства нет и я один — грешная тварь, а все вокруг меня — иные. Праведные, великие… Нет уж, тут сразу срабатывает логика «все одним миром мазаны».

Вот и получается, что если мы к себе относимся как к упоминавшейся уже «свиние», то и в остальных мы вправе видеть свиней. Зачем их, ближних и дальних, уважать, зачем выручать их из беды, зачем считаться с их чувствами, если они — такие же свиньи? Тогда и заповеданные Господом милосердие и любовь должны заключаться лишь в том, чтобы разъяснять людям, какие же они свиньи. Собирает, например, человек деньги на лечение тяжело больного ребёнка — и получает вместо денег назидание о том, какой он мерзкий грешник потому-то и потому-то. Приходит, например, человек впервые в храм, ждет помощи, участия — а сталкивается с поучениями: не так стоишь, не так одет, ну-ка, быстро смирись до зела… Приходит восьмидесятипятилетняя старуха на костылях на исповедь, а молодой батюшка, только-только из семинарии, на нее орет: «пила, говоришь, молоко в пост? А ну вон отсюда, грешница!». Последний пример, кстати, — не полемическое заострение. Все так и было. Ну а как же! Надо же смирять грешников! Ишь, возомнили о себе!

…В общем, вся заковыка с этим «чувством собственного достоинства» — только в понимании слова «собственное». Если собственное — означает исключительно мое, без малейшего участия Бога — тогда нам с таким достоинством действительно не по пути. Если же «собственное достоинство» — это плоды духа, если это — результат соработничества с Богом, то такое достоинство нужно всячески уважать. И в себе, и, главное, в других.

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Декабрь 14, 2012 9:33

    Спасибо Вам, уважаемый Виталий, за статью.
    Такие публикации — простыми словами о главном — безусловно нужны людям. Если человек не размышлял раньше о сказанном Вами, то чувствовал это подспудно. Особенно полезны такие рассуждения для новоначальных.
    Однако, должен не согласиться с логичностью следующего Вашего посыла: «…И другой поворот этой темы: если мы не признаём в себе человеческое достоинство — это значит, мы не признаём его и в других…» Вот с этим даже атеистически настроенный человек не всегда может согласиться, а уж для верующего так это и вовсе противоестественно. Если я плох, недостоин, слаб, грешен и т.п., так из этого вовсе не следует, что окружающие меня такие же. Наоборот, я вправе смотреть на окружающих именно как на чистых, высокодуховных и светлых людей. Все поступки слова и мысли окружающих (даже постыдные на первый взгляд) православный обязан интерпретировать только с позиции чистоты оппонента.
    Не так ли?
    С уважением,
    Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.