Преподобномученик Федор (Богоявленский)

Преподобномученик Федор (Богоявленский) (в миру – Олег Павлович Богоявленский) родился 26 декабря 1905 г. в Тегеране. Дворянин, сын русского консула в Персии. В 1923–26 гг. учился на медицинском факультете Московского университета, активный участник литературно–философского кружка, а также деятельности по борьбе с беспризорностью. Служил связистом и санитаром в Красной армии, где регулярно сидел на гауптвахте за молитву перед едой. С 1930 г. – монах (постриг в честь Федора Студита), иеродиакон. В 1933 г. художником Павлом Кориным с него был написан портрет, называющийся «Молодой монах» – эскиз к картине «Русь Уходящая». Арестован в 1933 г., приговорен к трем годам лагеря, был помощником тюремного врача. Ассистировал при более чем 100 операциях, принимал роды, но врачевал не только телесно, но и духовно, укрепляя словом больных и умирающих. Освобожден, в 1937 г. рукоположен во священника в Москве. Арестован снова в 1941 г., отказывался назвать своих духовных детей и людей, с которыми близко общался. Прошел через пытки, был изуродован. Благодаря его стойкости, двухлетнее следствие зашло в тупик, и все привлекавшиеся по делу были освобождены. Умер в тюрьме г. Балашова 19 июля 1943 г., не выдержав пережитых страданий и тяжких условий заключения.

 

51988_original

О поездке в Саровский монастырь:

«Далеко позади белеет Арзамас. А впереди – поля и холмы; и чудится мне, что эти поля должны кончиться за ближайшим холмом, и тогда откроется совсем другой мир. Какой? Я и сам не знаю, только представляется он мне глубоко отличным от того, который остался позади. Но вот дорога поднимается на холм, открываются новые дали, а другого мира все еще нет.

Медленно, очень медленно движемся мы. На нашей телеге, свесив большие сапоги и седую бороду, сидит дед. Вскидываются и борода, и сапоги на ухабах, и изредка охает он. Не первый раз он в этих местах, и поэтому не глядит внимательно вдаль, не ловит солнца светлого луч и чудесного мира появление; да и по сторонам он мало смотрит, а сидит на телеге, уставя бороду в землю и терпеливо ждет конца пути, раздумывая о своей крестьянской доле. Знает он и провалившийся мост, и красный гостиный двор, и мелочную лавку у самой монастырской стены, и монахов – тех же окрестных крестьян. Все это знает он, и все же трясется дед на телеге семьдесят верст в надежде, что там, в монастыре, он все найдет, что нужно для его души…»

 

По материалам: игумен Дамаскин (Орловский), «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия», кн. 5

 

Читайте также:

Преподобномученик Феодор: вземшийся за орало

Русь неушедшая

Саров. Спецвыпуск «Города» (2015)

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (6 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.