Владимир ЛЕГОЙДА

главный редактор журнала «Фома»

«Эта книга ужасна, бездушна, в ней нет ничего живого; и эта мертвая книга уничтожит культуру». Думаете, это про электронную книгу? А вот и нет, это про книгопечатание. Когда настала эпоха Гутенберга, люди, выросшие в мире рукописных книг, говорили, что жизнеспособна только та книга, в которую автор, переписывая, вложил всю душу. К чему это я? Разговоры о том, что «технологии убьют культуру, духовность» и так далее звучат каждый раз после появления какого-то изобретения. Но вот после очередного технического прорыва проходит время — и вновь оказывается, что слухи об их смерти были сильно преувеличены.

Замечательный философ, культуролог, мыслитель Юрий Михайлович Лотман рассуждал в таких случаях в категориях «техника» и «культура». Он говорил: когда появляется «техника», то есть инновация, которая должна сделать нашу жизнь проще, лучше, интереснее, она порой изначально отбрасывает качество коммуникации назад — так как техника еще не стала культурой, не вошла в обиход человеческой жизни.

Ну представьте, появился телефон — не смартфон, а тот, первый, Александра Белла. Раньше, чтобы поговорить с человеком, надо было находиться с ним рядом, а теперь я его не вижу — ни глаз, ни мимики, ни жестов. Как мне понять, что он имеет в виду?.. Один мой друг как-то поделился историей: «Пишу жене длинную эсэмэску, она отвечает: “Все нормально”. Я сижу и думаю: “Обиделась? Всё плохо? Дети заболели?” Пишу: “Пришли смайлик”. Чтобы я понял, что там на самом деле».

То есть техника, еще не ставшая культурой, нередко только добавляет человеку проблем. Вот и «страшная, холодная, бездушная» печатная книга была такой, пока человек не сделал ее частью своей жизни, не пропустил через свою душу, через сердце.

Так что же: сегодня, когда мы чуть не каждый месяц слышимо кардинальных прорывах в области искусственного интеллекта, работы нейросетей и т. д. — волноваться не о чем? Полагаю, что повод для беспокойства все же есть — и серьезный. В отличие от предыдущих эпох, наша ставит перед нами особый вопрос. А успеваем ли мы так поработать с техникой, чтобы она стала частью нашей культуры? Хотя, быть может, такая формулировка очень уж оптимистическая, потому что все еще исходит из такого положения дел, где человечество работает с техникой, а не она с ним. Как бы то ни было, вопрос этот самое время задать. И разумеется, не Яндексу.

1
12
Сохранить
Поделиться: