«ЖИВОЕ ПОСОБИЕ»

Памяти священномученика Павла (Ансимова)

21 ноября Русская Православная Церковь празднует память священномученика Павла (Ансимова).

Священномученик Павел родился 24 августа 1891 года в селе Четыре Бугра Астраханской губернии в семье священника Георгия Ансимова. В 1906 году Павел окончил Астраханское епархиальное училище, в 1911-м — Астраханскую духовную семинарию. В 1912 году Павел Георгиевич обвенчался с девицей Марией, дочерью священника Вячеслава Соллертинского, настоятеля одного из астраханских храмов, и был рукоположен во священника. Однако желание расширить образование было настолько сильным, что он решил, несмотря на свое семейное положение, поступить в Казанскую духовную академию. Он окончил академию в 1918 году, во время разрухи государства и начавшихся гонений на Русскую Православную Церковь.

В 1921 году отец Павел был приглашен служить в Успенский храм в станицу Ладожская на Кубани. В это время в южных губерниях страны наступил голод, и семье священника пришлось испытать много лишений, пока добрались до станицы. Бывало, они доходили до какого-нибудь села, матушка вставала просить милостыню у храма, и затем они двигались дальше. В 1923 году храм в Ладожской был захвачен обновленцами и затем закрыт, и отцу Павлу пришлось покинуть станицу. В это время его тесть-священник написал ему, что есть место регента в храме Введения в Черкизове в Москве, и, если отец Павел желает, то может занять это место. Он согласился на предложение и в 1924 году стал служить в храме регентом.

В 1925 году освободилось место священника в храме Введения на Введенской площади в Москве, и отец Павел был назначен туда. Но безбожники заявили, что им нужен клуб, и в 1929 году Введенский храм был разграблен, а его здание отдано под клуб.

В 1930 году отца Павла назначили служить в храм святителя Николая в Покровском. При храме образовалась монашеская община из сестер закрытых московских монастырей.

23 июня 1930 года отец Павел был арестован по обвинению в организации сестричества при храме и заключен в Бутырскую тюрьму. Поскольку основная причина ареста была та, что он был священником, то следователь ОГПУ предложил ему оставить церковное служение. «Напишите, что вы уходите, — сказал он, — мы вас возьмем счетоводом, молодые нам нужны, а вы человек грамотный, молодой». Отец Павел отказался, и был жестоко избит.

Обвинения следователю не удалось доказать, и 12 августа 1930 года священник был освобожден и вернулся к служению в храме. За ревностную и беспорочную службу он вскоре был возведен в сан протоиерея.

В ХХ веке — веке массовых преступлений — жизнь человека и его свобода почти перестали цениться, и можно было арестовать человека, используя его в качестве «пособия» во время учебной практики. «Научный» руководитель из ОГПУ предложил двум курсантам пройти практику, арестовав какого-нибудь священника. Таким «пособием» стал отец Павел.

В ночь с 28 на 29 декабря 1930 года курсанты провели тщательный обыск в квартире священника, перевернув все верх дном и вскрыв все киоты на иконах. После обыска отцу Павлу приказали прощаться с родными, как если бы его ожидал долгий срок заключения или даже смерть. Отец Павел попрощался с семьей, и его увели — сначала в тюрьму ОГПУ на Лубянке, а затем в Бутырскую. Основанием, почему именно отец Павел стал «пособием» для проведения учебных юридических действий, явилось донесение, в котором был воспроизведен рассказ одного из священников о своем пребывании на Лубянке, в котором он среди прочих знакомых упомянул имя и отца Павла Ансимова.

«Меня в последний раз в ГПУ допрашивали около семи часов подряд, — рассказал этот священник. — Допрашивали четверо… Чего они ищут? Не пойму. Как они ни вертись, а всё равно погибнут. Когда — это вопрос. Или сами помрут, или их изживут. Конечно, мне не дожить до конца того или иного. Но кто-нибудь, из могущих дожить до этого момента, попомнит мои слова. Отцу Павлу Ансимову отец Михаил… предлагает перейти к себе в церковь… Но по-моему, не стоит. Уж если будут гнать, так нигде не спасешься. И будет ли там лучше — вопрос. Каждый из нас священников, служителей Церкви, должен оставаться до конца… не покидать мать нашу Церковь, и особенно, когда она больна, не переходить с места на место. В ГПУ меня в последний раз водили по каким-то коридорам подвальных и других этажей, прежде чем попасть мне на допрос. Уж зачем это нужно было, никак не могу додуматься. А обратно очень быстро я вышел во двор и потом на улицу… Отдать справедливость — тонко и умело работают! А самое главное, сильное моральное действие производит пребывание в этом злачном месте».

