Вопрос читателя:

Подскажите, пожалуйста, всё ли может решить психология? А как же педагогика? Если бы А. С. Макаренко своих воспитанников (а это были малолетние бандиты) познакомил с психоанализом, они бы все сбежали обратно в подворотни (разбираться с травмами детскими и т. д. никто бы не стал). Но он создал такую систему педагогики, что года через четыре у него выпускались приличные ребята, Многие стали инженерами, писателями, конструкторами. И многие современники описывали воспитанность, культурность его подопечных. Значит, нужно лишь правильно организовать педагогический процесс, или дело в том, что Макаренко — гениальный педагог?

Отвечает психолог Глеб Ткаченко:

Конечно же, психология может решить не все. Как и у любой другой науки, у нее есть свои объекты изучения и задачи. Иногда науки дополняют друг друга, как это происходит у психологии с педагогикой. В данном случае психология предоставляет теоретическую базу об особенностях возрастного развития, процессах восприятия и т. д., а педагогика на этой базе разрабатывает методы обучения. Работы отечественных психологов, таких как Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович и прочих, до сих пор являются прочным фундаментом для педагогики как в России, так и за рубежом. Поэтому задачи знакомить детей с психоанализом или другими походами у психологии не стоит. Она влияет на них опосредованно, через педагогику.

Говоря про А. С. Макаренко, мы должны говорить не про науку, на мой взгляд. Куда важнее в данном случае была его личность и сложные обстоятельства, которые задавали условия для его работы. Прежде всего, у воспитанников Макаренко не было своей семьи и дома. Поэтому они на постоянной основе жили вместе, в тесном контакте друг с другом. В некотором смысле А. С. Макаренко создал для них некий аналог семейной системы со строгой иерархией, правами и обязанностями, которых у них раннее не было.

Кроме того, важно отметить, что в большинстве эти дети были действительно малолетними преступниками, что также определяло специфику воспитания. То есть первостепенная задача была перевоспитать и социализировать детей, помочь им стать полноценными членами общества. И методы, которые применялись в данной системе, порой были жесткими и специфическими. Потому что очень сложные были дети.

И тогда возникает вопрос: а насколько педагогическая система А. С. Макаренко воспроизводима в нормальных условиях? В условиях, где у детей есть родители, которые занимаются их воспитанием, и дом, где существует своя внутренняя система. В условиях, где дети ходят в обычную школу, в которой нет малолетних преступников и в которых нет задачи глобального перевоспитания. На мой взгляд, в таких условиях система Макаренко неприменима. А вот в ситуации, схожей с той, где эта система возникла, возможно, что и сработает. Но для этого нужен волевой, устремленный и умный человек, готовый взять на себя ответственность и стать своего рода отцом для этих сложных детей. И возможно это станет лишь при условии, что это не будет противоречить современному законодательству.

Кроме того, в случае с А. С. Макаренко провести разделительную черту между педагогикой и психологией довольно сложно. Ведь он учитывал индивидуальные особенности детей, понимал их психологические и социальные потребности, находил к ним подход, решал внутренние конфликты. А это невозможно без глубокого понимания психологии людей, с которыми ты работаешь. Поэтому можно сказать, что на житейском уровне А. С. Макаренко был хорошим психологом.

Конечно, это не исключает ваших слов о том, что необходимо правильно организовать педагогический процесс. Но он должен быть организован в соответствии с актуальными условиями и особенностями воспитанников. И это общая задача для педагогики и психологии.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать, написав нам на почту: psiholog@foma.ru

0
2
Сохранить
Поделиться: