«Солярис» Тарковского и «Солярис» Лема: разбираем, в чем разница, и какие важные смыслы есть именно в фильме
«Солярис» Тарковского и «Солярис» Лема: разбираем, в чем разница, и какие важные смыслы есть именно в фильме

«Солярис» Тарковского и «Солярис» Лема: разбираем, в чем разница, и какие важные смыслы есть именно в фильме

Приблизительное время чтения: 3 мин.

Лем ругался, что Тарковский в киноверсии «Соляриса» навязывает ему, научному фантасту, «достоевщину». Разница между книгой и фильмом, действительно, существенная. В чем именно, на мой взгляд, она заключается?

Лема интересовала именно проблема встречи с разумом, совершенно несхожим с человеческим. Он моделировал ситуацию-допущение, гипотезу. Его интересовали последствия такого контакта для двух интеллектов — человеческого и ино-мирного. А Тарковский — устами одного из героев — провозглашает прямо противоположный свой тезис: человеку никакой иной разум во Вселенной не интересен, человеку нужен человек. И Тарковский, начисто отвергая все научно-фантастические поиски Лема, просто пользуется его сюжетом как средством для постановки сугубо нравственной проблемы. «Тут что-то с совестью, Крис», — пытается исповедаться другу убивший себя Гибарян. И весь фильм — о совести и о покаянии.

Жил человек, и у него была жена. И он охладел к ней, разуверился в своих чувствах, не пожелал пощадить её чувства. И, по сути, довёл до самоубийства. С этим ничего невозможно поделать, и он вынужден жить с таким страшным грехом, глубоко спрятав память о нём и муки совести вглубь своей души. Но всё вокруг как-то... не так. Его любит отец, и он отца любит, — но не может по-детски прижаться к нему; такой прекрасный, тихий семейный дом о чём-то напоминает ему, и в доме нет для героя особенной радости. Рядом — урбанистический мир, в котором вообще можно сойти с ума от одной только поездки по хай-вею. И вот такой «убитый» грехом, закуклившийся человек, Крис Кельвин, пытается убежать на Станцию, в какой-то «космос», подальше от прошлого.

Но Станция, неожиданно для него, оказывается местом, где некий Творец (Бог или инопланетный разум — Тарковскому наплевать) заглядывает в самое сердце человека, находя там образ того, о ком тот особенно мечтал бы забыть. И воплощая в тело, посылает обитателям станции тех людей, перед которыми те особенно страшно виновны. Так к Крису приходит жена, которая давно умерла.

Сначала герой пытается отнестись к этой встрече так же, как иные обитатели станции (кроме Гибаряна, который предпочёл самоубийство) — начал пробовать уничтожить своё прошлое. Но на Станции от «прошлого» не убежишь. И Крис «вдруг» решился поверить и покаяться. Поверить, что перед ним его жена. И дать ей ту любовь и ту верность, на которые поскупился когда-то. И он начинает ОЖИВАТЬ, становиться настоящим, совестливым, сострадающим не только ей, но и всем несчастным мученикам этой Станции человеком. И сколько его ни пытаются убедить, что якобы это всё напрасно, поскольку тут «космос» и всё «ненастоящее» — он уже не даёт себя обмануть.

Именно его открытое сердце заставляет «странного» Творца заметить их страдания и ответить Крису осмысленно. Крис не удержал любимую женщину — она погибла. Но он наконец-то бросился на колени перед отцом. Или перед Отцом Небесным — это кто как хочет истолковать последнюю сцену фильма, которая полностью цитирует великое полотно Рембранта «Возвращение блудного сына».

Весь этот фильм — единый призыв не запирать свою совесть на замок и верить — и в великую силу любви, и в ужасную силу равнодушия. Которое убивает. Это — о том, что от мук совести никуда не уйдёшь, пока не изменишься, пока не станешь другим. И конечно же, это не экранизация аналитического романа Лема, а притча, которая в каком-то смысле — отповедь автору повести. Потому-то Станислов Лем надолго рассорился с Тарковским, и лишь спустя много лет, намного пережив режиссёра, стал постепенно смягчаться. Особенно после появления американского римейка, который привел писателя в ужас...

