«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – ТЕЛЕВИДЕНИЕ

«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной телевидению.

Гости программы:

Александр Любимов, телевизионный продюсер

Протоиерей Алексий Уминский, ведущий программы «Православная энциклопедия»

Ксения Бородина, ведущая реалити-шоу «Дом-2»

Николай Лукинский, юморист



Над программой работали:

Ведущие – Дмитрий Дюжев и Елена Писарева

Шеф-редактор – Ольга Любимова

Режиссер-постановщик – Александр Замыслов

Редакторы – Александра Колтунова и Ксения Лученко







ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: «Русский взгляд на современное телевидение в России» — тема нашей программы сегодня. Я — Дмитрий Дюжев. Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте, я — Лена Писарева. О криминальных хрониках в новостях, юмористических программах, реалити-шоу, о том, что смотрят и кто это показывает, мы и поговорим сегодня.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Если говорить о том, как советское телевидение вдруг стало новым, тем телевидением, которое есть сегодня, то, в первую очередь, следует упомянуть программу «Взгляд». Именно она стала прародительницей всей современной телевизионной журналистики. В студии «Русского взгляда» — один из отцов-основателей этой программы Александр Любимов.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Здравствуйте, Александр! Проходите, пожалуйста.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Александр, как всё это начиналось? Сложно было быть такими первопроходцами, основателями нового телевидения?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Ну, нас все-таки туда пригласили. Мы не были отцами-основателями, мы, скорей, были детьми и продуктами.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Теперь вы это никому не докажете. К вам уже сложилось такое отношение.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Мы искренне старались делать то, что было возможным. Честно говоря, сейчас то, что показывал «Взгляд», выглядит ужасным, с точки зрения современного телевидения. Непрофессионально!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Не соглашусь с вами. Может быть, иногда и кажется, что это не очень профессионально, но ты переносишь себя в то время и вспоминаешь, какими глазами ты это смотрела и какими глазами смотрела вся страна.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Знаете, все-таки по тому, что говорилось в этой программе, можно считать людей, которые ее делали, чуть более смелыми, чем другие, но не более того. Потому что всё, что мы говорили, озвучивалось на кухнях в интеллигентных, полуинтеллигентных и совсем неинтеллигентных семьях последние тридцать лет. И в этом смысле, некоторая безыдейность современного телевидения — это, может быть, такая пауза, за время которой должен накопиться потенциал каких-то новых идей для России. Тогда их было очень много!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Если говорить о цензуре, то как вы считаете: нужна она сегодня нашему телевидению? И если да, то в какой мере?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Цензура — очень вредное, мне кажется, понятие. Это слово многие произносят, но понимают его по-разному. Я думаю, что телевидение могло бы уделять чуть больше внимания нравам, их улучшению. Но, с другой стороны, я понимаю, что люди, которые делают телевидение, похожи на тех, кто его смотрит. Бессмысленно предполагать, что те, кто приходит и его делает, живут в другой стране и черпают свои идеи, мысли, эмоции, представления из другой действительности.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Говорят, что люди, которые делают телевидение, сами не смотрят телевизор.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Все по-разному. Я, например, смотрю.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Бытует мнение, что телевизионщики живут в каком-то своем, придуманном, виртуальном мире…

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Не знаю. Я не могу говорить про телевизионщиков вообще, я могу сказать про себя. Я много смотрю телевизор. Я смотрю даже — наверное, удивлю вас — такие программы, как «Аншлаг», «Дом-2»…

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: И «Комедии-клаб»?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: «Комедии-клаб» — обязательно!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А почему вы смотрите эти программы? Я очень удивлена, что вы смотрите «Дом-2»!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Мне хочется понимать зрителей. Мне хочется понять, почему люди это смотрят. «Дом-2», очевидно, является лидером для возрастной группы от 18 до 35 лет. Видимо, это определенный способ коммуникации для людей в молодом возрасте.

Приведу такой пример. Когда молодой человек еще не умеет ухаживать за девушкой, он может пригласить ее в кинотеатр. Там они садятся рядом и через экран, через мысли актеров, их эмоции находят понимание друг друга. Это способ коммуникации.

Так же и с передачей «Дом-2». Если я правильно понимаю, это способ коммуникации для целого поколения.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Это действительно так! Я долгое время не понимал, почему люди это смотрят. А одна моя знакомая с психологическим образованием говорит: «А ты посмотри: там же представлены психологические схемы людей, этакие типажи. После просмотра подобных реалити-шоу ты начинаешь понимать схемы общения людей».

Александр, скажите, когда вы смотрите передачу, вы сразу определяете, рейтинговая это программа или нет?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Нет. Не зная рейтингов, я не могу сказать, популярна эта передача или нет.

Я думаю, в нашей специальности можно очень стараться, можно сделать все «на пятерку», но финальную оценку все равно ставит зритель. Так же и с культовыми фильмами. Если посмотреть с точки зрения профессии на фильм «Белое солнце пустыни», то это средненькая работа. Там все многократно переделывалось, фильм не получался. А потом он стал культовым!

Кто решает, почему один фильм становится культовым, а другой нет? Только зритель.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Александр, а что вам активно не нравится в современном телевидении?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Как и в обществе, так и в телевидении я понимаю, почему телевизионщики, делая некоторые шоу, эксплуатируют комплексы людей или их страхи. Но мне это несимпатично.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Например?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Эксплуатируются комплексы, которые позволяет достигать рейтинга. Я стараюсь, чтобы в наших компаниях таких шоу не делалось. Но, вспоминая всю бурную историю наших шоу с 87-го года, я вам скажу, что мы тоже делали много вещей, за которые мне сейчас стыдно.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Например, за что?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Представьте себе 88-й год. Мы показываем любительскую запись, на которой женщина пришла в райком партии, не помню, в каком городе. Она пришла получить протекцию в получении квартиры. И, по ее версии, один из секретарей райкома предложил ей помощь в обмен на соответствующие «услуги». Дальше мы видим на этой пленке комнату, где на шкафу стоит камера, и там идет такой легкий, говоря современным языком, петтинг. Мы, конечно, это показали. Но сейчас я никогда бы этого не показал!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Почему?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Как это ни грустно, сейчас за это стыдно. Потому что это — личная жизнь того человека. Может быть, та женщина его соблазняла, или она ему нравилась… Мы не знаем эту историю до конца.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мне кажется вопрос, скорее, даже не в том, что там происходило, а в том, что вам, Александр, сейчас стыдно.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Единственное, что нас хотя бы как-то оправдывает — это то, что мы все делали искренне, в азарте. А сегодня мне иногда кажется, что люди делают подобные вещи сознательно. Например, я вижу некоторые программы на федеральных каналах, особенно на НТВ, и четко понимаю, что это ложь. Я вижу, что это обман.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Это развлекательные или информационно-аналитические программы?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: А я уже не понимаю разницы.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Возможно, они молоды и ищут пути самовыражения…

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я считаю, что Лёня Парфёнов — выдающийся журналист. Но когда он делал свою «Итоговую» программу, я уже не понимал, развлечение это или новости. Зато я точно понимал, что это неправда. Или сейчас там выходит программа «Максимум». Я понимаю, что это неправда, что это постановка. Но не понимаю: это развлечение или это новости?

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы разрешаете своим детям смотреть такие программы?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Да они как-то не интересуются. У них и так жизнь довольно богата на разные события и эмоции.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Есть ли такие программы, которые вы запрещали смотреть своим детям?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Ну, до этого не доходило, потому что они, в принципе, очень заняты. Они ведут активную жизнь: спорт, книги, театр… Школа, в конце концов!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Хорошо, например, у вашего друга есть сын, который прикован к телевизору. Что бы вы ему не советовали смотреть по телевизору?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Да я даже не знаю… Честно говоря, я бы не советовал смотреть много, потому что телевидение все-таки не создано для того, чтобы обогащаться духовно, нравственно или информационно. Ведь это просто такой пассивный способ бороться с усталостью.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отдых?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Можно отдохнуть, снять стресс… Я даже иногда думаю, что когда люди перескакивают с канал на канал, то они так проявляют волю, выплескивают агрессию или отрицательные эмоции, накопившиеся в течение дня: «Это мне не нравится, и это мне не нравится, и это мне не нравится…» Это тоже нормально, если телевидение имеет такую терапевтическую функцию. Но серьезно к нему, конечно, относиться нельзя.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вы думаете, нужна ли нам сегодня цензура? Я знаю, что вы боролись за свободу слова, но все-таки — нужны нам сегодня какие-то ограничения в сфере СМИ?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Мне кажется, люди, которое делают телевидение, должны пытаться быть более ответственными за то, что они делают. И все! Наверное, для этого необходимо более пристально изучать страну, нравы. Запретить ничего невозможно. Это сразу, на мой взгляд, порождает очень много способов этот запрет преодолеть. И это никогда не было позитивно.

Было бы здорово, если бы телевидение занимались какими-то более позитивными программами. Этого нам сейчас не хватает. Сейчас есть хорошее развлекательное телевидение, но содержательного телевидения почти нет, или оно торгует угрозами. Это, кстати, мировая тенденция. Средства массовой информации, чтобы продавать себя, торгуют угрозами. Но, с другой стороны, я понимаю, что, скажем, программа, которую мы делали и которая является хитом Первого канала уже, наверное, лет 10 — «Жди меня», — продолжает выходить в эфир. Я знаю, как тяжело мы ее делали, и мы продолжаем вкладывать в нее очень много сил и денег. Вот таких программ у нас почти нет.

Я – за то, чтобы в нашей стране происходило улучшение нравов, а не за цензуру.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Какой был отклик телезрителей на программу «Жди меня», когда она только появилась?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Наверное, кому-то сейчас трудно в такое поверить, но эта программа стартовала на Российском телевидении с очень низким рейтингом. В течение года она шла на Российском телевидении, и у нас были довольно большие проблемы с каналом, потому что программу ставили в разное время. Искали наиболее адекватную для такого шоу нишу, чтобы собралась та аудитория, которой это было бы интересно. Но ничего не получалось, программы была закрыта.

После этого мы ее предложили Первому каналу. Она стала выходить по понедельникам и с тех пор идет каждый понедельник уже семь лет.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Каких программ, по-вашему, нам сегодня не хватает?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Мне кажется, в целом, не хватает глубины освоения нашей жизни. Она ведь очень интересная, очень разнообразная! Мне, например, было бы интересно, чтобы больше рассказывали о том, как все люди, жившие в советском обществе, окунулись в эту потребительскую революцию, как мы осваиваем новые для нас понятия — «деньги» и пр., — как переживаем потребительские соблазны, новые возможности, как люди к этому относятся… Мне это кажется очень интересным, потому что это очень плотное столкновение двух совершенно разных устройств общества.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! Присаживайтесь.





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У нас в гостях — телевизионщик с большим стажем, ведущий программы «Православная энциклопедия», протоиерей Алексий Уминский.

Здравствуйте, отец Алексий!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Алексей, здравствуйте!

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Бытует такое мнение, что профессия телевизионного ведущего — это очень легкая профессия, что телевидение вообще делать легко.

