Я работаю переводчиком в мужском журнале. Это грех?

Вопрос читателя:

Я переводчик, и я работаю в мужском журнале (со всеми вытекающими).

Переводить приходится тексты на самые разные темы: путешествия, кино, автомобили, спорт, политика и многое другое, однако немало внимания уделяется отношениям между мужчиной и женщиной, проблеме сексуальных меньшинств, женской красоте (в понимании журнала), словом, тому, что считается грешным, непристойным, но при этом стало неотъемлемой частью жизни в XXI веке (с подобными текстами/изображениями приходится сталкиваться на каждом шагу, будь то кино, книги или музей современного искусства).

Вопрос: грешно ли это переводить? С одной стороны, если посмотреть на ситуацию с точки зрения православия, таким образом я искушаю себя (а может, и вовсе впадаю в грех?), с другой — мне абсолютно чужды мысли, высказываемые в журнале, я придерживаюсь противоположных взглядов по большинству вопросов, для меня такие тексты — всего лишь работа.

И вот что получается: если бы я, к примеру, переводила статьи о язычестве или серийных убийцах, вряд ли меня можно было бы считать язычницей или преступницей, ведь я лишь инструмент для передачи чужой мысли… Словом, я не чувствую причастности к содержанию текстов.

Как же в таком случае поступить: раскаяться в грехе, которого я не осознаю, и бросить это дело или спокойно трудиться, зная, что в жизни я стараюсь поступать так, как Господь хотел бы, чтобы я поступала, т. е. правильно?

Рассудите, пожалуйста, и помогите разрешить мой внутренний конфликт.

 

Отвечает Владимир Гурболиков, первый заместитель главного редактора журнала «Фома»:

Я работаю переводчиком в мужском журнале. Это грех?Так как мы с Вами коллеги, на Ваше письмо я решил ответить сам. Ваш вопрос касается проблемы нашего с Вами профессионального выбора и сферы, для меня очень ясной, поэтому я считаю, что могу быть Вам здесь полезен. Я не священник, но, как и большинство из отвечающих на нашем сайте батюшек, я бы прежде всего посоветовал за более конкретным ответом обратиться к духовному отцу или священнику, которому Вы доверяете и который знает Вас лично.

Из контекста письма ясно, что Вы православная христианка. А для православного христианина в его жизненном выборе компасом должно быть Евангелие. Не всегда это получается. Увы, зачастую мы этот самый компас забываем взять в руки. Тем не менее в Евангелии есть очень важные слова:  Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну (Мф 5:27–30).

Простите, что цитата такая пространная, но она крайне важна для понимания. Сама логика, в которой говорит Христос, заключается не в том, что, если ты работаешь в мужском журнале — ты конченый грешник, а если в православном журнале «Фома» — ты спасен. К чему нас призывает Бог? Видеть вектор, следовать ему и на каждом этапе все более внимательно всматриваться в свою жизнь. И помнить, что путь к совершенству длинный и сложный. В этом смысле я, редактор православного журнала, могу совершенно серьезно сказать, что я — грешный, недостойный человек. Я это осознаю и пытаюсь раскаиваться в своих грехах и бороться с ними. И думаю, что каждый верующий, перечитывая слова Христа, должен это осознавать.

Исходя из такой установки, мы с Вами должны понять следующее (о чем «Фома» неоднократно писал). Понятие «грех» — многоплановое. В греческом языке оно имеет сразу множество значений: например, грехом называется в том числе и ошибка. То есть действие, когда человек считает, что поступает правильно, но по сути это не так.

Из Вашего письма очевидно, что, чувствуете Вы это или нет, но происходит какая-то глубокая ошибка. Вы говорите, что понимаете противоречие, но не ощущаете греха. Возможно, это повод для дальнейшей нравственной работы, самооценки, внутреннего диалога. Либо диалога с опытным духовным лицом, которому Вы доверяете.

Не всегда сердце подсказывает нам правильный ответ, но у Вас есть разум, и Ваше письмо — это во многом, мне кажется, Ваш собственный внутренний диалог. На мой взгляд, это и есть работа совести. И если бы Вы действительно ничего не чувствовали, этого письма просто не было бы.

Все подсказки, какие нужны, чтобы разрешить Вашу проблему, — перед Вами. Они в евангельских строках, они в понимании греха Церковью. Наконец, они — в молитвослове: обратите внимание, что в покаянных молитвах постоянно говорится о вольных и невольных согрешениях, то есть о том, что не все грехи, которые мы совершаем, мы чувствуем и осознаем.

Из письма очевидно, что Вы очень умный человек и всю ситуацию уже проанализировали сами. Вы написали, что Вам абсолютно чужды мысли, которые высказываются в журнале, что на большинство вопросов у Вас абсолютно противоположный взгляд. Вы это несколько раз подчеркиваете. Кроме того, Вы пишете, что для Вас это внутренний конфликт. В чем, как мне кажется, он заключается и как его решить? Убрать из Вашего текста слова о том, что это «всего лишь работа». Что Вы «лишь инструмент». Дело в том, что журналист не существует без своего средства массовой информации. Журналистика — труд коллективный, и Вы не компьютер, который действительно является всего лишь инструментом. У вас есть душа, у Вас есть сердце, у Вас есть понимание миссии того издания, с которым Вы решили сотрудничать. Если журнал создан для того, чтобы просвещать — большая радость работать в нем. Но если он создан для того, чтобы развлекая, развращать… должно сохраняться осознание, что Вы — часть этой системы.

Комментируя Ваши аргументы о статьях про язычество или серийных убийц, хочу обратить внимание: одно дело, если Вы переводите научную работу, серьезное исследование, посвященное язычеству, и совершенно другое, если Вы, будучи православной христианкой, переводите статьи для какого-нибудь журнала «Современный язычник». Чувствуете разницу?

Вы прекрасно понимаете, для чего создано ваше издание, в чем его главная задача. Вы определили это очень просто: Вы работаете в мужском журнале «со всеми вытекающими». Точка. Этим все сказано. Вы сами уже спросили у себя, согласны ли Вы с тем посылом и с той миссией, которую несет журнал. И получили от самой себя ответ: категорически «нет». Так в чем тогда вопрос?

Кажется, Вам остается только найти другой коллектив, найти себе иное применение в журналистике или переводческой сфере, которая разрешила бы Ваш внутренний конфликт. Но, возможно, Ваша реальная проблема в недостатке решительности, либо в тех жизненных обстоятельствах, которые вынуждают Вас продолжать работать там, где Вы сейчас работаете. И тогда было бы правильнее просто понять, как эти обстоятельства можно изменить.

Бывают ситуации, когда кажется, что нет никакого выхода. Например, когда чрезвычайно нужны средства для жизни. В таких случаях часто говорят: «Остается только молиться». Но на самом деле это не какой-то «остаток». Это первое, что по-настоящему помогает. И, скорее всего, в своей молитве Вам прежде всего нужно просить Бога показать варианты выхода, если своих сил не хватает или ситуация такая, что некуда бежать.

И не бойтесь просить о помощи. Если Вам требуется какая-то поддержка со стороны верующих людей, со стороны тех коллег, которые считают себя, как и Вы, православными христианами, не стесняйтесь просить их об этом. Не стесняйтесь писать нам. Не стесняйтесь пойти с этим к духовнику.

Но мне кажется, что основную проблему Вы сами увидели, а значит, есть огромная надежда, что Вы сможете ее решить. Главное — не бояться.

 

На заставке фрагмент фото Cody Hoffman

 

ГУРБОЛИКОВ ВладимирГУРБОЛИКОВ Владимир
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Первый заместитель главного редактора
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (34 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Андрей
    Апрель 20, 2018 16:35

    Нам всем «чрезвычайно нужны деньги для жизни» . Или вы что там манной небесной питаетесь? В стране кризис — работы нет: переводчиков как собак не резаных. Если вы не заметили — то весь наш бизнес — это грех (не обманешь — не продашь). И что теперь не работать?

  • Елена
    Апрель 19, 2018 11:52

    Такое место работы не для, православной, женщины, поэтому и на душе, у автора, не спокойно.

  • Мария
    Апрель 19, 2018 10:35

    Конечно, грех.
    «В начале было Слово,»
    «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда»
    Нам русским, когда равноапостольные Кирилл и Мефодий письменность дали, то сказали же ясно: азы (А) букв (Б) ведай (В) глаголь (Г) добро (Д) этим (Е-есть) живите (Ж) крепко (S -зело) на земле (З). А когда люди азы букв ведают, но глаголят (пишут) не добро, то крепкой твердой основы жизненной они создать не могут, что мы и наблюдаем сейчас.
    Такой же грех как и самагон продавать, хотя и сам человек может быть совершенно непьющим.
    Как и наркотики продавать, или даже просто работать упаковщиком этой гадости грех.

  • Марина
    Апрель 18, 2018 15:36

    Блестящий ответ! Причем, он подходит для всех видов деятельности, в которых трудятся православные христиане и чувствуют внутренний конфликт. Например, я работаю в рекламе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.