Я — ТВОЙ ОТЕЦ

До конца жизни буду помнить я случай, связанный с моим отцом. Событие это словно отпечаталось в моем сердце.

Отец в понимании каждого ребенка может все. Мы знаем наверняка, что отец — это сила, которая защитит от любой беды.

Мне было двенадцать лет. То лето провел я на даче вместе с двоюродным братом Максимом. Все время мы проводили на заброшенных стройках, пытаясь составить карту местности, в лучших традициях героев Стивенсона.

Как-то у одного из недостроенных коттеджей мой брат забрался на старую сосну, пытаясь вскарабкаться на самую ее вершину. Я не обращал на него внимания, стоял, облокотившись на ржавый трактор, и рылся в наших рисунках. Неожиданно откуда-то сверху послышался звук ломающихся веток. Я поднял голову и увидел Макса, стремительно падающего вниз. Когда я осознал, что произошло, он лежал на гусенице трактора и стонал. В голове пронеслось: "Жив?!", а затем: "Нужно звать папу!" Мне стало страшно. Я кинулся домой, страх подстегивал меня.

Мысли в голове менялись так же быстро, как картинки в калейдоскопе. Бегу, впереди дерево, огибаю его, в голове звенит одно слово: "Скорее, скорее, скорее…" Вот я во дворе дома, на скамейке сидит отец… "Папа, там Максим упал!"… "да, он там лежит!"… "Скорее, скорее, скорее…"

Отец медленно поднимается со скамейки. Я веду его туда, он спокоен, молчит… Только потом я понял, что своим спокойствием он подавил во мне этот всепоглощающий страх, который, казалось, мог раздавить мой мозг, как скорлупу.

Вот мы около Макса, и я понимаю, что внешне я спокоен, мои глаза встречаются с глазами брата: "Держись, все будет хорошо." Отец подходит к нему осматривает спину: "Позвоночник цел — вставай!" Облегченно вздохнув, папа садится на землю. Я смотрю на него — отец отдыхает. А затем улыбается и подмигивает. "Пошли домой!"

Я часто вспоминаю тот случай. Не знаю, почему, но он стал для меня образцом поведения в тяжелых жизненных ситуациях. Отец воспитывал меня и учил всему, что сам умел а главное, благодаря ему я понял, что мужчина — это прежде всего человек, который готов взять на себя ответственность за других людей, то есть стать тем, кто с гордостью может произнести: "Я — твой отец!"

Сергей

КАК Я ПОВЕРИЛ

Первая христианская книга, которую я прочитал в своей жизни сознательно, именно как христианскую, была книга отца Александра Меня "Сын человеческий". Она меня очень поразила и подвела к возможности сознательного чтения Евангелия.

Евангелие я воспринимал с большим трудом, особенно чудеса. Зачем исцеления бесконечные? Мне казалось это просто скучным и ненужным. Другое дело — мудрые слова Нагорной проповеди, удивительные притчи, Распятие…

Чтобы войти в чтение Евангелия, мне требовалось соприкосновение с Традицией. Верно говорят, что всегда нужна традиция толкования, нужно знать, зачем это написано. Недостаточно взять текст. И вот эта книга мне очень помогла.

А потом произошла такая штука. Когда я ее читал, в перерыве, как-то включил телевизор. Показывали перенесение мощей Серафима Саровского, Преподобного, и давали его житие.

Казалось бы, евангельский текст и житие преподобного Серафима Саровского — совершенно разные эпохи, "костюмы", не знаю, как это сказать, ну, антураж или что-то… И вдруг меня просто пронзило ощущение, что речь идет об одном и том же явлении. Что русское Православие, кажущееся таким картинным и далеким от происходящего в Евангелии, — с его священниками, какими-то монахами, непонятными всякими церковнославянскими песнопениями… Это явление одного качества, произрастающее именно из Евангелия — продолжение жизни все той же христианской Истины.

Вот было первое мое чувство. Так, не логикой, а сердечно я понял, что Церковь наша все же и есть самая настоящая христианская Церковь.

Владимир

О "ФОМЕ", И НЕ ТОЛЬКО О НЕМ

Прочитала пару номеров "Фомы": интересно, иногда смешно, иногда грустно. Вернее, грустно чаще, чем хотелось бы. Поход по реке мне запомнился, действительно необычный. И романтично, и познавательно. Но сама бы я не пошла. Удивительно, что столько ребят и девчонок собрались летом не в Сочи, а в такую, пусть и самую живописную, но все-таки, извините, глушь. Вот это уже похоже на настоящую веру и дело ради ближних..