После месяца пребывания в тюрьме отец Павел был освобожден. Войдя в дом, священник встал перед иконами и, помолившись, сказал: «Господь дает мне некоторое время еще послужить».

В 1931 году храм святителя Николая в Покровском был закрыт, и началось его разрушение. На грузовой машине к храму подкатили рабочие и стали снимать с купола крест. Накинули на крест веревки и стали раскачивать, но он долго не поддавался. Пошел дождь, что страшно раздражало рабочих, так как им пришлось мокнуть на крыше. Наконец им удалось выдернуть крест, и он повис перевернутым, и с него, как слезы, стали стекать капли дождя. Отец Павел смотрел вместе с сыном на гибель храма, в котором еще недавно совершалась Божественная литургия и прославлялся Творец и Господь, а теперь творение яростно ругалось Творцу. Дождь пошел сильнее. В это время крест стал падать вниз. Чтобы в душе ребенка не запечатлелся образ поругания над символом Христовых страданий, символом победы над смертью, отец Павел накрыл сына с головой полами своего пальто.

С 1932 по 1935 год отец Павел служил в храме Воскресения на Семеновском кладбище до его закрытия, а затем перешел служить в храм Рождества Христова в Измайловском. Отец Павел был человеком утонченным, с нежной душой и, бывало, писал своим прихожанам маленькие записки, чтобы поддержать их в эту страшную и безжалостную эпоху гонений, когда облако смерти нависло не только над верующими, но и над всей страной.

«Приветствую маленькую Женю, — писал он в 1936 году одной прихожанке. — Пусть нынешний день напомнит тебе о том счастливом, невинном детстве, когда душа была чиста, и все мысли были хороши и светлы, и дай Господь, чтобы причащение Святых Таин обновило твою душу и соделало ее чистой и молодой, способной воспринимать благодать Божию такой, какая она есть. Буду, как и всегда, молить Бога, да оградит Он тебя от всех зол и всех жизненных невзгод, привлечет к Себе для спасения твоей души. Дай Господи, чтобы твое христианское сердце постоянно горело любовью к Богу и ближним и побуждало делать только доброе и хорошее, избегая худого. Храни тебя Бог. Грешный молитвенник и доброжелатель протоиерей Павел Ансимов».

Когда прихожане спрашивали отца Павла, что такое счастье, особенно в то тяжелое время, когда на их глазах рушилось всё, рушились храмы и монастыри, и даже самые кладбища, не могущие никак повредить новой власти, как память о прошлом, сметались с лица земли, отец Павел говорил: «Счастье — это способность человека радоваться всему, что дает ему Господь».

В 1937 году на отца Павла донесли, что он проповедует так, что его проповеди можно истолковать как антисоветские. 2 ноября 1937 года отец Павел вместе с группой прихожан был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. Сотрудники НКВД в обвинительном заключении написали о них: «В городе Москве существует широко разветвленная контрреволюционная фашистская группа церковников, состоящая в большинстве своем из монахов, бывших людей и лиц без определенных занятий. Группу возглавляет Ансимов Павел Георгиевич; группа распространяет разного рода ложные слухи о войне и якобы скорой гибели советской власти, о тяжелом материальном положении трудящихся, о якобы существующем в СССР гонении на религию и духовенство, которое безвинно осуждают и высылают в отдаленные места СССР, где последних подвергают пыткам и мучениям».

Отец Павел обвинялся в том, что «возглавлял группу церковников, снабжал участников последней контрреволюционной литературой. Среди окружающих… распространял разного рода ложные контрреволюционные провокационные слухи о якобы существующем в СССР гонении на религию и духовенство…».

Следователи на допросах попытались обвинить священника в нелояльном отношении к власти и в совершении тайных богослужений и треб, но отец Павел категорически отказался признать возводимые на него обвинения.

19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Павла к расстрелу. Протоиерей Павел Ансимов был расстрелян 21 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Полный текст жития священномученика Павла (Ансимова) опубликован в книге «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Дополнительный том IV». Тверь, 2006.

Для желающих приобрести книги: тел.: 8 (916) 032 84 71 или e-mail: at249@mail.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.