Когда вы пришли на телевидение и начали осваивать новую профессию, что для вас было самым сложным?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: То напряжение, в котором работают люди на телевидении. Это, наверное, особенное напряжение, я не знаю, с чем его сравнить. Это постоянная внутренняя собранность: человек должен следить за тем, что он говорит, чтобы его слова и мысли не расходились друг с другом. Он должен быть очень ответственным за свои слова, и не только за слова, но и за свои потом поступки. Мне кажется, что жизнь публичного человека, который выступает на телевидении, должна быть такой же, как и его слова. Если он говорит с телеэкрана о высоких вещах и желает, чтобы ему доверяли, он должен этому как-то соответствовать. Телевидение — это серьезная вещь!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Я не раз слышал, что многие священники не советуют смотреть телевизор, что в православном доме он не нужен. Что вы на это скажете?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Мне трудно давать какие-то определенные советы разным семьям. Мы живем в сегодняшнем мире, и этот мир полон всевозможной техники. В доме современного человека стоит не только телевизор, у него стоит и DVD-проигрыватель, и музыкальный центр, и микроволновая печь, и мобильные телефоны, и компьютеры, и всё что угодно. Жизнь теперь такая! Людям – и верующим и неверующим — надо уметь в этой жизни ориентироваться. Я думаю, если человек способен обходиться минимумом — это очень хорошо. Всегда очень хорошо, когда человеку не очень много надо для жизни. Если он удовлетворяется самыми простыми вещами, если его духовный мир настолько богат, что он обходится книгами, разговорами со своими друзьями и молитвой Богу, то лучше, наверное, и не придумать. Но если жизнь человека складывается иначе и он живет в других условиях, в другом ритме, в другом социуме, то понятно, что ему необходимы какие-то вещи. Информация, например, или что-то еще.

И в этом смысле телевидение, интернет и многие другие современные явления могут быть и полезными, и вредными. В данном случае уже от самого человека зависит, какой выбор он сделает.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Но, отец Алексий, все говорят о том, что телевидение сейчас стало очень безнравственным. Вы можете выделить программы, которые действительно лучше не смотреть?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Я не могу ничего по этому поводу сказать, потому что я, видимо, их и не смотрю. Я только понаслышке знаю, что есть программы «За стеклом» и пр.

Я, как вы только что обсуждали, иногда переключаю каналы, в глаза часто бьет разная мерзость. Я думаю, что наше телевидение с переизбытком показывает и насилие, и безнравственность, и пустую пену, которая заполняет умы людей. Мне кажется, что это даже в каком-то смысле вредней, чем просто какая-то безнравственная программа, которая может сильно шокировать человека и поставить его в условия выбора. Такая «мыльная пена», пустота, которая льется с телеэкрана, мне кажется гораздо вредоносней и безнравственней, потому что она из человека делает какого-то безвольное, бессодержательное существо.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Интересно, в чем все-таки секрет? У меня знакомый рассказывает, что их ребенок, которому нет еще и года, не отходит от телевизора, когда появляется заставка рекламы. На все остальное он реагирует спокойно, но как только реклама — ребенок «прилипает» к экрану! Очень многие родители жалуются на то, что их дети могут очень долгое время сидеть у телевизора. Все-таки как к этому относиться?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Во-первых, мне кажется, что родители, вообще не имеют права оставлять ребенка наедине с телевизором. Если родители воспитывают своих детей, они должны быть всегда рядом со своим ребенком: и когда тот читает книгу, и когда он смотрит телевизор, и когда он играет в компьютерные игры. Они должны знать, что происходит в душе их ребенка и чем он занимается. Мне кажется, в данном случае сама реакция родителей — это лучший для ребенка способ понять, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Когда я еще вел программу на канале «Культура», у нас в гостях была женщина, которая воспитывает сирот. Она взяла девочек и стала их опекуном. В студии она рассказывала, как она их воспитывает. И говорит: «Я как раз с ними смотрю программу ‘За стеклом”». У меня шок: «Как же так? Почему Вы это делаете?» Она говорит: «Если я не буду смотреть с ними, то они будут смотреть ее без меня. И тогда я не смогу им сказать, что мне не нравится в этой передаче».

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Сейчас появилось очень много юмористических программ. Как вы думаете, смех развращает или, наоборот, привносит свежую струю в нашу повседневную жизнь?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Пустой смех, конечно, развращает. Вообще-то, программы со смехом — это не юмористические программы. Мы с вами прекрасно помним Аркадия Райкина, его смех — горький смех в том числе, — его замечательный юмор, чистый, как выстрел! Знаете, его юмор был действительно отрезвляющим, нравственным. А то, что мы сейчас смотрим, конечно, никакого отношения к юмору не имеет. В Церкви это называется «грехом смехотворства», опустошающим грехом.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Алексий, всем понятно, что сделать рейтинговую, популярную программу можно, играя на каких-то не самых хороших чувствах человек. Но сделать интересную православную программу очень сложно. Трудно ли было сделать вашу программу интересной?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Это очень сложно! Вообще, делать нравственное телевидение очень сложно. Делать интересное нравственное телевидение — очень большая проблема. Она связана с тем, что, к сожалению, не очень много профессионалов хочет заниматься подобным телевидением.

