Тында

Город вечных романтиков

Судьба страны решается не только в Москве и больших региональных столицах. Игнорировать это — значит отгородиться от важной части нашей общей реальности. Недаром среди жителей мегаполисов уже не первый год растет мода на внутренний туризм с целью ближе узнать свою страну. У некоторых из малых городов России славное прошлое, но сегодня они переживают не лучшие времена. В некоторых — жизнь кипит с прежней силой. Но все они одинаково важны для понимания того, как возникла, сформировалась и живет сегодня наша страна. А значит, самое время узнать эти города в лицо. Читайте в проекте «Фомы» — «Малые города  — герои России».

Тында как город имеет очень маленькую изнанку, никаких тебе километров унылых складов, промышленных пейзажей и гаражных массивов на подступах к нему. И когда, сидя в поезде, за очередным поворотом видишь белоснежные многоэтажки в низинке среди густо-зеленых сопок, испытываешь мгновенное удивление и восторг — так ловко вписались эти человеческие творения в здешнюю природу.

towns_213

Медвежий край

Поселение здесь существовало с 20-х годов XX века: сначала просто как зимовье, где обитали золотоискатели и охотники, потом как полноценный поселок, получивший название Тындинский. Название пошло от эвенков, коренных жителей севера области.

Проект строительства Байкало-Амурской магистрали появился в 1930-е годы прошлого века — руководство страны решило освоить нехоженый край и протянуть железную дорогу между поселком Уруша в Забайкальском крае и селом Пермское, ныне Комсомольском-на-Амуре. Предполагалось, что строить дорогу начнут в 1933 году — и закончат через два года, однако в итоге на завершение проекта понадобилось 49 лет.

Но не будем забегать вперед. Все планы БАМа существовали на бумаге — там, где должна была проходить железная дорога, земли практически не были освоены. Вольных строителей не удалось завербовать в достаточном количестве, и к решению вопроса привлекли ОГПУ. На севере Приамурья был создан Байкало-Амурский исправительный лагерь, печально известный как БАМлаг. Прибывших ссыльных встречала тайга, вечная мерзлота и 50-градусные морозы — послаблений людям не давали ни природа, ни советская власть.

Николай Гусев, Яндекс

Николай Гусев, Яндекс

Однако с началом Великой Отечественной войны строительство магистрали пришлось заморозить. На тот момент железнодорожные пути были проложены всего на двух участках, с которых незамедлительно сняли рельсы, мостовые фермы, и все это отправилось на запад страны, в места крупных военных операций. Например, на строительство железной дороги от Сталинграда до Свияжска, которая в итоге повлияла на исход Сталинградской битвы.

bredford68, Яндекс

bredford68, Яндекс, Шепелев Сергей

Проект БАМ замер на неопределенное время — после войны было не до него. И о строительстве Байкало-Амурской магистрали вновь зашла речь только в середине 60-х годов. На тот момент поселок Тындинский представлял собой вполне мирное и спокойное поселение. Да, медвежий край. Да, морозы и далеко до цивилизации. Но люди здесь были сильные, привычные ко всему, недаром из ссыльных. А кто сильным не был, тому приходилось им становиться.

kor70wet, Яндекс

kor70wet, Яндекс

В конце 60-х, когда в Москве зашуршали извлеченные из архивов бумажки со словом БАМ, в поселке появилась своя музыкальная школа — признак грядущей цивилизации. Многие из ссыльных были людьми образованными и интеллигентными, и подрастающее поколение перенимало от родителей стремление к духовному развитию.

Первое время дети занимались в небольшой бревенчатой избушке, посреди которой стояла огромная печь, настоящее спасение. Морозы держались под 50 градусов, и ребята, приходившие на занятия, сначала отогревали пальчики в печной «духовке», или, как ее тогда называли, «каховке».

Новорожденный город

Строительство Байкало-Амурской магистрали было окончательно утверждено, и вот наступил знаменательный 1972 год. Началась Всесоюзная стройка.

В поселок начали приезжать строители. Сначала чуть-чуть, потом все больше и больше. Ехали семьями, бригадами, приезжали одиночки-энтузиасты. Людей надо было куда-то селить, для них на скорую руку возводились щитовые и «засыпные» дома. Назывались они времянками: брались два щита, между ними засыпали опилки, строительный мусор, стекловату, пенопласт — что было под рукой. Тогда это жилье казалось вполне пригодным, но временным. Однако эти домики и по сей день «украшают» окраины Тынды, и в них по-прежнему живут люди, и оправдывается любимая многими россиянами фраза «нет ничего более постоянного, чем временное»…

Olga-nic2007, Яндекс

Olga-nic2007, Яндекс

Семейные люди везли с собой детей, местная школа переполнилась быстро, и в Тындинском начали на скорую руку возводить школы. В этот период закладывалась инфраструктура будущего города.

