Путники шли по пустыне в славный город и вдруг встали, поражённые: «Что это там, вдали? Что-то огромное! Гора? Но в этой местности не может быть таких гор…» Пригляделись — нет, не гора, а невероятных размеров башня! У основания — широкая, а потом с каждым этажом всё уже и уже, подобно пирамиде. Заметно было, что башня еще не достроена. Странники подошли ближе и на ярусах увидели людей. Очень много людей! С ними творилось что-то странное. Они суетились, метались из стороны в сторону по этажам, а некоторые даже дрались. Слышались крики, плач, ругань. Что же там произошло? Чтобы понять это, нам придется возвратиться в прошлое. Итак...

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Город гордецов

Много лет прошло со времен великого потрясения — Всемирного потопа. Тогда хлынули с неба и прорвались из-под земли бурные воды, которые поглотили всё живое на суше. Только одна семья спаслась — праведник Ной, его жена, три сына и их жёны. Еще до начала потопа они построили по указанию Бога большой корабль — ковчег. И когда стала прибывать вода, укрылись в нем сами, а ещё взяли на борт многих животных.

Когда закончилось бедствие и воды потопа сошли, ковчег причалил к высоким горам. Семья Ноя вышла на берег и поселилась на горных склонах. Постепенно потомки Ноя стали заново заселять землю. Людей становилось всё больше. Наконец они сошли с гор и двинулись в разные стороны.

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Многие из тех людей направились на восток и остановились на берегах реки Евфрат: «Будем жить здесь!» Место оказалось удачным. Земля по берегам была плодородная. Люди налаживали быт, засеивали поля, разводили стада, строили себе дома, осваивали разные ремёсла и упражнялись в искусствах. Со временем потомки Ноя разбогатели так, что стали строить уже не только жилища, но и величественные дворцы и башни.

Из чего они их строили? Из глины. В пустыне было мало камня и почти совсем не было дерева. Зато глины по речным берегам оказалось предостаточно. Люди выкапывали её из земли, замешивали с соломой, прессовали в специальных формах в глиняные кирпичи, а потом обжигали их в больших печах. Чтобы кирпичи в стенах не рассыпались, их скрепляли «земляной смолой» — затвердевшей нефтью. Смолу эту нужно было расплавить, «сварить», чтобы она превратилась в клейкое вещество, скрепляющее кирпичи между собой.

В своих умениях люди очень преуспели! Прекрасные строения, поднимавшиеся ступенька за ступенькой к небу, изумляли драгоценной отделкой и причудливыми росписями, внутри стояли удивительные скульптуры, зодчие состязались — чей дворец, чья башня будет выше, богаче, удивительнее других.

Зачем людям нужны были эти здания? Может быть, жители города за их стенами просили Единого Бога о помощи и благодарили за блага, которые Он им давал? Нет. Люди строили их для себя и похвалялись друг перед другом: вот какие мы великие и талантливые строители! Мы могучи и сильны! Наших сокровищ хватит ещё и на такой дворец, и на такую башню!

Город, выросший на берегах Евфрата, процветал, развивалась торговля, росло благосостояние жителей. А вместе с ним укреплялась и уверенность людей в том, что общее процветание — исключительно их заслуга.

«Мы — как боги!»

Язык у людей тогда был общий — все понимали друг друга.

Однажды люди собрались и решили: мы уже доказали себе, что мы — самые-самые. Пришла пора доказать это Богу! Как же это сделать? А давайте… построим громадную башню! До самого неба! И весь мир будет нами восхищаться!

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Идея так всем понравилась, что каждый хотел высказаться. Один перекрикивал другого:

— Да! Мы построим башню, и станем управлять с неё всеми остальными людьми!

— Этим строительством мы восславим своё имя в веках!

— Да, мы сами будем как боги!

— На такой башне никакой потоп нам уже будет не страшен!

— Человек может всё!

Кирпичики

И закипела работа. Инженеры начертили проект. Тысячи землекопов принялись копать глину и грузить её на телеги. Тысячи кирпичников замешивали глину, закладывали её в формы, а потом вынимали сырой кирпич и складывали его в штабеля. Тысячи кочегаров топили и раскаляли докрасна печи, в которых обжигали кирпичи. Ещё тысячи рабочих варили земляную смолу. Потом кирпичи грузили на тележки, а смолу — в бочки и везли к месту строительства.

Там каменщики складывали из кирпичей стены и арки. Стены поднимались всё выше, изгибались, и вот уже на них самих появилась широкая дорога, по которой могли ехать сразу две телеги: одни рабочие везли кирпичи вверх, другие спускались с пустыми телегами вниз за новой порцией, и эти две вереницы — вверх и вниз — двигались, казалось, бесконечно. Кирпичей требовалось много — миллионы! А может быть, сотни миллионов! Кто их считал?..