Я не могу сказать, что наша передача не рейтинговая. Наша программа выходит в самое не рейтинговое время в субботу. В это же время выходит программа митрополита Кирилла. И наши программы получают довольно высокие рейтинги для такого времени. Это значит, что если бы подобные программы делались такими людьми, как Александр Любимов — настоящими профессионалами, теми, кто знает, как сделать телевидение эффектным, как сделать его активным, — то у нашего православного телевидения было бы очень большое будущее.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Алексий, мы знаем, что у многих священнослужителей негативное отношение к прямым трансляциям церковных служб. Камеры, операторы, бесконечные провода — всё это мешает верующим молиться и т.д. Как Вы к этому относитесь?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Конечно, все это мешает священникам, которые в это время молятся. Наверное, это очень сильно мешает нашему Патриарху, когда он совершает Божественную Литургию. Но, тем не менее, я думаю, что Патриарх сознательно идет на такое ущемление своих собственных прав, если можно так сказать. Я знаю, что очень многие больные и пожилые люди получают колоссальное утешение от ночных богослужений, которые транслируются в прямом эфире. Они не могут быть в храме, а благодаря прямой трансляции они могут быть вместе со всеми верующими.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо большое, что пришли! Присаживайтесь, пожалуйста!





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Есть еще один жанр, вызывающий одновременно и ярость и любовь — это развлекательные программы. Для кого-то само слово «юморист» стало ругательством, а кто-то не может представить себе вечера без программы «Аншлаг» или «Кривого зеркала».

О развлекательном телевидении мы поговорим с юмористом Николаем Лукинским.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Здравствуйте, Николай!

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Здравствуйте.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Николай, отец Алексий сказал удивительную вещь — что юмор может быть нравственным, а может быть безнравственным. Как вы считаете, ваш юмор — нравственный?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Отец Алексий абсолютно прав. В последнее время я начал пересматривать своё творчество, особенно после поступления в Российскую Академию театрального искусства. Я пошел учиться уже в серьезном возрасте и не без причины. В этом возрасте учиться очень интересно, может быть, гораздо интересней, чем сразу после школы. Из-за изобилия юмористических программ на нашем телевидении у меня наступил кризис: я понял, что тексты разные, а номера мои — по сути все одинаковые.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: То есть это не приносило вам удовлетворения?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Да, конечно. Мои выступления перестали приносить удовлетворение, я, что называется, уперся в стену. Но благодаря учебе наконец смог переоценить свои творчество. За некоторые вещи мне сейчас стыдно.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Николай, это правда, что наша публика нуждается в таком примитивном юморе? Все говорят: «Вы просто не понимаете, а народу это нравится».

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Я думаю, что был такой период, когда действительно было мало юмористических программ и смешная фраза, смешной текст вызывал реакцию у зрителя. Артистам это нравилось, это очень облегчало задачу. Если текст составлен, извините, из десятка анекдотов, а ты просто рассказываешь его со сцены, то зрителям это нравится, зрители смеются, и артисту ничего не надо придумывать. Не надо платить хорошему автору, не надо платить режиссеру…

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У вас были такие номера?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Простые? Конечно, были!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы участвовали в концертах, которые собирали стадионы, теплоходы?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Участвовал, даже имел успех. Казалось, что это всё очень хорошо. Когда я появился в образе чернокожего студента, это действительно имело колоссальный успех. Но тут несомненно была авторская находка, потому что в нашей профессии важно уметь выйти на сцену так, чтобы сразу приковать внимание зрителя. Сегодня я понимаю, что это очень был простой прием: легкий, доступный и примитивный. Но что было, то было!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У меня вопрос к Александру Любимову. Скажите, чем объясняется высокий рейтинг программ с таким незамысловатым юмором?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я думаю, что те, кто делает эти программы, делают их так, как у них это получается. Они бы хотели делать передачу лучше, но сделать юмор более осмысленным, более социальным, ироничным, более изящным у них просто не получается. Для этого нужно много денег, много ресурсов. Я думаю, что успех этих программ объясняется тем, что люди включают телевизор, потому что знают, что там будет смешно. Им не смешно, но ожидание шутки в течение длительного времени создает ощущение, что шутка была.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но на такие юмористические концерты собираются целые стадионы!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Сейчас, я думаю, стадионы уже собираются всё реже и реже. Но, понимаете, реальная жизнь России не очень яркая, не очень интересная, поэтому люди тянутся к празднику. Город, где есть стадион — это хорошо: это означает, что в этот город могут приехать артисты. Есть такие города, где только залы на полторы тысячи человек, и сборов от этих полутора тысяч билетов не хватит на то, чтоб приехала звезда.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А «юмор нового поколения» — это просто мода?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я думаю, что это новый юмор, потому что там осваивается современная жизнь. По сравнению, например, с программой «Аншлаг», которая все-таки для аудитории «55+», как это у нас называется, т.е. для людей старшего поколения. Там есть некоторая ностальгия, какие-то ощущения, связанные с их личными переживаниями в туристической поездке в советские времена и т.п. В передачах типа «Комеди-клаб» осваивается юмор для молодого поколения. Но в попытке получить свою аудиторию там очень агрессивно, на мой взгляд, эксплуатируют юмор ниже пояса. К счастью, видимо, опыт телевизионщиков подсказывает, что этого нужно избегать, поэтому подобных передач не так много.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Николай, вам самому нравится современное телевидение?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Нет. Если каждый человек, пытающийся веселить публику, поймет, что это искусство, тогда вырастет и уровень самой программы, и уровень концертных номеров.

И еще, если говорить о современных новых программах, я, как человек глубоко православный, просто категорически против сквернословия. Я считаю, что это недопустимо.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А какие еще программы вы не посоветовали бы смотреть детям?

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Своим?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да.

НИКОЛАЙ ЛУКИНСКИЙ: Я категорически против того, чтобы запрещать. У меня уже взрослые дети, слава Богу, и я думаю, что они выберут сами. Конечно, если дети совсем маленькие, то пусть смотрят мультики, слушают музыку…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо, присаживайтесь!





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Кажется, их ненавидят все, и лишь цифры рейтингов утверждают, что их смотрит абсолютное большинство. Они ничего не делают и хорошо на этом зарабатывают. Они сквернословят, хамят, орут, и вечно выясняют отношения. И каждый вечер огромная страна следит за развитием событий.

В студии программы «Русский взгляд» — ведущая реалити-шоу «Дом-2» Ксения Бородина.

Здравствуйте, Ксения!

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Здравствуйте!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Ксения, расскажите, какой смысл, какую цель преследует передача, которую вы ведете?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Прежде всего, цель, наверное, отражена в нашем лозунге: «Построй свою любовь!» И я, как ведущая, вместе с моей со-ведущей Ксенией Собчак, помогаю ребятам разобраться в их отношениях. Так как проект уже существует три года, я видела разные отношения, разные пары, и сейчас уже могу судить и давать какие-то дельные советы. Если я вижу, что какая-то пара явно идет не по тому пути, то стараюсь их направить. Хотя самое главное — не навязывать свою позицию. Я — эдакий внештатный психолог.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: В одном из своих интервью вы сказали удивительную вещь. Вы сказали, что, посмотрев вашу программу, можно для себя решить, что ты делаешь не так, взглянуть на себя со стороны. Но не решат ли подростки, которые смотрят передачу, что так и нужно себя вести? Не станут ли типажи из передачи моделью поведения для них?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Для этого и существуют ведущие! Если ребята дерутся или ведут себя как-то нехорошо, мы собираемся и обсуждаем проблемы, которые накопились за день. Если произошла какая-то драка, мы стараемся показать и объяснить, что так не должно быть. Мы и хотим, чтобы молодежь услышала, как нельзя себя вести.

Я могу привести такой пример. Я часто наблюдаю за ребятами, я с ними живу. Когда я вижу какие-то ситуации, я сравниваю себя с ними и задаю себе вопрос, так ли я веду себя в отношениях. Происходит некий психологический анализ, я вижу, что человек ошибается, и понимаю свои проступки.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, но вы-то живете в реальной жизни, а они все-таки живут в неких искусственно созданных условиях. Как вы считаете, там реально построить любовь, реально построить отношения?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Ну, я думаю, доказательство тому — три брака, которые произошли на проекте, и рождение ребенка у одной из пар.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы следите за тем, как они продолжают жить?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Да-да, абсолютно верно! Ребята часто приходят на проект, рассказывают, как они живут. Конечно, многие пары, которые уходили с проекта, распались, потому что не смогли существовать за пределами нашей программы. Но большинство пар сейчас живут счастливо, они вместе.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вы думаете, почему многие критикуют реалити-шоу?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Во-первых, когда какая-то вещь становится популярной, обязательно тут же появляются критики. Это нормально. Я посетила множество ток-шоу и всегда готова обороняться, потому что знаю, что будут обязательно говорить про разврат, про какие-то порносъемки… Если честно, я не понимаю о чем речь. Давайте будем честными: конечно, ребята занимаются любовью, но мы ни в коем случае не ставим это в эфир. Никогда в жизни этого не было! И если были украдены какие-то съемки и это попало в интернет, мы не виноваты. У нас работает бригада в двести человек, иногда члены группы меняются, уходят с проекта… Но мы пытаемся моментально удалить подобного рода съемки из интернета.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я все-таки не могу поверить в то, что реальную любовь можно построить под объективами видеокамер. Неужели это возможно?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Если говорить начистоту, то для чего все приходят изначально? Для того, чтобы попасть в кадр! Никто и никогда не поверит, что первоначально цель ребят в том, чтобы построить свою любовь, потому что им не везет в жизни. Конечно, нет! Они приходят туда «засветиться», это сейчас стало модным.

А потом, по условиям передачи, ты должен с кем-то создавать отношения, иначе ты вылетишь из проекта. Естественно, они начинают ухаживать друг за другом, общаться и, если нравятся друг другу, то становятся либо фальшивой парой, либо настоящей. Иногда эта фальшь перерастает в настоящие чувства. Либо, когда больше играть невозможно, пара распадается.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы сами могли бы стать участницей такого шоу?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Знаете, мне тысячу раз задавали этот вопрос. И так как я стала ведущей, я скажу: нет, вы что?! Никогда в жизни! Но никогда не надо зарекаться.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, творческим людям рано или поздно надоедает любой телевизионный проект. А вы на этом проекте уже три года. Не надоело?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Я не могу сказать сейчас, как говорила раньше, что я с радостью просыпаюсь и бегу на работу. Но, если честно, для меня это не способ зарабатывать деньги. Для меня это уже стало огромной частью моей жизни. Я очень много нахожусь с ребятами. Не двадцать четыре часа в сутки, конечно, но каждый день около восьми-девяти часов я провожу на площадке. Для меня это достаточно сложно.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Нет ли ощущения, что это не реальная, а какая-то виртуальная, искусственная жизнь?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Нет, у меня нет такого ощущения. Единственное, почему мне сложно — теперь я понимаю психологов, – потому что каждый день на меня выливаются чужие проблемы. Каждый день пятнадцать человек рассказывают мне о том, что они сейчас ощущают. И так как это замкнутое пространство, то, как правило, там есть негатив. Иногда ребята вынуждены общаться с людьми, которые им не интересны. Или, наоборот, молодой человек ухаживает за девушкой, очень волнуется, и я должна как-то помочь, поддержать его. Если бы я давала эти советы один раз в неделю, то это было бы нормально. Но когда ты даешь эти советы каждый день, тебе очень сложно: слишком много негатива, с этим трудно справиться. Меня никто не заставляет это делать, и я в любой момент могу уйти. Но мне это нравится, и раз я уже три года каждый день езжу на площадку — значит, я так выбрала. Значит, мне так удобно и хорошо.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А для вас существует на сегодняшний день передача, которую вы не смотрите и не советуете смотреть?

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Я не знаю, правильно ли я назову эту программу, я уже давно не смотрела телевизор. Но программы из серии «Дорожный патруль», когда днем показывают крупным планом трупы людей, для меня страшны. Я считаю, что это аморально! Я не представляю, как это можно показывать в час дня, когда дети смотрят телевизор. Причем для меня это действительно кошмар, это неприемлемо!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Батюшка, существуют многочисленные реалити-шоу, где рассматриваются отношения в паре. Как вы посоветуете молодым людям относиться к подобным передачам?

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: К сожалению, я не смотрел «Дом-2», но то, как ее описала Ксения, дает мне основания полагать, что эта программа очень опасна, потому что она заставляет людей создавать отношения из фальши. Ваша программа интересно называется — «Дом». В Евангелии написано про дом, который построен на песке. Такое ощущение, что это как раз то, что построено на фальши. Оно обязательно рухнет. Спроецированная модель жизни, в которой критерием добра и зла являются сами люди, в ней участвующие, вообще довольно здорово занижает точку отсчета. Что такое «правильно», что — «неправильно»? Что такое «высоко», и что — «низменно»? В данной ситуации телевидение дает модель поведения. На самом деле, что может быть в жизни важнее, чем отношения, семья, любовь, дети? Это то, на чем стоит мир! Ведь, вспомним, Господь говорит Адаму: «Нехорошо быть человеку одному»!

КСЕНИЯ БОРОДИНА: Я по поводу фальши…

ОТЕЦ АЛЕКСЕЙ: Можно, я закончу свою мысль? Я понимаю, что я сейчас прицепился к слову. Я сейчас безотносительно вашей программы говорю, я ее не видел, поэтому не могу критиковать или хвалить. Но само то, что телевидение уже занимает место такого воспитателя, место, которое занимает в семье отец или мать — это ужасно! Ведь это мать и отец учат ребенка, что драться нехорошо, они учат прощать, любить, просить прощения… А тут получается, что существует виртуальная, очень хорошо, эффектно, красиво, профессионально сделанная подмена. Но когда есть подмена, за этой подменой всегда стоит иная духовная реальность! Людям верующим понятно, что стоит за подменой и кого мы называем Отцом лжи. В этой ситуации телевидение — это очень опасная сфера жизни. КСЕНИЯ БОРОДИНА: Дай Бог, чтобы в каждой семье мама с папой объясняли ребенку, что драться это нехорошо. Потому что во многих семьях мамы и папы подают пример своим детям, решая свои проблемы прямо при ребенке, и вот как раз это и не есть хорошо.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: С этим никто не спорит.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо вам, Ксения, большое! Мы еще вернемся к этой теме. Присаживайтесь, пожалуйста!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я хочу добавить. Я не являюсь любителем этого шоу, я был неправильно понят. Я смотрю разное телевидение, но, мне кажется, люди, живущие внутри периметра, часто подменяют понятия. Может быть, они даже делают это искренне, потому что им так кажется изнутри периметра. И соответственно, мы получаем такую реакцию. Эта программа — не о любви, она называется «про любовь».

Телевидение вообще является виртуальным миром, как интернет является виртуальным миром, это, на мой взгляд, не связано с истинными базовыми ценностями, о которых говорил уважаемый гость. Это программа, которая исследует, если хотите, подростковую сексуальность. Пример из жизни. Условно говоря, девочки в восьмом классе начинают исследовать эту область. Но когда они с девятого класса, как говорят профессиональные психологи, начинают строить из себя леди, это уже не про эту передачу. «Дом-2» — это абсолютные восьмиклассницы. Тем более, что там участвуют уже профессиональные актеры, потому что люди, которые три года этим занимаются, становятся профессиональными актерами. Они, собственно, и продолжают играть восьмиклассников, разыгрывая любовь. Любовь может быть везде: и в Освенциме люди влюблялись и жили всю жизнь. Любовь может быть даже в периметре, это не самое страшное место для любви. Но, это не имеет отношения к шоу. В шоу они играют, исследуют подростковую сексуальность. И именно это интересно мне как отцу моих детей.

Но почему я вмешался? Спасибо, что дали мне слово. Пожалуйста, Ксения, не говорите, что это про любовь. Ваше шоу — не про это, на мой взгляд. Я понимаю, почему вы это делаете. Потому что это — ваша профессия. Вы — прекрасная ведущая, это важно. Только не нужно, мне кажется, делать такую жеманную позу и говорить, как нам трудно в нашей стране найти любимого человека!

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: На самом деле, это — тема для очень интересных дискуссий, насколько базовые ценности и другие ценности могут существовать в разных измерениях. В моем представлении, как и в представлении, наверное, всякого честного человека, ценности бывают только одни.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я сожалею, что современная психология…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Прошу прощения, я вас сейчас перебью. Я хочу пригласить в студию еще одного человека.





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Дело в том, что реалити-шоу бывают разные. Программа «Последний герой» тоже снималась как реалити-шоу, и все-таки она сильно отличается от программы «Дом-2». Режиссер-постановщик нашей программы принимал участие в создании передачи «Последний герой». Я хотела бы сейчас позвать сюда Сашу, нашего режиссера-постановщика, чтобы он вместе с нами продолжил эту дискуссию. Саша, ты можешь спуститься к нам в студию?

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Дорогие друзья, это Александр Замыслов — режиссер-постановщик программы «Русский взгляд»!

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Я хочу сразу извиниться перед телезрителями и нашими критиками за то, что мы опять показываем себя. Но бывают такие ситуации, когда это необходимо…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Саша, скажи, пожалуйста, в каком качестве ты работал на проекте «Последний герой»?

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: В титрах это писалось как «журналист», но мы были такие универсальные бойцы. Может быть, Александр Михайлович Любимов лучше сформулирует, как можно назвать то, чем мы занимались. Это не было чистой воды журналистикой…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А что делали журналисты на проекте «Последний герой»?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Зрителю показывались дневники из жизни героев за неделю. Они снимались в течение двух месяцев, внутри коллектива было две группы. Саша работал в одной из таких групп.

Кстати, батюшка, вы, насколько я понял, не смотрите телевизор? У нас была поразительная история: один из победителей выиграл сто тысяч долларов и отдал их православной обители.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Замечательно!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вас не обвиняли в безнравственности из-за того, что члены одной команды начинали друг друга исключать и голосовать друг против друга?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Если мы хотим про это поговорить, то, я думаю, всем моим коллегам было бы интересно исследовать, как конкуренция влияет на отношения людей. Мы все живем в ситуации, когда, актеры, например, прошли кастинг: одного пригласили, другого не пригласили. А этим актерам дальше встречаться в этой жизни, общаться. И ничего! Мне кажется, для нашего национального характера очень полезно изучать вопросы конкуренции, потому что мы либо очень любим друг друга, либо очень резко ненавидим. Есть много человеческих отношений, которые находятся между этими очень яркими проявлениями человеческой души. И эта программа исследует конкуренцию.

Группа, в которой работал Саша, занималась изучением жизни на островах. Журналисты встречались с героями, брали у них ежедневные интервью, что давало им уникальное представление о том, что меняется в голове у этих героев, как складываются их отношения. И по их ежедневным отчетам мы уже ориентировались, как мы можем дальше двигать эту игру, чтобы у нас был наиболее яркий, наиболее драматичный финал, чтобы наши герои как можно ярче проявились как личности.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Саша, тебе не казалось безнравственным участие в этом проекте?

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Нет! Безнравственным телевидение становится ровно тогда, когда ты перестаешь понимать, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Если ты перед собой ставишь задачу увидеть в человеке всё самое интересное, увидеть в нем человека, прежде всего, тогда программа становится «про другое». Не про то, как люди ссорятся, пытаются избавиться от конкурента и т.д. Это, несомненно, тоже есть, но это то, что нас и в обычной жизни окружает. Нельзя быть ханжами и говорить, что мы со всеми дружим, нас все любят и меня никто не хочет подсидеть. Все это в жизни есть. То же самое — и на острове!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажи, а вы любили своих героев? Вы относились к ним с уважением?

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Конечно. И довольно искренне, потому что потом, когда всё заканчивалось, они продолжали быть для нас такими же дорогими людьми. И, кроме того, ты понимаешь, что несешь ответственность за человека, которого привезли на этот остров. Он снимается в этом проекте и доверяет тебе вещи, которые часто не доверяют родителям, близким, мужьям и женам. Когда мы можем здесь, на большой земле, позволить себе быть настолько внимательными, терпеливыми и милосердными, чтобы не пройти мимо грустного лица?

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Мы монтировали нашу программу так, чтобы добро у нас побеждало зло. Мировая культура исследует это веками и не может найти ответа.

Жизнь любого человека соткана из противоречий. Часто мы называем людей врагами, не видя в их поступках просто слабость или минутное непонимание. Мы вообще очень часто нетерпимы к людям. И мы делали наше шоу про это. Вы абсолютно правы: то, что собралась группа людей, которым приходится жить в довольно жестко поставленных условиях, — это сурово. Но можно не смотреть, если вам не нравится. От этого ничего в вашей жизни не изменится.

В начале нашего разговора я рассказал истории, за которые мне стыдно. Но в «Последнем герое» мне не стыдно ни за один кадр этого шоу!

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Александр Михайлович, я не понял вашу мысль относительно телеисследований. Когда телевидение, закончив исследования, переходит к практике, для меня это становится тревожно, правда, тревожно! Есть же люди, которые не могут выключить телевизор, например, дети. И им никогда не объяснишь, что такое там происходит…

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Если вы хотите, чтобы телевидение воспитывало ваших детей, лучше не рожайте их.

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Нет, Александр Михайлович, я хочу, чтобы оно не портило моих детей!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Ну, тогда выключайте телевизор и сами занимайтесь воспитанием ваших детей. Я вот не испытываю проблем с программой «Дом-2», хотя мои дети находятся в том возрасте, в котором находится целевая аудитория этой программы.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Мы отвечаем не только за своих собственных детей, между прочим. И всякое слово или образ, нами рожденный, очень долго потом вращается по миру и переваривается в умах, в душах людей. В конце концов, он приносит свои плоды.

Мы все — люди, занимающиеся телевидением, — должны очень хорошо понимать, что за всякое праздное слово, как написано в Евангелии, человек даст ответ на Страшном суде. Понимаете? Просто за пустое слово! Как же мы будем отвечать за слова фальши, лжи или за те эксперименты, которые мы проводим над целыми поколениями? А ведь это эксперименты над теми, кто действительно не может выключить телевизор, у кого нет таких родителей, как вы, Саша, которые могли бы дать другой положительный пример.

