Евангелие Крестопоклонной недели

Евангелия Великого поста

Великий пост — совершенно неповторимый период в церковном году. Каждый день, каждая служба наполнены особым смыслом. Важнейшее место занимают евангельские чтения воскресных дней поста и подготовительных недель. Мы попросили разных людей прочитать эти евангельские отрывки и рассказать, как они их понимают и что лично для себя выносят в рубрике«Евангелия Великого поста». Евангелие третьей недели Великого поста читал вместе с «Фомой» Эдуард Бояков, режиссер, продюсер, театральный педагог.

 

Евангелие от Марка, главы 8 и 9

34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

35 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее.

 

 

читать весь отрывок

36 Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

37 Или какой выкуп даст человек за душу свою?

38 Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.

1 И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.

 

 

Эдуард Бояков. Фото Владимира Ештокина

Надо помнить, что разговор о Евангелии — это, с одной стороны, смелость, которую человек может и должен проявлять, а с другой стороны, это невероятная ответственность. Конечно, нельзя изображать из себя богослова, если ты таковым не являешься. Когда я читаю святых отцов, когда я читаю «Точное изложение православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина, который очень подробно говорит о крестопоклонной неделе, о Кресте (совершенно потрясающий текст!), что еще я могу сказать после этого? Да ничего! В этой ситуации остается только одно — делиться опытом и мыслями предельно личными.

Это евангельское чтение для меня особенное. Я пришел в Церковь взрослым, профессионально состоявшимся человеком, который чего-то достиг в этой жизни, у которого уже было, как говорится, за что держаться. И оказавшись в Церкви, я, как ни громко это прозвучит, оказался очень близко к той ситуации, о которой говорится в Евангелии, читаемом на Крестопоклонной неделе. К ситуации предельной бескомпромиссности: или — или. Я встал перед очень жестким выбором: либо остаться со своими земными достижениями, статусами, привычками — либо «отвергнуться себя» ради следования за Христом. Да, слова об отречении от себя я тогда понял несколько плоско, но об этом позже. А сначала — о страхе.

Рано или поздно мы все окажемся на Суде. Но ведь в этом отрывке Евангелия речь идет о суде, который человек должен произвести над собой прямо сейчас. Это же страшно. И рассуждения что лучше сделать это не откладывая, чем потом мучиться и пытаться что-то исправить — это ведь рассуждения. А нужен поступок.

Сложно найти в Евангелии слова, обращенные к человеку, которые были бы жестче, чем эти — отвергнись себя. Готовы ли мы к этому? Вообще возможно ли это? В принципе, нет. Но здесь важно обратить внимание на контекст.

Когда Христос произносит эти слова? После того, как кормит четыре тысячи человек семью хлебами. Он посетовал на то, что этим людям далеко возвращаться домой, а они, бедные, голодны — и потому совершил чудо. Он показал этим людям Свою любовь. И получается, что Тот, Кто требует от тебя взять свой крест и пойти за Ним — это Тот, Кто тебя бесконечно любит, Кто способен на чудо. Нам даруется чудо, и мы должны ответить тем же — нарушением обычной, эгоистической логики. Это ведь чудо — приход человека к безусловной вере.

Помню, как в юношестве, думая о кресте, я недоумевал: как символом христианства может стать такой жесткий образ – крест. Это ведь средоточие страданий и боли! Но если чувствуешь эту любовь, тебе становится понятно и… не страшно.

Крестопоклонная неделя — это середина Великого Поста, Четыредесятницы. Здесь тоже прекрасная символика. В центре Поста, как и в центре всей жизни христианина, оказывается Крест. Ты на перекрестке. И снова, когда читается Евангелие, Господь адресует эти слова именно тебе: ты готов или не готов? Или — или.