Что же касается моего отношения к Церкви, то я сама еще лет пять назад на пороге, можно сказать, стояла. Но, как это со многими случается, оказалась зашуганной бабушками: то юбка короткая, то поклонилась неправильно, то пришла не вовремя и т.д.

Про свободную любовь вы писали. Если честно, не думала, что детишки могут так рассуждать. Где вы только нашли таких? Я, например, знаю, что блуд считается большим грехом, в котором нужно исповедаться. Но я сама живу с парнем уже 4 года. Мы любим друг друга, нам хорошо вместе и я не понимаю, в чем наш грех и почему мы обязательно должны пожениться. Но это к журналу отношения не имеет.

Было бы, правда, интересно почитать, что вы еще напечатаете. Но, говорят, "Фома" редко выходит. Жаль.

Екатерина

ЛУК

Недавно у нас дома зашел разговор о смысле исповеди, о том, что должен чувствовать человек, готовясь к покаянию, что означает для него отпущение грехов. И тут мне вспомнился один случай из моего далекого теперь уже детства. Тогда, в конце сороковых, наша семья жила в маленьком подмосковном поселке. Время было голодное, и единственным подспорьем были огороды, на которых взрослые много и тяжело трудились.

Однажды в начале лета я отправилась на соседний участок к знакомым ребятишкам. У них был дом на две семьи, и хозяин второй половины, живя в городе, еще не переехал на лето, а приезжал на свою дачу по выходным. Словом, когда я там появилась, наигравшись, мои приятели предложили: "Пошли к Розенцевым на огород. Там такой вкусный лук вырос!". После минутного колебания я со всей компанией отправилась на чужие грядки, где мы (ничего не затоптав и не напортив — этого никто себе не позволял) вдоволь наелись свежего зеленого аппетитного лука.

Домой я прибежала очень веселая, уже забыв об этом своем поступке. Но мама сразу почувствовала неладное: "Почему от тебя так пахнет луком?" Я чистосердечно призналась, что рвала лук на огороде у дяди Сережи. Вот тут-то все и началось. Мама посмотрела очень строго и решительно сказала: "Брать чужое без спроса нельзя. В воскресенье приедет дядя Сережа, сама ему расскажешь о том, что ты сделала". В том, что это не шутка и рассказывать придется, сомнения не было. Мама умела быть очень твердой и всегда помнила о том, что говорила.

Неделя тянулась долго и мучительно. Я с ужасом думала, что надо будет все объяснять и признаваться в некрасивом своем поступке перед хорошим, но все же посторонним человеком. Если бы можно было все повернуть назад и исправить!

Но воскресенье приближалось неотвратимо. И вот уже на нашей веранде сидит добрый, приветливый, ничего не подозревающий недавно приехавший и забежавший "на огонек" Сергей Николаевич. Он рассказывает что-то очень веселое, и я, замирая от стыда и страха, начинаю надеяться, может, обойдется. Но слышу мамин голос: "Иди сюда. Ты должна была что-то рассказать дяде Сереже. Говори…"

Этот момент я буду помнить всегда: как упало сердце и как, зажмурившись, я призналась во всем. И еще помню обнявшие меня руки и ласковое ворчание: "Да что за беда? Поела и на здоровье. Всегда можешь приходить и рвать, что захочется". Я была прощена и понимала, что дядя Сережа великодушно старается поддержать меня. Как я была благодарна ему тогда! И сейчас с самым теплым чувством вспоминаю этого человека…

Собственно, на этом моя история и кончается. Стоить добавить только, что после этой "прививки" у меня никогда не возникало желания "полакомиться с чужого огорода". Судьба и любящие меня люди преподнесли мне бесценный урок.

Ольга Анатольевна
41 № 2 (8) 1999
рубрика: Архив » 1999 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/41.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • игорь
    Декабрь 17, 2015 8:34

    книга Отца Александра Меня — удивительная множество людей прочитав её пришли в церковь и в том числе и я -именно в тот момент я ощутил что Господь есть на самом деле и это не сказка и не выдумка заинтересованных людей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.