Читайте также:

Возвращаясь к «Солярису». Ещё два слова о сходствах и различиях

Станислав Лем: во что верил автор «Соляриса» и что не так с его «пророчествами»

Андрей Тарковский: не христианский режиссер?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (24 голосов, средняя: 4,75 из 5)
Загрузка...
13 сентября 2021
Поделиться:

  • Анна
    Анна3 часа назадОтветить

    книга- шедевральна.
    фильм- никакой.

  • Дмитрий
    Дмитрий2 дня назадОтветить

    а я "топлю" за обе версии - они обе одинаково прекрасны

  • Денис
    Денис2 дня назадОтветить

    Владимир (другой), кошка прямо сейчас смотрит на клавиатуру. Вряд ли догадываясь о самом факте нашей беседы. Вряд ли мы знаем Бога лучше, чем наши домашние питомцы знают нас. Поэтому разумно ли воспринимать наши догматы о Боге слишком серьёзно? 🙂

  • Денис
    Денис2 дня назадОтветить

    Владимир (другой), есть Бог, а есть благая весть (информация) о Боге. Бог вне времени нашей Вселенной. Бог всё то. же, что и при творении древнейших звёзд. Информация же о Боге должна восприниматься людьми адекватно. Для этого её подача должна актуализироваться.
    В православии, к сожалению, последний вселенский собор проводился ещё в первом тысячелетии от Рождества Христова, когда даже Новый Свет был белым пятном карте. Звёзды же в представлении тогдашних людей были всего лишь ночными светильниками на небе, уступающими в размере и Луне. Глубина истории исчерпывалась допотопными временами, то есть по-сути временами последнего Ледникового периода. По окончании коего и произошёл последний Великий Потоп из-за быстрого таяния многовековых ледников Евразии и Северной Америки. В результате для людей с современным образованием Ветхий Завет - это сборник жестоких сказок вперемешку с односторонне поданной историей Древнего Израиля. Евангелие - мифологическое описание жизни основателя мировой религии. Даже вселенские соборы стали частью истории давно погибших стран и цивилизаций. На миссионерской и катехизической работе это сказывается крайне негативным образом. Так в 20-21 веках нет прежде не православных народов, которые стали бы православными. Многие же прежде православные народы отпадали, отпадают от православия...

  • Владимир (другой)
    Владимир (другой)2 дня назадОтветить

    А Вы, Владимир Александрович, на чьей стороне: Лема или Тарковского?

    • Рик
      Рик18 часов назадОтветить

      Никогда не нравился Тарковский,душный очень. Лем встречался с Тарковский после фильма, поругался с ним, сказал что он ничего не понял и назвал идиотом. И тут я с ним солидарен.

  • Денис
    Денис3 дня назадОтветить

    Мне больше нравится роман Лема, чем фильм Тарковского по нему. Роман Лема о сложностях общения с разумом, превосходящий человеческий. О ложности антропоморфизма по отношению к сущностям, превосходящим нас и даже наших потомков в светлом будущем.
    Православие устарело не в том смысле, что несёт благую весть о Боге. Устарелость кроется в форме подачи благой вести. В нашем восприятии Вселенная на порядки больше и древнее, чем казалось во времена античной Ойкумены. Следовательно и о Боге следует рассказывать иначе, чем рассказано в Библии тысячи лет тому назад. Даже в детских "Хрониках Нарнии" Бог величественнее и добрее, чем в Ветхом Завете с его изгнанием из Рая за съеденный плод и жестокостью казней египетских. Взрослым же людям, если и говорить о Боге, то как говорил Лем о Солярисе. Причём это минимум, если речь идёт об умных, образованных людях.

    • Владимир (другой)
      Владимир (другой)2 дня назадОтветить

      Денис, зачем писать "Православие устарело" на Православном сайте, где с Вами никто не будет согласен?
      И какой формы подачи Благой Вести Вы хотите?
      И, кстати, в добром ли здравии Ваша кошка?