ДОЛЖНО ЛИ МИЛОСЕРДИЕ БЫТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНЫМ?

В ответе на этот вопрос отражается мировоззрение. Избирательным милосердие должно быть по мнению людей, искренно старающихся «жить по совести». В этом случае человек, как правило, вынужден самостоятельно решать для себя вопросы нравственности, опираясь на собственные представления о ней.

Чувствовать помощь


Александр «ХИРУРГ», основатель и лидер байк-клуба «Ночные волки»,

автор проекта Московского Байк-Центра.

Я считаю, что милосердие может быть избирательным. Как нельзя быть хорошим для всех, так и помочь всем нельзя.

Жизнь очень часто поворачивается так, что мы становимся перед каким-либо выбором. Иногда мы должны для себя решить: помочь или нет. И понять это нужно не головой, какой бы светлой она ни была, а сердцем. Именно в таком случае необходимо поступать по зову сердца. И оно не обманет. Бывает, чувствуешь, что нельзя пройти мимо этого человека, как будто что-то подталкивает тебя к нему. И уже знаешь по опыту, что если проигнорируешь это внутреннее желание, то совесть будет мучить еще долго.

Конечно, если есть возможность помочь всем нуждающимся, которые встречаются на твоем пути, то в идеале никому отказывать нельзя. Но если спуститься с небес на землю, то становится понятно, что всех охватить своим вниманием просто невозможно. Каждый в своей жизни сталкивается с тем, что приходится быть избирательным в своем милосердии, хоть это и бывает трудно.


Разборчивое милосердие

Герман ПЯТОВ, руководитель группы помощи детям-сиротам, инвалидам,

и больным детям из малоимущих семей «Мурзики»


Смотря что иметь ввиду под избирательностью. Если понимать под избирательностью разборчивость, то есть наличие здравого смысла в выборе объектов благотворительности, — то да, несомненно, а если говорить о том, что выбирать более «приятные» объекты, — то, наверное, это не хорошо.

Я уже 9 лет координирую довольно большой благотворительный проект. Как сказал журналист «Известий» Дмитрий Соколов-Митрич, являюсь «диспетчером благих порывов» — я выбираю объекты для помощи и организую процесс. И проблема выбора для меня не выдуманная, а совершенно реальная.

Конечно, в России поле для деятельности огромное, миллионы безнадзорных, беспризорных детей, детей-сирот, инвалидов, больных, стариков. К этой армии обездоленных добавляется немалое количество мошенников и нечистых на руку людей, которые пытаются использовать социальные проблемы в корыстных целях — начиная от элементарной материальной наживы и кончая задачами корпоративного и политического пиара.

Кроме реально нуждающихся и тех, кто на них паразитирует, есть ещё третья группа — это так называемые «кликуши». Это в основном люди, которые не смогли реализовать себя в обычной деятельности — в профессии, в бизнесе, искусстве. Они почему-то считают, что благотворительность — это как раз для них, и 90% «призывов о помощи» в интернете и СМИ исходит от таких «общественных деятелей». Проблема в том, что эти люди толком не знают, кому они призывают помочь, не обладают информацией об объекте помощи, абсолютно не компетентны и никем не уполномочены. Если попытаться у таких «кликуш» получить более подробную, достоверную, актуальную информацию, быстро выясняется, что все, что они могут, — это дать адрес дома инвалидов или детского дома, да и то, телефон устарел, а потребности, которые декларировались, давно удовлетворены. Потенциальный благотворитель привозит в детский дом ботиночки для бедных разутых сирот, а на месте выясняется, что сироты такую обувь носить отказываются, и вообще, ношеные вещи они не принимают. Это только добавляет неразберихи в сфере благотворительности и окончательно лишает желающих помочь ясности в выборе тех, кому же всё-таки оказать помощь в первую очередь.

То, что Вы называете «избирательная благотворительность», я бы ещё назвал «лукавая благотворительность». Это происходит, когда декларируются благие намерения, но нет желания приложить усилия, хочется сделать какое-нибудь простое, нетрудное, «гламурное» доброе дело. В качестве примера: ко мне на почту часто приходят письма такого содержания: «Срочно дайте нам адрес какого-нибудь детского дома! Руководство нашей компании хочет помочь. Детский дом должен быть в Москве, желательно где-нибудь на соседней улице с нашим офисом».

