В тени большого города

Юрьев-Польской — маленький городок, затерявшийся в бескрайних просторах Владимирского Ополья. Вообще-то во всех энциклопедиях и даже в Википедии написано Польский, но мне больше нравится Польской — такое название точнее характеризует место, негласной столицей которого являеся город.

Феномен Русского Ополья уходит своими корнями в глубокое прошлое, когда на территории, заселенные чудью, пришли славянские племена, вырубили дремучие леса и начали осваивать и распахивать землю. Земля эта оказалась столь плодородна и обильна, что активно осваивается и в наше время: на протяжении всей нашей небольшой поездки мы видели вспаханные, засеянные, ухоженные поля. На фоне всеобщего упадка сельского хозяйства в стране это выглядит очень обнадеживающе.

Рассвет мы встречаем в Юрьеве-Польском. Туман висит над городом. Солнце пробивается сквозь густую пелену, делает картину совершенно фантастической. Дворники в рыжих фуфайках метут улицы, торговцы на площади разворачивают палатки, многочисленные таксисты предлагают отвезти вас куда угодно. Город оживает. С городского вала открывается вид, ставший уже классическим, — многие помнят его по фильмам «Золотой теленок» с Сергеем Юрским и «Юрьев день».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Юрьев-Польской всего на пять лет моложе Москвы. Основанный в 1152 году князем Юрием Долгоруким, город довольно долгое время находился в центре грандиозных исторических событий, потрясавших Русские земли с постоянством, достойным лучшего применения. Город помнит кровавые междоусобицы русских князей, многочисленные набеги монголо-татар. В Смутное время не обошли стороной его и войска Лжедмитрия II. После польско-литовского разорения город потерял свой исторический статус и превратился в заштатное провинциальное поселение в составе Московской губернии.

 

Несомненно, главной достпримечательностью города, его жемчужиной является Георгиевский собор, памятник белокаменного зодчества домонгольского периода, коих в современной России осталось —по пальцам пересчитать. На стенах собора Евангельские события соседствовали с изображениями языческих символов, разнообразных львов, грифонов,. Есть даже изображение слона с заячьими ушами, столь любимое милыми музейными барышнями и туристами. «Каменная роспись» собора была для того времени уникальной и, пожалуй, нигде более не повторялась.

Впрочем халтурить строители умели, видимо, не только в наше время. Красавец-храм простоял чуть более двухсот лет и, как пишут в некоторых источниках, «внезапно разрушился». Произошло это печальное событие в середине 1460-х годов. На восстановление собора московский князь Иван III отправил своего лучшего мастера Василия Ермолина, который из обломков старого собора собрал новый. Восстановить собор в прежнем облике не удалось, новый собор стал гораздо ниже, получился приземистым, как будто врос в землю. Нарушился и узор каменной резьбы.

 
 
 

Мы спешим на встречу с отцом Афанасием, игуменом Михайло-Архангельского монастыря, в стенах которого расположился музей. Монастырь этот заложен был Святославом Всеволодовичем, в 1238 году разорен ханом Батыем и долгое время пребывал в запустении. Свой современный вид он приобрел в конце XVIII, начале XIX века. В советское время монастырь был закрыт, часть помещений отдали под музей. В 2008 году обитель вновь была открыта. Его братия сейчас —всего-то три насельника вместе с игуменом, да еще несколько трудников.

Отец Афанасий говорит, что проблем с музеем у них нет, места хватает всем, туристы, приезжающие в музей, заходят и в храм, что само по себе уже немаловажно. Да вот и директор музея, женщина воцерковленная, поет в церковном хоре. Только службы проходят очень редко — по большим праздникам и в выходные дни. Да и прихожан мало: монастырь стоит, в «историческом центре», да только центр этот расположен на окраине, и жителей здесь крайне мало.

На наш вопрос, как в провинции реагируют на события, что сотрясают сейчас Москву, серьезно отвечает, что здесь и без взбалмошных девчонок проблем хватает —пьянство, безработица, нищета, социальное расслоение захлестнули провинцию, и выхода из этой ситуации не видит никто.

На выезде из города наше внимание привлекла огромная колокольня — практически все, что осталось от некогда существовавшего Петропавловского монастыря. Присмотревшись, в густых зарослях можно рассмотреть остатки стен стоявших когда-то на этм месте церквей и соборов. Местные краеведы рассказывали нам, что монастырь этот восстанавливает практически в одиночку монахиня матушка Серафима.

 
 

Наш путь лежит в Городище — небольшую деревушку недалеко от Юрьева-Польского. Здесь, на берегу реки Липица, в 1216 произошла битва между новгородскими, псковскими, смоленскими князьями, ставшая знаменитой потому, что была, возможно, самым кровавым и жестоким сражением славян со славянами. После него ослабленные славянские дружины не смогли уже противостоять нашествию Батыя.

 
 
 
 

На месте древнего городка — одинокая колокольня, ров да земляной вал. Возле сельского магазина тусуется подвыпившая молодежь. Создается впечатление, что печальные последствия той далекой битвы сказываются до сих пор.

 
 
 
 
 

А мы отправляемся в старинное княжеское село Подолец. В селе с более чем восьмисотлетней историей стоит необычный храм, построенный в XVII веке князьями Милославскими, сподвижниками Ивана Грозного. В подолецком храме два этажа и четыре придела — для сельского храма это большая редкость. Здесь захоронены князь Сергей Михайлович Милославский и две супруги князя Михаила Васильевича. Но давно уже никто не помнит, когда вынесли из храма надгробия и куда они подевались.

В храме ведутся реставрационные работы. Но сам храм закрыт, попасть в него невозможно. Только по большим праздникам проходят здесь службы, на которые собирается достаточно много народу.

По дороге из Юрьева-Польского в Переславль останавливаемся в Симе. Здесь, на территрии храма Димитрия Солунского, недавно был открыт памятник Петру Багратиону, герою войны 1812 года, который скончался в имении князей Голицыных.

 
 
 

Возвращаемся в Москву. Небольшое село на нашем пути. Разрушенная церковь, деревянный магазин — словно картинка из советского прошлого. Бдительная продавщица, увидев фотоаппарат, выскочила из-за прилавка и, не дав опомниться, взяла в оборот:  а вы кто такие, а вы зачем тут, а кто разрешил фотографировать. Еле отбились. Пустые полки магазина  — как эхо прошлого.

Одинокая бабуля сидит на лавке — то ли время пришла скоротать, то ли купить чего.

eshtokin ЕШТОКИН Владимир
рубрика: Авторы » Е »
фотограф
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.