 

Как я пытался расстаться с прошлым

Что значит этот выбор? Что значат слова Христа отвергнись себя? Что значит — возьми крест свой? Как это применить к собственной жизни?
Я задавал вопросы и себе, и священникам о том, как на практике должно реализоваться мое «отвержение себя». Был такой момент, когда у меня была готовность бросить все и уехать жить в деревню рядом с Оптиной. И семья меня поддерживала. А отцы, которые всегда с таким теплом относились ко мне, очень мягко всегда что-то объясняли, в этом случае вдруг очень жестко мне ответили, чтобы я, как говорится, даже не рыпался. Видимо, мне такой путь не подходит. Видимо, я все-таки исходил из желания личного комфорта, удобства, из гордыни. Интересно, что и мой учитель в миру, большой музыкант, тоже очень резко на это отреагировал. Не в смысле «не уезжай, ты нужен здесь», а напротив — «кто ты такой, чтобы обсуждать этот вопрос»? В моей ситуации, действительно, было бы очень просто — бросить Москву, перечеркнуть старую жизнь и начать новую, с чистого листа. А в Москве, в тех же обстоятельствах, в которых ты жил раньше, идти за Христом труднее. Но значит это наш крест, это наш путь, значит мы будем здесь жить, радоваться, созидать, реализовывать творческий потенциал, который дан нам Богом.

В вопросе о пути, о выборе нет и не может быть универсального ответа. Здесь надо прислушаться к голосу Церкви, к голосу своего духовного отца, спрашивать совета у старцев. Бог послал мне людей, к которым я всегда могу обратиться с самыми важными вопросами. Некоторые из них — насельники Оптиной пустыни, некоторые — живут в Москве. Конечно, есть потрясающие тексты, где говорится, что если нет духовного отца, то есть Евангелие, — и этого достаточно. Наверное, есть и такой путь. Но я очень слаб, и человеческие примеры, которые были мне явлены, помогли мне и помогают сейчас. Церковная жизнь каким-то чудесным образом создает близ тебя круг удивительных людей, и сегодня я точно могу сказать, что среди моих учителей есть не только священники, но и миряне. Невероятно интересно и радостно наблюдать за их ростом, за их жизнью, за тем, как они, живя в ритме большого города, справляются с искушениями и не впускают в себя грязь.

Со временем я осознал, что речь в этом фрагменте Евангелия идет не о том, что мы должны уволиться с работы и раздать все свои сбережения. Речь о том, что надо жить с Христом и ради Христа, жить так, чтобы быть готовым в любой момент от всего этого отказаться. Ты вроде бы живешь своей привычной жизнью, ездишь на своей машине, спишь в своей квартире. Но при этом понимаешь, что на самом деле, это все уже не твое, и может быть, когда-то тебе придется ради Него от всего этого отказаться. И не на словах — а на деле. Мне кажется, каждый христианин должен себя этим мерять. Если мы молимся Святому Георгию, если он на гербе нашего города — что это значит? Что это красивая сказка про мученика? Аллегория? Или то, что ты готов к подобной жертве? И будешь готов до самой смерти. Независимо от того, как тебе придется умирать — в теплой постели, окруженной правнуками, или на кресте, или в бою.

 

Великий абсурд христианства

Нам часто хочется совершить резкое движение, поступок, а дальше не париться. Нам все время хочется моментальных спецэффектов, результатов. А крест, выбор за кем идти — это, на самом деле, отложенный эффект. Это удивительная мудрость и удивительная правда: если мы делаем что-то по-настоящему высокое, честное, чистое, это возвращается к нам через годы, это отражается на наших детях. А если ты сейчас нажал кнопку, и тебе упало — это несерьезно, это дешевая награда. Когда речь идет о спасении, о преодолении страшных, мучительно повторяющихся грехов, искушений, никаких простых ходов нет и быть не может.

Жизнь — это испытание. И нигде, никогда не будет легко. О чем сегодняшнее Евангелие? Это потрясающая история о том, что нам не обещается какой-то прелести здесь — нам обещается спасение. Это мучительный, конечно, выбор. Надо понимать, что если ты действительно следуешь за Христом, в твоей жизни будут страдания, будут скорби, лишения — потому что иначе твоя душа не будет расти.