Другой пример: к нам обращается очень много желающих помогать сиротам. Желающих гораздо больше, чем потребность в «помощниках». Несмотря на то, что сегодня мы помогаем 78-ми детским домам, у нас так все хорошо организовано, что острой нужды мы ни в чем не испытываем: ни в транспорте, ни в людях, ни в материальных ресурсах. Всё работает само собой. Некоторым «кандидатам в Мурзики» я предлагаю помочь инвалидам, лишенным возможности передвигаться самостоятельно или ограниченным в этой возможности. К сожалению, едва ли один из десяти внемлет моему призыву. Вот такое «избирательное милосердие».

Я глубоко убежден, что благотворительность в России сегодня — это дело многотрудное, и требуется много не только душевных, но и физических сил, интеллектуальных и организационных усилий, чтобы оказать реальную помощь действительно в ней нуждающимся.


Помочь себе

Дмитрий Зайцев, председатель совета директоров управляющей компании «М.И.Р.», Москва

Я думаю, что помогать нужно всем, если есть такая возможность.

И так называемые «бомжи» тоже требуют нашей помощи, может, больше, чем другие. Потому что, не задумываясь, мы очень часто оскорбляем их. Мы не называем таких людей бродягами, как их именовали раньше, а предпочитаем употреблять советскую, уничижительную аббревиатуру БОМЖ (без определенного места жительства). И это негативное отношение, постоянно присутствующее в нашей речи, постепенно распространяется и на наше отношение к этим бездомным людям. Также пренебрежительно к ним со временем начнут относиться и наши дети.

А ведь эти люди ничем не хуже других категорий граждан, которым нужна помощь. Как нужно помогать маленькому ребенку, который в связи с какой-то трагедией остался без родителей, так и этому уже взрослому, но заблудившемуся человеку нужно помогать.

А если говорить об избирательном милосердии, то я считаю, что оно возможно и даже необходимо сейчас. Нет ничего плохого в том, что человек решил, например, помогать бездомным детям. Прекрасно уже то, что он кому-то хочет оказать помощь, что сердце еще не окаменело.

Многие люди считают, что поддерживать стариков, детей, больных людей, то есть совершать дела милосердия, — это прерогатива государства. Хотя это понимание неверное в корне. Это напрямую касается всех нас. Общество в первую очередь само должно следить за социально незащищенными гражданами. И я думаю, что это будет возможно, когда люди станут ближе к Церкви. Потому что сказано: «Вера без дел мертва». Человек помогает именно себе, когда подает милостыню или творит добрые дела. И чем больше людей поймут и примут эту истину, тем больше в нашей жизни будет дел милосердия.

Движение в сторону добра

Сергей Рудов, председатель совета директоров ОАО «Межотраслевой вексельный дом ТЭК», Москва



Мне видится, что избирательное милосердие — это уже не милосердие в полном смысле этого слова. Конечно, многим людям более понятна помощь таким же, как они сами. Им легче и приятнее позаботиться о людях из их круга, с которыми случилось несчастье, чем протянуть руку помощи обездоленному без определенного места жительства, который очень мешает, например, комфортному передвижению в метро. Наше общество отвергает и боится непохожих людей, стесняется больных, инвалидов, заключенных, бомжей. Но те, кто преступают эту черту неприятия, кто отдает себя изгоям, стяжают кратно больше благодати Святого Духа, по словам святого Серафима, чем совершающие другие дела и поступки. И таких людей уже много.

Милосердие в сердцах растет и увеличивается, наблюдается движение в сторону добра. Я замечаю, например, что молодежь сейчас изменяется. Молодые люди смотрят не только в сторону денег или каких-то возможностей, они ищут чего-то более глубокого. Мне кажется, что в обществе идет постепенное восстановление института добровольных помощников. Всегда таких людей на Руси было много, и в основном направляла их на путь милосердия Церковь. А в советское время Церковь не могла заниматься социальной деятельностью, поэтому и добрых, душевных порывов и дел стало значительно меньше.

А сейчас, например, даже вокруг одной организации «Милосердие» образовалась группа из нескольких сот добровольцев. Причем все они, как правило, люди из успешных, хороших семей, занятые, но при этом жертвующие свое время и силы, чтобы бесплатно помочь несчастным, выброшенным за борт социальной жизни.

