В этой жизни умереть нетрудно

Андрей Зайцев в поисках галльской деревни

Двое в комнате. Мужчина 36 лет и женщина 21 года. Время от 10 до 10.30 утра. Девушку уговаривают бросить мужа и любить только своего собеседника. Она не соглашается, мужчина угрожает покончить жизнь самоубийством. Женщина выбегает из комнаты. Звучит выстрел. Обрывается жизнь. В конце статьи читатель обязательно узнает, кто же ушел из этого мира 14 апреля, а пока на мгновение остановимся и посмотрим на ситуацию со стороны.

Наверное, в жизни почти каждого человека бывали ситуации, когда он хотел влезть на подоконник, открыть окно и, говоря словами Владимира Набокова, сделать так, чтобы его не было: «Дверь выбили. «Александр Иванович, Александр Иванович!» — заревело несколько голосов. Но никакого Александра Ивановича не было».

Еще чаще в нашей жизни бывают семейные и просто любовные ссоры, когда мы говорим друг другу о том, что готовы «уехать к маме» или «уйти из жизни». В порыве гнева мы можем пожелать смерти дорогому человеку или даже погрозить ему своей.

Подростку уход из жизни кажется эффектной позой, решением проблемы. Сознание рисует романтические картины рыдающих на могиле красивых девушек и друзей, пускающих скупую мужскую слезу со словами: «Каким он парнем был…»

Мужчина от 30 до 50 думает, что уход из жизни поможет ему разом разрубить все оковы и сложности, которыми опутала его жизнь, радикально решить кризис среднего возраста. Некоторые, правда, предпочитают медленное самоубийство и начинают пить горькую.

Пожилой человек думает, что самоубийство поможет ему избежать проблем надвигающейся старости или перестать быть обузой для родственников.

В общем, поводов уйти из жизни во все времена было слишком много, а поводов «сделать жизнь» — значительно меньше.

Последний рисунок В. Маяковского. 1930 г.

Наши возлюбленные, жены и матери так же, как и мы, не всегда оказываются рядом в трудной ситуации, и человек остается в одиночестве на пороге смерти, которая манит своей притягательностью, возможностью снять с себя ответственность.

Когда пространство жизни сжимается до неглубокого вдоха, когда ты можешь лишь сидеть на кровати, а путь до уборной кажется невыносимо длинным, тогда требуется большое усилие воли, чтобы разрешить себе жить, продолжить борьбу за самого себя, которая становится еще тяжелее от того, что рядом на тебя смотрят сочувственные лица и предлагают различные варианты действий.

Когда пространство любви скукоживается до конкретной девушки, которая сейчас встанет с ковра у твоих ног и уйдет за дверь, невыносимо тяжело бывает не выстрелить в себя из маузера.

Когда ты, взрослый и еще не старый мужчина, не можешь обеспечить достойную жизнь своим близким и детям, очень тяжело бывает удержаться на краю бездны.

Многие из тех, кто живет рядом с нами, практически ежедневно совершают над собой акт ментального суицида — они перестают бороться, они начинают вновь и вновь требовать внимания к себе. Они стремятся сделать так, чтобы их близкие, а часто и не близкие люди перестали жить своей жизнью и начали жить только ради них.

В этот момент требуется огромная любовь, чтобы сказать кому-то: «Я останусь с тобой в комнате, я не уйду от тебя, я никогда тебя не брошу».

Еще тяжелее признать, что человек, которого ты любишь, хочет жить с кем-то еще, что он не готов стать частью только твоей жизни.

Митрополит Сурожский Антоний приводил прекрасный пример о том, кто такой «друг жениха». Это человек, настолько его любящий, что он готов приготовить все к свадьбе, проводить молодоженов до двери их первой совместной спальни и отойти в сторону, ничего не требуя взамен.

Эта роль является одной из самых трагических для любого человека. Мы готовы страстно любить, громко страдать, но не можем отойти в сторону. Желающих самим нести Кольцо всевластия всегда будет больше, чем тех, кто готов бескорыстно им помогать.

Я это знаю по себе — гораздо легче чувствовать себя трагическим героем, чем обывателем, жизнь которого не интересна никому, кроме двух-трех человек.

Чтобы перестать мечтать о том, чтобы стать Юлием Цезарем, от которого зависят судьбы мира, необходимо вспомнить его же изречение: «Лучше быть первым в галльской деревне, чем вторым в Риме». Как ни странно, эта фраза может служить образцом рассудительности и некоторой гарантией от трагедий, приводящих к самоубийству.

Тогда неудача в личной жизни, на работе или в окружающей действительности будет восприниматься не как повод для свода счетов с жизнью, а как напоминание о том, что ты не нашел еще своей «галльской деревни» или необдуманно быстро расширил ее границы.

Мысли о самоубийстве почти всегда возникают из-за того, что наши желания не совпадают с нашими возможностями. В этот момент необходимо большое мужество, чтобы остановиться, успокоиться и подождать.

К сожалению, некоторые так и не смогли этого сделать….

Да, и напоследок. 14 апреля 1930 года застрелился Владимир Маяковский. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.