Если бы кто-то смог взлететь над стройплощадкой и посмотреть на неё сверху, он был бы потрясён: все это напоминало гигантский копошащийся муравейник!

Муравейник

Но одной стройкой жизнь рабочих не ограничивалась. За месяц такое сооружение не построишь. Не построишь и за год, и за десять лет. Шутка ли — башня до неба! Строителям нужно было где-то жить — многие из них съехались на возведение башни издалека. Рядом со стройплощадкой появились сначала шатры, а потом и настоящие дома. Возник целый посёлок.

Рабочим и их семьям нужно было чем-то питаться, во что-то одеваться, а значит, хватало работы и снабженцам, торговцам, которые подвозили еду и нужные вещи. А кто-то из строителей уже и сам завёл возле дома огородик, стал разводить кур, овец, коров…

В семьях рабочих появлялись и подрастали дети. Кто-то из них, повзрослев, тоже включался в строительство. Возле башни круглые сутки горели костры, кипели котлы, то и дело подвозили воду, корм для ослов, лошадей, верблюдов… Здесь складывался особый мир, в котором все работали ради одной цели — восславить человека.

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Были ли у строительства какие-нибудь сроки? Мы не знаем. Может быть, время людям тоже казалось бесконечным. Строительство продолжалось долго-долго. Может быть, сто лет, а может, и двести…

Крах

Верхний ярус башни уже достиг облаков. Цель казалась такой близкой: ещё немного — и стройка будет закончена! Башню увидят все на земле, но ещё важнее: её увидят на небе! Но… Творец решил иначе.

Конечно, Он с самого начала видел и знал, что происходит на земле. Он наблюдал за строительством башни. И вот в один день Господь решил сойти на землю. Он сказал: «Вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого».

«Смешаем язык» — что означали эти слова Бога? Что и почему решил Он сделать? Создатель сделал так, что люди, говорившие прежде на одном языке, вдруг перестали понимать друг друга!

Приглядимся к происходящему на стройке.

…На ярусах башни творилось что-то невообразимое.

— Принеси мне смолу! — кричал каменщик рабочему с тележкой.

Тот прикладывал ладонь к уху, морщился, пытаясь разобрать слова товарища:

— Что?.. Кирпич плохой? Тебе нужен другой кирпич?

— Перестань обзывать меня непонятными словами, глупец! — сердился в ответ каменщик. — Говорю тебе, привези на башню бочонок смолы!

— Позвать тебе помощника?.. Дать воды?.. Объясни толком!

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Они кричали друг на друга и не понимали ни слова
из того, что говорил другой. То же творилось на всех «этажах»
недостроенной громадины. Работа разом встала. Кто-то в ярости ругался,
кто-то в бессилии плакал, кто-то, считая, что его дурачат, полез в драку, а кого-то в толчее и сумятице столкнули с высокой стены в пропасть…

За что?

Страшное зрелище! Люди не могли понять, за что Бог так карает их? Они же никого не убивали и даже ничего не разрушали! Они всего лишь решили построить башню! Неужели Создатель настолько жесток?

Как же это негодование строителей похоже на мысли детей, когда родители строго останавливают их, не давая довести до конца шалость, которая может самим же детям навредить: «Ну почему мама и папа такие злые? Почему они не дали мне залезть на крышу гаража и спрыгнуть оттуда?» Или: «Ай, больно! Папа так жестко схватил меня за руку! За что? Я ведь просто хотел поскорее перебежать дорогу! Я бы успел перед тем грузовиком! Эх, папа совсем меня не любит…»

Невдомёк детям, что родители видят и понимают больше, чем они. И знают, что для их ребёнка польза, а что — вред. Господь же видит бесконечно больше, чем любой человек! А поскольку Бог любит людей, и сам Он есть любовь, то всё, что Он делает, всегда человеку — во благо! Даже если это кажется нам, его детям, жестоким и несправедливым.

Смотрите также:

Но где же тут польза людям? Разве выстроить башню до неба — это злое намерение? Но вы же помните: строители трудились совсем не для того, чтобы, например, в этой огромной башне потом нашли приют бедные, голодные, больные. Они, как мы уже знаем, хотели потешить свою жажду власти, свое самолюбие. Затеяв стройку, люди встали на пусть, который вел их совсем не к небу, а в пропасть: ведь чем выше становилась башня, тем больше их души поражались, как болезнью, гордыней. И вот остановить их на этом гибельном пути и решил Господь, отняв у людей возможность понимать друг друга.