В Европе уже давно множество подобных организаций, а у нас, к сожалению, даже при склонностях русского сердца к доброте, отзывчивости, широте это великое дело долгое время оставалось под спудом.


Не разминуться с собственной человечностью

Алла Плоткина, режиссер, продюсер

В ответе на этот вопрос отражается мировоззрение. Избирательным милосердие должно быть по мнению людей, искренно старающихся «жить по совести». В этом случае человек, как правило, вынужден самостоятельно решать для себя вопросы нравственности, опираясь на собственные представления о ней. В самом простом проявлении милосердия — милостыни нуждающимся — срабатывает заготовленный механизм селекции. Часто приходится слышать: «я специализируюсь по бабушкам, остальные притворщики» или «это мафия, давать ничего нельзя». Таким образом, человек сам вершит свой суд. Есть много способов разминуться с собственной человечностью. Мне это хорошо знакомо, поскольку до воцерковления выстраивала точно такие же логические построения и чувствовала свою безусловную правоту. Потом стало проще. Оказалось, что давным-давно Богом было сказано: Просящему у тебя дай (Мф 5:42). И все. Если приходится это делать в присутствии кого-то из знакомых, бывает, слышу: «Зачем?! Он же пропьет!» Или: «У него (ребенка) все равно отберут!» На это отвечаю: «Меня это не должно занимать». Мое дело в тот момент, когда ко мне обратились, на этот запрос ответить. То, как поступит с этим даром просящий, его дело. Каждый из нас отвечает за себя. И потом, лучше 10 раз подать тому, кто притворяется, чем пропустить одного, для кого это насущная необходимость. И его с этой необходимостью Господь к тебе направил. Значит, для чего-то это нам обоим нужно. В этом случае лучше поступать по послушанию, не рассуждая.

И еще: мы слишком мало знаем друг о друге, чтобы решать, кто достоин нашего милосердия, а кто нет. Да и нам ли это решать… Когда видишь женщину с картонкой, на которой написана мольба о помощи больному ребенку, как будешь выносить вердикт, достойна она твоей помощи или нет? Это как же у бедной женщины должны проваливаться глаза от скорби, чтобы тронуть наше черствое сердце, чтобы оно почувствовало, что там беда! Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, — и не будет услышан (Притч 21:13).

Среди моих друзей есть одна удивительная супружеская пара, они оказывают помощь людям, не дожидаясь просьбы. Оказывают, не рассуждая. Просто сердце подсказывает, что нужно помочь. Просто сердце с Богом.

Конечно, бывают обстоятельства, при которых милосердие вынужденно делается избирательным. Когда люди приходят в детский дом, чтобы взять ребенка для усыновления, конечно же, они не могут взять в семью всех обездоленных детей. Но и в этом случае бывают поразительные проявления «избирательности». Прихожанка нашего храма Ирина выбрала в детском доме для удочерения девочку (своих детей трое) с очень сильным отставанием в развитии. Через полгода взяла еще и мальчика, такого же.

Или недавняя история с дизайнером Еленой Супрун. От наших общих друзей знаю, что она ехала в другой город в интернат для детей-калек за одним ребенком, привезла двоих. Сейчас их у нее трое. Детки без рук, без возможности двигаться. Такому подвигу хочется поклониться. Это не единоразовое пожертвование средств, а ежедневная ответственность и служение на многие годы.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф 5:7).

Милосердие для души

Дмитрий Дюжев, актер

Думаю, в вопросе милосердия лучше всего положиться на Бога. Когда ты видишь на улице человека, просящего подаяния, ты не можешь точно сказать, что им движет. Очень может быть, что это «профессиональный нищий», но вдруг это действительно несчастный на грани отчаяния?

Существуют люди, которые постоянно заняты в благотворительности, они намного лучше знают тех, кому оказывают помощь, и уже научились распознавать мошенников. Но обычный человек может только предполагать, кто перед ним: действительно нуждающийся или аферист.

Поэтому лучший выход — помнить, что ты творишь милость не только ради других, но и ради своей души. Если на твоем пути встретился человек, просящий подаяние, очевидным может быть только одно — Господь послал тебе именно его, чтобы ты как-то проя-

вил себя.


УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.