Что читать в августе

Что читать в наступившем месяце? В очередном выпуске нашей постоянной рубрики Ирина Лукьянова и диакон Георгий Максимов расскажут о последних книжных новинках августа. 

 

 

«Разработку Луки продолжаем…» Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) и Крымская епархия. 1946—1961. Сборник документов

Составители: протоиерей Николай Доненко, С. Б. Филимонов 

М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2011. — 528 с.: ил. — (Подвижники благочестия ХХ века).  

Это редкая книга: материалы к житию, написанные гонителями. Это сборник архивных документов: в него входят в основном информационные отчеты уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Крымской области, направленные в Москву, а также докладные записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области, направленные в МГБ СССР. 

Уполномоченный докладывает начальству о своих встречах и беседах с архиепископом Лукой (называет он его, впрочем, просто Лукой — и в одном из докладов даже констатирует, что «Лука зарывается»), о текущем положении дел в епархии. Сотрудники госбезопасности собирают сведения, цитируют вскрытые письма, пересказывают слухи и сплетни, неизменно заключая свои записки фразой «Разработку Луки продолжаем в направлении его антисоветских связей и враждебной деятельности». Из книги видно, что вокруг архиепископа Луки была сплетена целая сеть доносчиков, что МГБ не гнушалось читать не только его письма, но даже письма студенток-медичек, которые посещали службы в симферопольском соборе, где он служил. Особенно поразителен документ, написанный церковным служителем по кличке «Зайцев». Святитель спрашивает его, не сотрудничает ли он с МГБ. «Зайцев» отвечает: «Дорогой владыко, я служитель Христов и не понимаю, о каком сотрудничестве вы меня спрашиваете», — а потом сразу идет и строчит донос. 

Из докладов и данных разработок видно, чем живет послевоенный Крым, сколько сердечной боли доставляют святителю бесконечные, безысходные проблемы: голод, отсутствие жилья, закрытие церквей, повальная нищета, при которой не на что содержать священников и их семьи… Все это — в обстановке непрерывной антирелигиозной пропаганды и постоянных запретов. Из советских документов, мелочно подмечающих любой недостаток всякого священника, тем не менее складывается простой и величественный образ человека, который радеет о Церкви, бесплатно лечит всех, кто к нему обращается, бесплатно читает лекции по хирургии (а вместо благодарности от него требуют, чтобы читал их в штатском, а не в архиерейском облачении). Готовит свою книгу «Дух, душа и тело», работает над медицинскими публикациями, разрешает конфликты, служит, проповедует. 

Обычная, почти современная, знакомая и понятная жизнь в советских условиях — но жизнь праведника, исповедника, святителя.  

Ирина ЛУКЬЯНОВА


Протоиерей Андрей Ткачев
Человеческое измерение

М.: Лепта Книга, 2011. — 352 с. — (Живой Журнал — Новый Формат!) 

 

«Человеческое измерение» — книга, составленная из небольших эссе, размышлений, бесед, интервью на самые разные темы: то автор беседует с кем-то о роли женщины в Православии, то размышляет о литературе, то делится мыслями, пришедшими в голову во время поездки по Италии. Книга неравнозначна, и, наверное, так и должно быть: в чем-то соглашаешься с авторской мыслью, с чем-то споришь, а иногда уже хочется письменно — ну, если не возражать, то вопрошать. Это такое интерактивное чтение, требующее диалога с автором — то есть самое насыщенное и осмысленное. 

Встречаются замечательные находки: чрезвычайно любопытны мысли отца Андрея о китайской культуре, в которой художник «чувствует себя кисточкой в руках Неба», о необходимости изучать и понимать наследие дохристианского и нехристианского человечества… А где-то — общее место: «Для девочки — домашний труд, умение всего того, что делает ее хозяйкой, плюс приобретенные характеристики поведения — скромность, стыдливость. Для мальчика: ответственность, физическая закалка, навыки кормильца и защитника». Или совсем удивительное: «Мусульмане, к нашему стыду, могут научить нас, что вышедшая замуж не девушкой никогда не родит настоящего воина»… 

Самое интересное в книге, пожалуй, это не ответы отца Андрея Ткачева на вопросы интервьюеров, довольно случайные и похожие на десятки таких бесед с батюшками (хотя в этом разделе книги можно найти внятные ответы на вопросы, с которыми приходится бесконечно сражаться новоначальным: а в театр не грешно ходить? а краситься? а пластическая хирургия? а работать женщине можно? а рок слушать — это не очень не по-христиански?). Куда интереснее тексты, рожденные долгими размышлениями на интересующие лично отца Андрея темы: о необходимости приобщения человека к мировой культуре, о роли культуры в приближении ко Христу; о блудной страсти и борьбе с нею; о том, чем различаются тоска и грусть. 

Здесь появляется чудесный образ души — царевны Несмеяны, вечно плачущей в ожидании Жениха; здесь нас ждет поразительный призыв: «Благословим тоску и с ней обнимемся». Здесь — личные наблюдения о том, что «человек тем хуже, чем тоньше его культурный слой» и о том, что «когда двигаешься, грустить тяжело» (хороший, кстати, рецепт от печали: двигайся!). Здесь — размышления о «Повелителе мух» Голдинга и поэзии Бродского, о старости, смерти и воскресении. В одном месте автор приводит слова апостола Павла: «Вооружитесь тою же мыслью: страдающий плотью перестает грешить» и призывает читателей «вооружиться мыслью». Эти два слова вполне можно поставить эпиграфом к «Человеческому измерению».  

Ирина ЛУКЬЯНОВА


Собачья жизнь и другие рассказы пер. с чеш. / 2-е изд., испр. и доп. 

М.: Теревинф, 2011. — 168 с. (Книги для детей и взрослых)

У Людвига Ашкенази странная судьба: гражданин Чехословакии, он жил во Львове и был студентом, когда советские войска вошли в Западную Украину. Сосланный в Казахстан, он преподавал там русский и литературу. В 1942 году вступил в чехословацкий батальон и с боями дошел до родины; жил там, но после восстания в 1968 году эмигрировал в Германию. Многие языки, многие культуры — все смешалось в судьбе и все перемолола война. 

«Собачью жизнь…» можно было бы назвать детской книгой, не будь она такой отчаянно горькой. Несколько историй животных на войне достаточно просты для детского чтения, но редкая мать сразу отважится дать ребенку такую книгу: бьет наотмашь. И история пони, влюбленного в военный оркестр и съеденного солдатами, и рассказ «Псих» о старой боевой лошади, панически боящейся стрельбы и взрывов, и Брут — о домашней овчарке, из которой сделали убийцу, охранника концлагеря, — все это слишком трудно принять, слишком больно — но все-таки нужно для того, чтобы счастливые и балованные дети через этот чужой и страшный опыт поняли какие-то очень важные вещи о жизни, смерти, любви и бережном отношении ко всему живому. 

Может быть, для этого не обязателен шок? Может быть, но кое-что надо прожить для того, чтобы всегда оставаться человеком, и лучше прожить это через книгу, чем в своей жизни. Может быть, хорошие домашние дети будут горько плакать над «Собачьей жизнью» — но не стоит закрывать ее раньше, чем будет прочитан «Цыпленок» или нежная послевоенная «Голубая искра», по которой некогда снят был фильм «Майские звезды» с молодым Тихоновым в главной роли. 

И чем ближе к концу книги, тем больше в ней воздуха, света и свободы, тем полноправнее входит в нее жизнь, настоящее чудо которой — последний рассказ, «Яичко», только не надо с него начинать. «Собачья жизнь…» — это читательское путешествие из глубины военного ада — будничного, привычного, даже не очень, на первый взгляд, страшного — к растерянной, обалдевшей от света, едва начинающейся жизни, к новой послевоенной истории, к человечности. 

Книга сделана умно и с любовью: рассказы Ашкенази сопровождаются биографией автора, историческими справками и комментариями, даже кадрами из тех самых «Майских звезд»; кое-что рассказано о литературных невидимках, всегда остающихся вне читательского внимания: художнике книги Тимофее Яржомбеке, двух переводчиках — Ксении Тименчик и Павле Гурове, и о составителе серии «Книги для взрослых и детей» Илье Бернштейне.  

Ирина ЛУКЬЯНОВА


Свободен в неволе  

М: Даниловский благовестник, 2012. — 192 с.

 

Говоря о Церкви, апостол Павел указывает, что в ней страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор 12:26). Книга архиепископа Охридского Иоанна содержит уникальный материал об исповедническом подвиге наших братьев и сестер в маленькой балканской стране Македонии. И, что самое неожиданное, речь идет не о делах давно минувших дней, а о том, что происходит сейчас.

С 1967 г. в Македонии местная Церковь находится в расколе, будучи отделённой от всего Православного мира. В 2002 г. один из епископов Македонской Православной Церкви, Иоанн, вместе с группой верующих вернулся в лоно Сербской Православной Церкви. Позднее к нему присоединились покинувшие раскол монахи и монахини из четырех македонских монастырей. Сербской Церковью была образована Православная Охридская Архиепископия, главой которой определен архиепископ Иоанн.

Раскольники не могли простить ему ухода и вскоре же начались судебные преследования архиепископа. Каждый раз, когда он выходил на свободу, против него инициировали новый процесс. В настоящее время владыка отбывает третий тюремный срок. Во время первого срока он писал письма своим духовным чадам — монахиням монастыря свт. Иоанна Златоуста. 

Из этих писем сложилась книга, которая теперь стала доступной и на русском языке. Она знакомит с духовным подвигом современного исповедника за Православие. Кроме собственно писем в книгу входят также материалы с рассказами клириков и мирян Охридской Архиепископии о современной жизни Церкви в условиях гонений, о том, как им пришлось выстрадать церковное единство, а также и о чудесах особой Божией помощи, явленных им. В приложении приведена беседа с архиепископом Иоанном, состоявшаяся между первым и вторым заключениями. Пример православных христиан Македонии показывает, что преследования за веру не остались в прошлом и от этого никто не застрахован. Их живой опыт дает силы и нам преодолевать те скорби, которые выпадают на жизненном пути каждого христианина.

«Я не из тех людей, которые мыслят, что истина и правда на стороне большинства. Истина это только Бог, человек есть ложь, если не укоренен в Боге. Человек создан из праха, и после известного времени снова в него возвратится. Его суд непостоянен и не является подлинной ценностью, если не имеет образцом Божественное откровение» 

Диакон Георгий МАКСИМОВ





УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.