Так сейчас выглядит один из самых юных российских городов, расположенный на самой границе Амурской области и Якутии. В этом году ему исполнилось ровно 40 лет.

spamique, Яндекс

spamique, Яндекс

В 70-х годах прошлого века Тында прогремела на всю страну. Здесь начиналось строительство Байкало-Амурской магистрали, и необходим был город, центр управления — именно это и стало причиной рождения города. Поколение, росшее в те годы, до сих пор помнит громкие эпитеты, которыми награждали Тынду и БАМ: «крайняя точка Москвы», «железный путь», «всесоюзная стройка».

Такова официальная и в общем-то правдивая версия создания города. Но на самом деле все началось намного раньше: и Байкало-Амурская магистраль, и сама Тында. 

spamique, Яндекс

spamique, Яндекс

Между тем БАМ гремел на всю страну. Студенты-комсомольцы мечтали попасть туда, где создается история. А тем временем между деревянными избушками, где жили «коренные» тындинцы, все было перерыто, вдоль улиц прокладывали коммуникации, и среди всего этого лавировали огромные КАМАЗы с щебнем, землей, песком, дровами… Население поселка — который получил официальный статус города и стал гордо именоваться Тындой только в 1975 году, — начало расти в геометрической прогрессии. К концу 1970-х годов оно перевалило за  50 тысяч человек. И что это были за люди!

temich312, Яндекс

temich312, Яндекс

Даже сейчас, в прагматичные 2010-е годы, в нынешних жителях Тынды, в самом городе ощущается та атмосфера, в которой его возводили. Ведь на стройку века ехали не просто инженеры, учителя, врачи, статистики, инженеры, железнодорожники, архитекторы — в первую очередь это были романтики, энтузиасты, для которых казалось естественным покинуть удобные и привычные условия, променяв их на один из самых холодных российских уголков. Выдерживали не все, но большая часть оставалась.

vetldenis, Яндекс

vetldenis, Яндекс

«Когда в марте 1978 года мы приехали на БАМ, стояли суровые морозы, столбик термометра опускался ниже 40 градусов. Первое время было очень трудно. Но пришедшая после морозов весна мне запомнилась навсегда. В мае грянула жара, 30 градусов выше нуля, зацвел багульник, сопки были абсолютно розовыми, и я восхищалась красотой этих мест. Тогда я поняла, что влюбилась в Тынду…» — вспоминает жительница города Галина Вородюхина.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

А еще эти люди были молодыми. И не только стройка кипела в «новорожденном» городе — кипели страсти, начинались влюбленности, игрались свадьбы, рождались дети.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

Эту возвышенную сторону нашей жизни как нельзя лучше отражают простые цифры. Если до 1972 года в поселке в среднем регистрировали 70 рождений и 30 свадеб в год, то в 1978 году на свет появились 1004 малыша и 629 пар вступили в брак. Но все рекорды «урожайности» побил 1986 год, когда местный ЗАГС зарегистрировал рождение 1444 малышей.

В ту пору в Тынде работало немало выходцев из Украины, Белоруссии, Таджикистана, Узбекистана, и межнациональные браки были привычны явлением.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

А как игрались эти свадьбы! Пожалуй, такой романтики не сыскать было ни в одном уголке СССР. Да и сейчас вряд ли отыщешь. Свадеб было очень много, шумных, простых и очень веселых. В то время в городе было всего две улицы и очень мало легковых машин. На празднование съезжались на КАМАЗах, «Магирусах», автобусах, украшая мощные машины чем Бог послал. Обычное дело: едет КАМАЗ к  загсу, в кузове стоит невеста, фата развевается, а вокруг — грязь, люди в резиновых сапогах….

