ФОТОГРАФ И ПРОСТРАНСТВО

Легко ли найти в Москве настоящего фотохудожника?
И да, и нет. Легко – потому что этот художник, несомненно, известен каждому, кто хоть сколько-то серьезно интересуется фотографией. А ссылку на его персональный сайт – www.clavijo.ru – поисковая система выдает первой, стоит только набрать в строке поиска слово «фотограф».
Нелегко – именно потому, что он настоящий художник. Я стоял в подъезде дома, где, по идее, должна была находиться его студия, и гадал, куда идти дальше: номера на рядах зеленых почтовых ящиков говорили, что нужной мне 80-ой квартиры здесь в принципе нет. Проверил адрес – все верно, не ошибся. «Настоящий художник должен жить на чердаке под самой крышей», – подумал я в тот момент. Но на последнем этаже номера квартир заканчивались на цифре 79. Лишь одинокая лестница в углу вела куда-то наверх, в темноту подъезда. Начал подниматься – и только когда лестничная площадка осталась далеко внизу, меня встретила железная дверь с цифрой 80 и висящий рядом небольшой рекламный плакат: «Фотограф Владимир Клавихо-Телепнев». Настоящий художник действительно жил под самой крышей.
Студия русского фотографа с колумбийскими корнями (его отец – радиожурналист из Колумбии, дедушка – широко известный колумбийский фотограф) поражает уютом. «Это необходимое условие творчества, – говорит он. – Люди часто думают, что я здесь живу». Но на самом деле Владимир здесь только работает. Просто для него очень важно, чтобы с человеком, которого он фотографирует, сложился личный контакт. И к этому должно располагать все – в том числе обстановка студии. «Для меня идеальная ситуация – это когда не хочется ставить камеру между собой и человеком, которого снимаю, – рассказывает художник. – Бывает, общаешься с кем-то и понимаешь: возникает такой контакт, что как будто незачем отгораживаться от собеседника объективом».
Выпускник Московской академии печати, Клавихо-Телепнев в своей профессии прошел через все возможные крайности: работал фотокорреспондентом, в горячих точках, а потом занимался съемкой моды и рекламы. Но со временем отошел и от того, и от другого. И сейчас, вот уже несколько лет, Владимир – свободный художник и занимается художественной фотографией. «В фотографии такого рода, – объясняет он, – личность человека крайне важна». Люди, которые приходят сниматься на студию, часто уверены, что задача фотографа только в том, чтобы найти удачный ракурс. «Я всеми силами стараюсь разрушить этот стереотип, – говорит Клавихо-Телепнев. – Меня интересует духовный образ человека. Ведь портретная фотография – это всегда диалог».
И в этом смысле в любом жанре фотографии есть что-то от портрета. Ведь если снимки делает человек, то, скажем, в пейзаже есть некие символы, которые можно читать. Особенно ярко Владимир, по его словам, почувствовал это во время поездки по местам библейских событий – там художник работал над серией «Библия в фотогравюрах». «С одной стороны, именно я пытался воспринимать пространство вокруг себя, – рассказывает фотограф. – Но с другой, оно само меня куда-то вело. И это – уникальный опыт». Почему уникальный? Художник отвечает: «У людей в сознании заложены какие-то образы, рожденные не ими, вопросы, которые были сформулированы человечеством раньше, проблемы, которые когда-то, может быть, не решили до конца». И все это человек пытается по-своему осмыслить. «Что касается библейской серии, то я как будто нашел кем-то начатую тетрадь, – делится Клавихо-Телепнев, – и теперь просто пишу продолжение, а не создаю что-то с нуля».
Автор «Библии в фотогравюрах», разумеется, не снимал конкретных сцен библейской истории, он видел только пейзажи тех мест – и поэтому сосредоточился на восприятии пространства. Таким образом, этот фотопроект является метафорической иллюстрацией древних событий. При этом иллюстрации как таковые Владимира, по его собственному признанию, всегда раздражали: «Они никогда не совпадали с моими собственными представлениями о том, как должен быть представлен тот или иной сюжет. И все же в этот раз я выступал именно как художник-иллюстратор. Поэтому мне было очень важно найти к иллюстрации библейских событий особый подход». И фотограф такой подход нашел: он изобразил пространство, в котором художник как будто чертит окружность, но не дорисовывает ее до конца – человеческий глаз должен сам эту окружность закончить, то есть сам дочитать библейский сюжет, сам дорисовать персонажи. И вот здесь вспоминаются слова Клавихо-Телепнева о том, что фотография – это всегда диалог…
Владимир не понаслышке знает, как сильно сегодня мода влияет на нашу культуру. Видимо, именно поэтому решился фотографировать библейские места: «Мне хотелось сделать проект, который не терял бы своей актуальности. Хотелось, чтобы люди смотрели и понимали: то, о чем этот проект, не может ни уйти, ни измениться под влиянием моды. Потому что есть вещи, которые глубже. И если считать, что миссионер рассказывает людям о том, чего они еще не знают и что может продвинуть их по духовному пути, то „Библия в фотогравюрах“ – это миссионерская серия».


Горизонт. Гора Синай.

Массада. Руины крепости, в которой укрывались евреи-зилоты во время восстания против римлян в 66 г. н.э.  Последние беженцы прибыли сюда уже после разрушения Иерусалимского храма в 70 г. н.э.

Волны. Средиземное море


Три дерева. Побережье Мертвого моря

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.