Но как же это способно было помочь? А давайте представим ситуацию: допустим, у одного из учеников в школе появился дорогой телефон. И собралась компания, которая задумала этот телефон у ученика отобрать. Разработали целый план: кто нападёт первый, кто зайдёт справа, кто — слева, кто будет отвлекать прохожих… И вот школьники подкарауливают приятеля после уроков в подворотне, но вдруг что-то происходит, и мальчишки перестают друг друга понимать! План сорван: каждый делает не то, что хочет другой, заговорщики спорят, ссорятся, а их ничего не подозревающая жертва спокойно проходит мимо опасной компании. Злое намерение было, а худшего — самого ограбления — не случилось. Эта компания встала на плохой путь, но не смогла, благодаря чуду, пройти до конца этого пути, где каждый бы стал не просто завистником, а настоящим преступником.

Вот так же и Бог, вмешавшись в ход строительства, не дал людям, у которых уже было губительное для их же душ намерение, совершить ещё более тяжкий грех — воплотить это намерение в жизнь.

Вавилон

Что же дальше стало с этими людьми? Они разошлись по земле прочь от недостроенной башни. Но город на берегу Евфрата остался. Огромный, богатый и прекрас­ный город гордецов, столица царства, противопоставившая себя Царству Небес­ному. Этот город получил имя Вавилон, что означает «смешение», потому что там Господь смешал человеческий язык, лишил людей понимания друг друга и из этого места рассеял людей по земле.

Много всякого ещё случилось в истории Вавилона, но главной мечте его жителей не суждено было сбыться: они хотели, чтобы их город остался в истории символом величайших достижений человечества, а вышло наоборот. До нашего времени дошло устойчивое словосочетание «Вавилонская башня». Так называют что-то грандиозное, но обреченное на провал, потому что оно делается без оглядки на ограниченные возможности тех, кто это затевает. Вавилонская башня — это то, что наверняка не получится.

Пройдут века, и некогда великий Вавилон потеряет своё могущество и власть. Ко временам, когда придет на землю Иисус Христос, от Вавилона уже почти ничего не останется. А потом люди и вовсе на тысячелетия «потеряют» город. Забудется даже, где остались его руины — их погребёт под собой песок.

Лишь в конце девятнадцатого века, то есть всего полтора столетия назад, ученые-археологи раскопают на территории нынешнего государства Ирак остатки каких-то башен. Одна из них, самая крупная — в семь разноцветных этажей, высотой с тридцатиэтажный дом, — была названа Башней Нимрода — так звали первого царя Вавилона. Были предположения, а не руины ли это той самой Вавилонской башни? Точно мы этого не знаем. Но по крайней мере, теперь известно, что история Вавилона не сказка, город действительно существовал, и определено место, где он находился.

На одном языке

А что же с языками? Последствия того древнего события сегодня наблюдает каждый из нас: люди говорят на разных наречиях, и языков на земле — великое множество. Чтобы выучить в совершенстве хотя бы один иностранный язык, приходится годами учиться, зубрить слова. Неужели это непреодолимо? Неужели люди никогда вновь не заговорят на одном языке?

Вавилонская башня: почему её не достроили?

Давайте не будем гадать, а лучше зададимся другим вопросом. А так ли уж это всем нам поможет? Разве мы верим, что все сразу начнут понимать друг друга с полуслова? Ведь мы же знаем, что даже люди, которые говорят на одном языке, не всегда понимают друг друга. Наверное, все слышали, как кто-то говорит фразу: «Я же тебе русским языком объясняю! Почему ты не понимаешь?!» И действительно: язык общий, а разговор не складывается.

Так в чём же дело? Что на самом деле не даёт нам понять друг друга? Наши страсти. Словом «страсть» в Церкви называют сильное влечение ко греху, зависимость от него, невозможность справиться со своими желаниями. Тщеславие, зависть, обида, жадность, злость, себялюбие, жажда удовольствий…  Такие страсти кипели в душах строителей Вавилонской башни. За тысячелетия они никуда не делись и сейчас мешают нам жить, лишают нас умения говорить друг с другом и слышать друг друга. Выучи мы хоть сотню языков, без преодоления в себе страстей до конца понимать мы друг друга не сможем.

И уже вот это непонимание лечится не изучением языков. А чем же? Сам Господь Иисус Христос указал нам путь исцеления. Не нужно строить никаких башен до неба. Нужно просто соблюдать важнейшую заповедь, данную нам Богом, — любить друг друга!

Любовь и есть тот чудесный язык, то средство, которое возвращает нам взаимопонимание. Только с помощью любви люди снова могут почувствовать родство и близость, не разделённые ни языком, ни ненавистью, ни соперничеством. Потому что любовь — это не просто чувство. Для верующего это ещё и дар Самого Бога, который разрушает все границы.

Рисунки Галины Воронецкой

0
19
Сохранить
Поделиться: