Противоречие в Евангелии?

Почему родословие Иисуса Христа, которое приводится в Евангелии от Матфея, отличается от того, которое мы встречаем в Евангелии от Луки? На этот вопрос отвечает декан Королевского колледжа в Лондоне Ричард Барридж – ведущий мировой специалист по Новому Завету. 

Затрагивая вопрос о различии родословий, приведённых у двух евангелистов, в первую очередь важно понимать, что каждый из них пытался донеси. Эту проблему необходимо рассматривать через тот жанр, в котором были написаны Евангелия. В данном случае он может помочь нам дать верную интерпретацию, потому что специфика жанра определяет и смысл терминов, которые мы встречаем в тексте. Можно привести один простой пример.

Представьте, что я сказал Вам: «Мне очень нравится «Ресторан в конце Вселенной». Предположим, Вы ответили мне: «Я никогда не был в этом ресторане. Как я могу забронировать там столик?» Между нами возникло недопонимание, потому что «Ресторан в конце Вселенной» («The Restaurant At The End Of The Universe») – это книга, написанная писателем-фантастом Дугласом Адамсом. И я говорю именно о книге и том, как она мне нравится. А вы не понимаете, что это книга. Вы думаете, что это ресторан (имеется в виду игра слов: в английском языке слово «book» как имя существительное переводится как «книга», а как глагол – «забронировать» (столик, номер в гостинице и так далее)). Весь этот абсурд произошёл только потому, что я говорю о книге, а вы о ресторане. Иными словами, начав наш разговор, мы не оговорили термины, а значит, и самого разговора не произошло. Приступая к изучению евангельских текстов, мы точно так же должны понять, как понимали родословие в древности, чтобы не произошло ложной интерпретации.

На одной конференции, посвященной теме текстологии Нового Завета, я в связи с этой проблемой говорил студентам о разнице между выпуском новостей и сказкой. Понятно, что выпуск новостей транслирует информацию о том, что сделал тот ли иной президент или что происходило с футбольными командами, и так далее. А вот если мы читаем или слышим в самом начале абзаца фразу «как-то раз…», то сразу понимаем, что перед нами именно сказка. Так мы определяем жанр и понимаем, как с ним работать, и как в связи с этим меняется смысл терминов.

В древних текстах такой жесткой дифференциации не было. Евангелие – это и не сказка, и не новостная лента. Оно написано в жанре древней биографии, которая сама по себе допускает определенное количество интерпретаций. Поэтому когда мы сталкиваемся с родословием Христа в Евангелии, то должны понимать – это не семейное древо. Древние писатели осознавали, как важно знать, откуда пришел тот или иной человек, каковы его родовые корни, но не так, как это понимаем сейчас мы. Например, я могу пойти в национальный архив в Англии, где по записям узнаю, кто был мой отец, кто был мой дедушка, кто была моя бабушка и так далее. Но древние не занимались таким исследованием родословия. Евангелисты через свое родословие Христа пытались сказать о Нем нечто особенное, выходящее за рамки нашего представления о семейном древе.

Апостол Матфей свое Евангелие писал для иудеев. Поэтому родословие Иисуса он прослеживает от Авраама, очень последовательно, разделяя потомков Христа на три группы по 14 имен: от Авраама до Давида, от Давида до Вавилонского пленения, от Вавилонского пленения до Иисуса. Получается три списка по 14 имен в каждом. Известно, что в иврите не было цифр и числа обозначались буквами. Если сложить все буквы имени Давида, получится число 14. Таков был обычай. И этот обычай воспринимал и апостол Матфей. Таким образом он символически утверждает: Иисус – это новый Авраам; Иисус – это новый Моисей; Иисус – это новый Давид; Иисус – это новый Соломон; именно Иисус спас нас из аллегорического Вавилонского плена. Список имен у Матфея – это богословие, очень богатое и глубокое. Евангелист не ставил перед собой задачи установить, кто был отцом Спасителя, кто был Его дедушкой.

Апостол Лука, который, как известно, писал не для иудеев, а для всех людей, начинает родословную Иисуса с Адама, показывая таким образом, что Христос – новый человек.

Приведенные родословия у Матфея и Луки несут в себе разные идеи: один апостол показывает, что Иисус – исполнение надежды иудейского народа, который ожидал пришествия Мессии. Другой евангелист говорит о том, что Христос – исполнение надежды всего человеческого рода, что Он пришел, чтобы умереть и воскреснуть для всех. Отсюда и разница между двумя родословиями.

 

Приведенный отрывок – фрагмент из интервью, состоявшегося в рамках седьмого Симпозиума восточноевропейских и западных исследователей Нового Завета (Seventh East-West Symposium of New Testament Scholars), который был организован Общецерковной аспирантурой и докторантурой имени святых Кирилла и Мефодия (Москва 25 сентября - 1 октября 2016 года). 

Ричард Барридж, декан Королевского колледжа в Лондоне, специалист в области библейской интерпретации (Professor of Biblical Interpretation). 

 

На заставке: икона "Древо Иессеево"

Подготовил Тихон Сысоев

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (26 голосов, средняя: 4,77 из 5)
Загрузка...
1 февраля 2017
Теги:
Поделиться:

  • Агностик
    Агностик9 месяцев назадОтветить

    Юлий Африкан, категорически утверждает, что мнения о том, что два родословия нужно истолковывать аллегорически, а так же о том, что в них содержаться сведения о Царском и Священническом происхождение Иисуса Христа, с целью подчеркнуть Первосвященство Иисуса, – ошибочно и не имеет под собой никакого основания. В Писании не может быть лжи, даже если это «ложь якобы для славы Божьей».

  • Агностик
    Агностик9 месяцев назадОтветить

    Подобные недомолвки, о которых сообщает мр. Барридж, прекрасно устраняются чтением контекста. Насколько можно судить из написанного, он не считает приведенные апостолами родословные таковыми, но наделяет их неким эфемерным, неуловимым и аллегоричным смыслом. Одним словом - таинство. Ничего более уже не остается, ибо признание прозаичности написанного неизменно вовлекает в противоречия, о которые разрушена не одна теория. Гораздо проще напустить мистики, чтобы толковать можно было как угодно.
    В прочем, версия эта не популярна. Обратившись к контексту библии, можно без труда понять, что перечисленные в евангелиях от Матфея и Луки имена объединяют родственные узы по мужской линии (во всяком случае там, где это не вызывает сомнения) в той последовательности и степени, как и надлежит родословным. И в том, что один, проводит родство от Адама, а другой - от Авраама нет объяснения разночтениям в тех частях, где они должны быть тождественны.

Загрузить ещё