ПИСЬМА О БЛИЖНИХ

Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.

По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.

Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.

Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.

Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

Евангелие от Луки 10:30—37

Дед

Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин 14:21). Мне однажды до того явно пришлось испытать, насколько реальны эти слова Христа.

Я, как обычно, привычным шагом поднимался по эскалатору родной питерской подземки. Выйдя на улицу, я заприметил какого-то деда, видно, бездомного. Он сидел в инвалидной коляске, в тельняшке и какой-то телогрейке, привалившись к щелям, из которых шел пар — а холода в ту зиму были очень жестокие. Откуда у него коляска — уж не знаю, не задумывался. На коленях у него лежала шапка, в ней, понятное дело, копеечки-рублики.

Не знаю, что на меня нашло, но я, почти не отдавая себе отчета, быстрым шагом направился в ближайший супермаркет. В кошельке были последние 100 рублей: хватило на свежие пирожки с рыбой и хороший стакан горячего чаю с сахаром из соседнего кафе. Больше всего я боялся, что дед уже куда-нибудь да уедет.

Но он был на месте. Немного конфузясь, я вытащил свои эти булочки из пакеты, поставил перед дедом стакан с кипяченой водой, вскрыл упаковку. «О, попал!» — сказал дед, когда я точно опустил пакетик с чаем в стакан. Все эту снедь я оставил перед ним, пожелал всего хорошего и поспешил удалиться. Никогда не знал, как себя вести в таких ситуациях — благодарности там принимать и прочее…

Я не успел пройти и 100 метров в сторону дома, как почувствовал что-то очень необъяснимое: у меня словно душа расцвела. Ощущение точно такое, как после первого Причастия: весь мир светел, все люди — родные, улыбаешься, хочется смеяться, всех обнимать и всем говорить: «Люди, как прекрасно, что мы живем, что мы с вами живем!» И вот тогда я понял на практике: всё, что написано в Евангелии, всё до последней точки — правда. Христос сказал: возлюби ближнего — ты это исполняешь и чувствуешь, как стал ближе к Богу. Ты причастился — и снова чувствуешь, что Христос в Тебе, что ты ближе к Богу. Это вещи одного порядка. Значит, практическое христианство и Таинства Православной Церкви имеют один источник! И этот источник — благ, потому что ничто другое не дает такой радости.

Сергей, 26 лет, Москва

***

Мы всегда о себе думаем и себя переживаем, будто мы — центр нашей собственной жизни, да и жизни других. Помните притчу Христову о добром самарянине. Законник спрашивает Христа: кто же мой ближний?.. Он чувствует, что центр — он сам и оглядывается вокруг: кто ближний? Христос ему отвечает: ты ближний тому, кто в тебе нуждается; он — центр. Ты призван войти в его нужду… Вот этого мы не умеем делать, не умеем ощутить, что не я в центре, что всякий человек, который около меня — и близкий, и дальний, и встречный, и поперечный — имеет свою полную, законченную судьбу, и он для Бога так же дорог, для Бога он значит так же много, как и я; и если бы меня вообще не было, этот человек был бы таким же значительным в глазах Божиих. Я могу быть случайным обстоятельством в его жизни — или проходящим, или добрым, или злым; но этот человек существует сам по себе перед Богом, он — не часть моей жизни, не обстоятельство в моей жизни, он — человек. Он призван Богом жить, Его познать и достигнуть той полноты, которая есть в одном Боге; призван войти в Царство Божие. Над этим надо задумываться и чаще, и глубже, потому что это для нас не естественно.

Митрополит Антоний Сурожский, из книги «Человек перед Богом»

Билет домой

Мне повезло в жизни встретить много искренних, отзывчивых людей, знакомых и незнакомых, которые жертвовали чем-то своим ради меня просто так… из любви… не из любви ко мне, а из любви к Добру, к Богу! И совершенно всё равно, что это была за жертва, материальная или духовная, для меня она была бесценна.

Студенткой я жила в другом городе — на поезде три дня туда и обратно, а прямой поезд был только летом. Но все-таки к родителям я выбиралась, на каникулах, когда сессия сдана, практика пройдена и можно найти время для себя, для любимых близких людей.

Покупка билета в кассе была  событием волнующим и тревожным. Ведь это время отпусков, каникул — переживаешь, чтобы было место на нужное число, на удобное время… Подхожу к кассам и издалека присматриваюсь к лицам кассирш, выбираю самую добрую, становлюсь в очередь и, переминаясь с ноги на ногу, жду.