Люди битком набивались в однокомнатную квартиру — под ЗАГС выделили помещение на первом этаже первого многоэтажного дома в Тынде — стояли, как селедки в бочке, ни о каком шампанском и речи не шло, для этого просто не было места.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

Впрочем, романтика романтикой, но после того, как возникала ячейка общества, бытовые вопросы вставали ребром. Судьба тындинцев баловала — пока к стройке были прикованы взгляды всей страны, а главное, ее руководства, город буквально купался в продуктовом и промышленном изобилии — а также культурно-духовном, так как именно сюда ехали крупные звезды, советские и зарубежные, сюда приезжали известные ансамбли и доставлялись книжные новинки. Между тем жилья хватало далеко не всем, хотя к 1983 году в Тынде было сдано большинство 5-ти и 9-тиэтажек. И, нарушая все планы, строительство решили продолжать. В 1986 году сдали последние дома невиданной для области высоты в 16 этажей.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

Уже позже, в самом начале смутных 90-х, в Тынду пришло и православие. В 1970-1980-х годах комсомольцы-энтузиасты, строители БАМа, религией особо не интересовались. Однако когда люди прижились, признали Тынду своим домом, многие горожане ощутили потребность в вере. В 1990 году, в августе, в городе был образован приход Святой Троицы. В 1992 году ему выделили здание бывшей библиотеки, и почти семь лет горожане приходили в маленький уютный дом в конце Красной Пресни, центральной улицы города. Количество прихожан росло, и в 1998 году началось строительство Тындинского кафедрального собора в честь Животворящей Троицы. Этот великолепный храм высотой почти 30 метров возвышается в самом сердце города, на перекрестье улиц Красная Пресня и Профсоюзная.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

В 2001 году строительство завершилось, и тындинская община перебралась туда, а на месте бывшего прихода устроили Покровский женский монастырь. Надо сказать, Свято-Троицкий храм имеет особое значение для всего Тындинского района, так как он пока единственный. Поэтому духовенство прихода регулярно выезжает во все притрассовые поселки, окормляет верующих.

Вся прелесть перемен

В 1986 году наш городок на себе ощутил все прелес­ти перемен, охвативших страну. Недостроенные объекты заморозили, изобилия убавилось, работы перестало хватать. Кто не успел получить квартиру и переехать из времянок, так в них и остался. Постепенно вслед за материальным благополучием схлынуло и ощущение избранности. В 1990-е годы люди начали уезжать из города, возвращаться к своим корням, туда, откуда приехали на «стройку века», на которой так задержались. Это было больно — многие обзавелись семьями, успели вырастить детей и создать себе, как сейчас принято выражаться, «подушку безопасности». Население города постепенно уменьшилось с более чем 60 тысяч человек до 30 тысяч.

gull-tiana, Яндекс

gull-tiana, Яндекс

Однако жизнь на этом не остановилась. Да, она стала трудней. Тында перестала быть сердцем БАМа, постепенно, к нулевым годам, главное железнодорожное управление перенесли в Хабаровск, транзитных поездов стало намного меньше… Но! Всегда есть «но», и в случае с Тындой оно несет положительный оттенок. Городу пришлось трудно, пришлось привыкать к самостоятельной жизни, уже без мощной градообразующей структуры, какой являлось железнодорожное управление.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

Однако жизнь в этом городе по-прежнему сохраняется и по-прежнему удерживает особый баланс между таежной романтикой и прагматичностью, столь привычной в наше время. И по-прежнему, когда едешь в город на поезде (аэропорт, к сожалению, уже давно закрыт), наблюдаешь удивительное зрелище: час за часом — сплошная тайга и речки с прозрачно-коричневой водой, где и летом встречаются островки льда, а из признаков цивилизации — электроопоры вдоль железной дороги и заброшенные будки путейцев.

Фото Николая Вертеховского

Фото Николая Вертеховского

А сами тындинцы давно привыкли к особенной, самобытной жизни здесь, среди лесов и сопок, и не обращают на нее особого внимания. Например, рассказывая про медведей, гуляющих по улицам, практически ничего не преувеличивают: весной разбуженные и голодные звери действительно бродят по окраинам города, представляя собой немалую опасность. А иногда горожане, бывая в других краях, шутят: «Другие на оленьих упряжках ездят, а наша семья бедная, мы на поезде приехали…»

На заставке фрагмент фото Николаия Гусева (Яндекс).

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Наталья
    Июль 18, 2017 18:22

    Очень понравилась статья.Мы жили в Тынде 1987-1993 г.

  • Наталья
    Июль 18, 2017 18:28

    С большим интересом читала статью.Мы жили в Тынде 1986-1993г.К сожалению были вынуждены уехать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.