Спаситель нам все показал: Его не просто распяли, Он еще и Сам тащил Свой крест на Голгофу. С точки зрения обывательской логики, это невероятный сюжет — ты должен понести мучения, а еще должен сам их подготовить. Это кажется странным, это кажется алогичным! Но именно эта великая абсурдность, эта символика способна взломать другую, страшную абсурдность мысли о том, что смерть человека — это его конец, что дальше — пустота.

Христианин тащит свой крест, зная, что в конце пути его ждет не «бинго», не пьедестал с красивыми гелиевыми шариками и шампанским, которое надо разбрызгивать на красивых девушек, а еще одно испытание, самое главное. И он должен двигаться, не теряя себя, не распыляясь, не стесняясь своей веры, не отказываясь от Господа.

Это тяжело – нести свой крест. Но это единственно верный путь.

 

Мама

И все-таки что это — взять и понести свой крест? Сделать что-то очень громкое? Что-то величественное? Всегда ли тяжесть креста может быть очевидна окружающим? Я часто задаюсь этим вопросом, когда думаю о своей маме.

Ей 70 с лишним лет. Несколько месяцев назад она в первый раз причастилась.

Помню, как Патриарх на одном мероприятии, размышляя о судьбе России, сказал: «Будут ли услышаны Господом наши молитвы — большой вопрос. Но то, что в ХХ веке за нашу веру пострадало такое число мучеников, дает мне уверенность в том, что Россия не пропадет. Именно молитвами этих мучеников Россия сейчас выживает и выбирается из той тьмы, в которой она находилась десятилетиями». Слова Патриарха на меня тогда очень подействовали. Тьма… В ней жили наши родители. Целая государственная машина с ранних лет убеждала их в том, что Бога нет. Разрушала церкви. Физически изымала из жизни тех, кто говорил о Боге. Незадолго до того первого причастия я привез маму в Переславль, в Никитский монастырь и вообще мы все чаще оказывались вместе в храмах. Я конечно все свои педагогические и продюсерские привычки включил, начал руководить, наставника же легче изображать чем послушника… А недавно она мне вдруг очень четко, даже жестко сказала: «не дави на меня в вопросах веры, не требуй от меня ничего, я тебе сказала, что я иду — знай и верь в меня». Как же я был счастлив в эти минуты. Я понял, что она на пути, она приняла свой крест.

Конечно, нельзя смоделировать путь ко Христу для другого человека, нельзя навязать свое видение. Нам же по одному отвечать перед Ним на Суде….

Но благодаря этому разговору с мамой я понял вот что. Возможно, для людей ее поколения подвиг в том, чтобы начать причащаться в 70 с лишним лет. И это подвиг, в чем-то сопоставимый с подвигом тех, кто жертвовал собой ради веры в ужасные атеистические годы. Тихий подвиг человека, который вместе с крестом поднимает на свои плечи груз десятков лет, прожитых без Церкви.

Те слова мамы были очень важными, теплыми и красивыми словами. Тогда я понял, что мы уже вместе. И сейчас, в Крестопоклонную неделю, я хочу повторить их — только уже от лица нас обоих, повторить вслед за апостолами, мучениками, предками, соотечественниками родственниками: Я иду. Знай и верь в меня.

 

Читайте также:

Евангелие о добром пастыре

Евангелие о призвании Нафанаила

Евангелие Прощеного воскресенья

Евангелие о Страшном суде

Притча о блудном сыне

О мытаре и фарисее

 

Иллюстрация: коллаж foma.ru/Мария Иванова (использована картина — Франц Франкен младший (Frans Francken the Younger) «Несение креста», 1622 г.
 

БАРИНОВА Дарья
рубрика: Авторы » Б »
Дежурный редактор
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (15 votes, average: 4,80 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.