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Александр Михайлович, вы знаете, что телевидение не является реальной жизнью. Но те люди, которые смотрят «Дом-2», воспринимают все всерьез. Среди зрителей появились клоны участников программы.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Вы же не знаете, какие выводы делают из этого телезрители. Меня это действительно волнует, способ воздействия телевидения на аудиторию очень плохо исследован. Калейдоскоп эмоций, мыслей, которые рождаются в момент просмотра, очень разнообразен. Например, таких страшных программ, которые не нравятся Ксении, больше не показывают. Тем не менее, картинка, когда на общем плане трупы и т.д., может вызвать у человека нормальную, правильную реакцию.

А вас как раз смущает больше всего эта пена. Пена меня тоже смущает: когда люди совершенно бессмысленно проводят шоу, я не понимаю, зачем оно делается. Вот с этим я согласен.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: И то, и другое воспитывает.

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Воспитывает жизнь, родители, книги!

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: И телевизор, как ни крути, всё равно воспитывает. Всё воспитывает. И реклама на улице воспитывает!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: И телевидение не может жить вне всей этой среды.

АЛЕКСАНДР ЗАМЫСЛОВ: Да, но, учитывая, что воздействие телевидения мало исследовано и неясен отклик сознания на то, что видит глаз, надо быть более осторожным в создании программ. Вот когда вы руководили производством «Последнего героя», у вас же были какие-то табу, которые вы не готовы были переступить ни при каких обстоятельствах? Вы эту моральную основу для себя формулировали. И она была, я понимал ее! А в ситуации с «Домом» — я не понимаю!

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ: Я вам честно скажу, когда мы делали проекты, похожие на «Дом-2», у меня были очень тяжелые внутренние переживания. Некоторые вещи мы показывали, а я сомневался относительно этого. Но я не нашел окончательного ответа для себя. Мне сейчас уже будет сорок пять лет, а аудитория, которая смотрит эту программу, значительно моложе. Возможно, мои представления несколько устарели. Возможно, и ваши тоже.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Моим-то представлениям вообще две тысячи лет, понимаете?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Алексий, вы сейчас сказали очень важные слова. Я думаю, если их услышат все телевизионщики, то они сделают очень хорошие выводы для себя …

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Сомневаюсь я в этом, честно говоря.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А я на это очень надеюсь. Я хотела бы, чтобы в завершение нашей программы вы обратились к нашим телезрителям и посоветовали, как смотреть телевизор с пользой для себя и без вреда для души.

ОТЕЦ АЛЕКСИЙ: Вы знаете, это колоссально сложный вопрос! Что человек может делать без вреда для своей души? Он может даже ездить на машине с пользой для души и с вредом для души, он может всех «подрезать» или каждого про себя называть разными кличками. А может быть очень аккуратным, уступать дорогу, соблюдать правила, останавливаться на пешеходном переезде и пропускать пешеходов. Даже здесь у человека всегда существует выбор. Жизнь, которой мы живем, постоянно ставит перед нами вопросы выбора.

А телевидение заставляет человека в расслабленном состоянии воспринимать все, что ему дается, и это очень опасный момент для всякого. Потому что человек является пассивным, у него очень мало включено внутреннее напряжение и ему тяжело сделать выбор между нравственностью и безнравственностью, между добром и злом и т.д.

В этом смысле любая зрелищность, в том числе даже и ток-шоу, подобные тому, на котором мы сейчас находимся, все равно возвращает нас к римскому Колизею. К хлебу и зрелищам — к чему, собственно говоря, устремлялось всё языческое. Но и христианская проповедь тоже началась с Колизея, именно там появились первые христианские мученики. И телевидение оказывается той же самой ареной, с которой, скажем, я, как священник, имею возможность говорить с огромным количеством телезрителей, которые в церковь ко мне никогда не придут, никогда не переступят порог храма. Но они всё равно могут меня услышать.

В данном случае телевидение — это образ нашего мира. Александр Замыслов правильно сказал: действительно, мир, в котором мы живем — это же такое же телевидение. Образ нашего мира постоянно заставляет делать человека свой выбор.

Я думаю, что самый важный совет для людей — не быть пустыми, не смотреть телевизор для того, чтобы раздувать внутреннюю пустоту. Потому что человек — уникальное создание на этой земле. У него настолько много всего, и настолько многое человек может в своей жизни получить, развить в себе, дать другому человеку! В этом смысле и телевидение может оказаться замечательным инструментом для образования, для знания, для каких-то глубоких переживаний и определенных выборов. А может быть пустой, развратной или наркотической игрушкой.

Выбор всегда за человеком. Когда ты сидишь перед экраном, мне кажется, самое главное — задать себе вопрос: «Зачем я это делаю?» Если я пытаюсь заполнить свою пустоту, то пустоту пустотой не наполнишь. Если я пытаюсь что-то для себя понять, что-то узнать, разобраться, почему, скажем, люди смотрят передачу «Дом-2», чем она хороша или плоха, то это хорошо. В конце концов, это тоже вопрос для исследования, для понимания, потому что это тоже образ нашего мира и образ отношений наших детей, образ отношений нашей молодежи друг к другу. Мне кажется, что каждый человек должен отвечать за себя. Каждый шаг, каждое наше слово не должно быть пустым, не должно быть бессмысленным. Вот и всё.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо большое, что вы пришли сегодня к нам на передачу!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!

Реалити-шоу, бесконечные сериалы, юмористы и криминальная хроника — это то, что сегодня можно увидеть по телевизору.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Хорошие художественные фильмы, новостные и аналитические программы, спортивные матчи, документалистика… Не нужно забывать, что это всё — тоже современное телевидение. Это был «Русский взгляд на современное телевидение». С вами были я, Дмитрий Дюжев…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: …и я, Елена Писарева. Подробней о «Русском взгляде» на русское телевидение читайте у наших друзей в журнале «Фома» и на сайте www.foma.ru .

Увидимся в следующее воскресенье на Третьем канале!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.