Вот так же было и в тот раз — стою в кассу и успокаиваю себя, что одно-то место, хоть верхнее боковое у туалета, должно найтись, а я и такому буду рада. Подходит моя очередь, называю число, станцию, пару минут кассирша смотрит в монитор компьютера… Кивает — место есть! Радость волной охватывает меня, самое главное — есть билет!

Я отсчитываю деньги… не может быть!… Изнутри начинает бить дрожь. Мне не хватает всего 20 рублей… Я растерялась: что же делать? Сзади меня в очереди стоит ужасно много людей, я боюсь, что сейчас они начнут возмущаться, а мне так плохо, слезы стоят в глазах… Я повернулась к этим людям и сказала, что мне не хватает 20 рублей — просто не знала, как в тот момент поступить. Молодой человек, стоявший за мной, тут же достал кошелек и высыпал всю мелочь на стол перед кассиршей. Не обещаю, говорит, что тут хватит, но мы начали считать. Сначала рубли, потом по 50 копеек, потом уже 10 копеечные монеты… Оказалось, ровно 20 рублей и еще несколько копеек!

Мне протянули билет, и я уже могла в полной мере окунуться в волну радости, вновь охватившую меня. С молодым человеком мы познакомились, обменялись телефонами, я обещала всё ему вернуть, когда приеду назад. Удивительно, ни один человек из очереди не возмущался, не подгонял, не ругался, а кассирша не ворчала, как часто это бывает, что ей дают такую мелочь. Наоборот, чувствовалось понимание, участие и желание помочь.

Дома я рассказала маме, каким чудом взяла билет. Ей тоже сложно жилось: они с отцом остались без работы, он тяжело болел, она стояла на бирже труда, считала копейки, экономила на всем, чтобы что-то еще и мне выслать. Смотрю — она плачет… Не пойму: такая чудесная, радостная история, а она плачет! Оказывается, пару дней назад в храме незнакомая женщина попросила у нее деньги в долг, и мама отдала ей свои последние… 20 рублей.

Господь знает, в чем мы нуждаемся. Он и дает нам по нужде нашей. Любовь Его и забота о нас грешных — безграничны.

Елена, 30 лет, Воронеж

***

…не требуй любви от ближнего, ибо требующий (ее) смущается, если ее не встретит; но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься, и таким образом приведешь и ближнего к любви.

Авва Дорофей

Сплетницы

Мне всегда казалось, что провинция любовью к ближним не отличается. Как же! Провинциальные дамы ежедневно «обмывают косточки» сотням соседок, дальним и ближним знакомым, а также их друзьям и родственникам! «Сарафанное радио» из любой ерунды способно раздуть катастрофу мирового масштаба. А катастрофы, даже вымышленные, оживляют захолустную жизнь. То ли дело мы, столичные жители, интеллигенты — дескать, живем в одном подъезде, а никаких сплетен о соседях не распространяем и вообще их жизнью тактично не интересуемся!..

Но стереотипы обманчивы — у меня был шанс убедиться, как на самом деле всё неоднозначно.

Я часто приезжаю отдохнуть в далекий поселок N. Там есть свои герои и антигерои: например, весь поселок терпеть не мог Веронику Федоровну. За строптивый и независимый нрав, а также хорошую работу (как известно, хорошие люди на хорошей работе не работают). Особенно ее недолюбливала моя знакомая Маша. Потому что однажды Вероника Федоровна увидела, как Маша разговаривает вечером на пустынной улице с юным семинаристом, приехавшим в родные края на каникулы, и разнесла по всему поселку сплетню о Маше-греховоднице. «Да я этого Кольку за руку в школу водила! Он же на восемь лет меня младше! Чего эта на меня наговаривает, бесстыжая?!»

С тех пор Маша всякий раз, проходя мимо огородика Вероники Федоровны, от души плевалась и громко возмущалась. А еще Маша распространила ответную сплетню: что Вероника Федоровна влюбилась в батюшку, живущего на дальнем хуторе (а то зачем бы она ездила к нему на дальний приход петь по выходным? Никто, кроме нее, не поехал! К тому же недавно слышали, как батюшка ее ругал за что-то! Значит, за любовь и ругал!) Теперь уже Вероника Федоровна стала презрительно отворачиваться при встрече с Машей. Впрочем, она не только на Машу, но и на весь поселок смотрела немного свысока.

А однажды, приехав в N., я узнала, что Вероника Федоровна попала в аварию (ехала на своей машине со службы на том самом хуторе). Рассказала мне об этом Маша, когда я позвонила ей, чтоб сообщить о своем прибытии:

— А у нас-то знаешь что стряслось? Вероника Федоровна разбилась, в больнице сейчас. Позавчера две операции сделали. Вот у нее второй день сижу.

— Ты? У нее?! Невзирая на старые обиды?

— Да какие там обиды, когда беда с человеком! В беде-то всё забывается.

Оказалось, что за последнюю неделю в больнице побывала чуть ли не треть поселка — все, кто знал Веронику Федоровну. Да уж, мы, москвичи, — подумалось мне — на такое вряд ли способны: пойти всем домом в больницу к одному из соседей, к которому, в общем-то, уважительно относимся. Как там сказано в Откровении? «О, когда бы ты был хладен или горяч! Но как ты тепел, а не горяч и не хладен, то извергну тебя из уст Моих»…

Варвара, 28 лет, Москва

***

«…Любовь деятельная сравнительно с мечтательною есть дело жестокое и устрашающее. Любовь мечтательная жаждет подвига скорого, быстро удовлетворимого, и чтобы все на него глядели. Тут действительно доходит до того, что даже и жизнь отдают, только бы не продлилось долго, а поскорей свершилось, как бы на сцене, и чтобы все глядели и хвалили. Любовь же деятельная — это работа и выдержка, а для иных так, пожалуй, целая наука. Но предрекаю, что в ту даже самую минуту, когда вы будете с ужасом смотреть на то, что, несмотря на все ваши усилия, вы не только не подвинулись к цели, но даже как бы от нее удалились, — в ту самую минуту, предрекаю вам это, вы вдруг и достигнете цели и узрите ясно над собою чудодейственную силу Господа, вас всё время любившего и всё время вами таинственно руководившего».

Ф. М. Достоевский. «Братья Карамазовы» (слова старца Зосимы)

***

Если ближнему нужно, если тебе возможно только одновременное дело милосердия, или только участие в оном: сделав потребное и возможное, ты исполнил должное. Но если ближнему нужна, и с твоей стороны возможна продолжаемая помощь: не допусти, чтобы твоя любовь к ближнему была короче его несчастия.

Святитель Филарет Московский

Кто способен на подвиг?

Меня всегда задевали за живое слова Христа: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Романтика в этом, конечно же, есть, «безумство храбрых», приключение какое-то… сразу на ум всегда приходили разные героические фильмы, сказки Оскара Уайльда, ну ладно уж, хоббиты из «Властелина колец» тоже вспоминались.

А однажды я задумалась: что ж, выходит — такие красивые слова Христа годятся только для сюжетов сказок да сценариев блокбастеров? Красиво, но не жизненно? И я стала вспоминать. Вот где-то там, далеко, что-то подобное было… 11 сентября 2001 года, в башнях-близнецах в Нью-Йорке, например. Некоторые люди — даже не пожарники, а клерки, менеджеры — ценой своей жизни спасали или пытались спасти других — и это достоверный факт.

Любой, я уверена, подумает: а что бы я сделал на месте этих людей? Но умственные построения ничего не дают. Потому что если встанет вопрос: «Ты или твой ближний?» — он встанет неожиданно. И ответ будет зависеть от того, как ты себя подготовил к этой ситуации всей своей жизнью.

Мне кажется, что маленькие кирпичики, из которых однажды складывается предельный подвиг любви, лежат на дороге повседневной жизни. Вот, вспомнила, как один мой друг возил на другой конец города лекарства совершенно незнакомым, чужим для него людям. Возил в августе, во время страшного смога, когда асфальт от жары плавился. Утром, когда концентрация вредных газов в воздухе максимальная. Всё бы ничего, да только мой друг — астматик, ему вообще и на улицу-то выходить было нельзя.

Еще у меня есть подруга, чья мама скончалась от рака, в очень короткий срок, а с этой девочкой мы ходили в паре к детишкам, в детское онкологическое отделение, волонтерами. Мама ее умерла вечером, а на другой день — я знала — она должна была идти в больницу, веселить, подбадривать детей: в клоунском костюме, с шариками, играми, фокусами, песнями. «Не волнуйся за меня, я в порядке, — написала она эсэмэску, — я пойду». И пошла. Потому что дети — чужие дети! — ждали.

Я пыталась вспомнить что-то, поражающее воображение, но вспомнились вот только эти «кирпичики». И — уже со стыдом — вспомнилось: как откладывала порученное мне дело, потому что в сон клонило; как, сославшись на усталость, не шла в больницу навещать друга; как, отговорившись плохим настроением или еще какой-то чепухой, обходила одно детское отделение вместо двух. Стыдно ведь. И немножко страшно: вдруг те пронзительные слова Христа, в которых — вся правда, вся красота Евангелия, так и останутся для меня  удачным сюжетом блокбастера?

Лера, 25 лет

***

…Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?

Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.

Евангелие от Матфея 25:41—45

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.