В любой непонятной ситуации пиши про послушание/непослушание жены мужу, и да будет тебе ушат комментариев. По крайней мере, свежий холивар в соцсетях наводит на подобную мысль. Знакомые и незнакомые дамы спорят на тему того, правильно или неправильно адекватной взрослой женщине слушаться мужа в каких-то вопросах. И большинство — за то, что, конечно же, неправильно.

И все-таки: как тогда примирить слова апостола Павла и современные представления об адекватных взрослых взаимоотношениях в супружестве? Апостол устарел или мы просто слишком сурово его толкуем? Слушаться вредно для брака — или вредно не слушаться?

Сами слова — вот они: Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви (Еф 5:22–23). И тут же далее в тексте: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф 5:25).

Но если (вдруг) апостол в этом аспекте «устарел», то насколько вольно можно сбрасывать с локомотива истории все прочие его замечания? А сбросить сразу захочется, ведь сказал «а» — говори и «б».

Я хотела бы начать издалека, из семейного бэкграунда. Самое раннее мое убеждение об отношениях мужа и жены сформировалось лет в семь, у бабушки на даче. Бабушка была талантливым инженером (вечные командировки и сложные проекты) с характером веселого, но довольно жесткого лидера. Дедушка был тонким интеллигентом, тоже инженером со внешностью художника, умевшим не попадать под горячую руку. И вот я запомнила забавную сценку.

Стоит на дачной кухне мой красивый, молодой еще дедушка и изящными пассами, аккуратно, флегматично и тщательно переворачивает на сковороде картошку. Коричневые поджаристые бочки складываются в ровный пазл, последний кусочек — и пазл готов… Тут подбегает бабушка и с криком: «Марик, да ну что ж ты копаешься!» — взламывает «пазл» хаотичными и беспорядочными движениями ложки. Дедушка, сохраняя достоинство, издает негромкий цокающий звук и отправляется с кухни покурить.

Помню, что мне стало вдруг обидно за дедушку. Тогда-то я впервые подумала, что жена не должна «погонять» мужа. К слову, жили дед с бабушкой дружно, интересно и не ссорились. Но кто в семье главный — вопросов у нас не возникало. Бабушка, конечно.

В этой связи я думаю, что требование «повиноваться мужьям» мы толкуем исходя именно из личных представлений об этом повиновении, и разные люди в этой фразе ранятся о принципиально разные углы. В моем представлении апостол в первую очередь призывает нас не становиться слишком авторитарными советскими женами и не превращать мужей в эдаких безгласных «Хоботовых», которые слушаются и молчат, потому что «ну что с ней связываться». Речь идет об уважении к мужу, а не об инфантильном переваливании на него всех семейных решений — от выбора жилья до покупки носков. То есть «послушание» жены мужу — это про уважение к его мнению, характеру и темпераменту, а не про «невзрослость» жены. Послушание — это для начала хотя бы слушание. Готовность слушать другого, а не жить исключительно собственными представлениями о правильном и неправильном.

Почему-то женщин, которые верховодят мужьями и общаются с ними языком ультиматумов, я встречаю «в природе» гораздо чаще, чем женщин, которые как-то пришибленно «сидят за печкой» и помалкивают, подавленные авторитетом и изнуренные послушанием. Поэтому мне кажется, что слова апостола о почтении к мужу ничуть не устарели — это в первую очередь призыв не превращать мужей в «сыночков», и он по-прежнему актуален.

Но при этом может показаться, что эта пропорция обратная и среднестатистическая жена, наоборот, исключительно «из-за печки» смотрит мужу в рот, почтительно ждет указаний, а потом от этих указаний страдает да мучается. И любую фразу о послушании многие комментаторы толкуют исключительно как последний гвоздь в деле «закрепощения» женщин руками Церкви. Ни много ни мало.

Думаю, что, даже если «разделить на десять» рассказы о забитых женах, полностью игнорировать проблему тоже неправильно. Да, наверняка «чрезмерное послушание» женщин может приводить к построению нездоровых и даже абьюзивных отношений. Но дерзну предположить, что проблема здесь не в самом послушании (слушании), а в его формах и его причинах. Слушаться-то можно очень по-разному и по разным поводам.

Например, можно действительно быть идеально послушной женой просто потому, что ты не хочешь нести личную ответственность. Муж решил — муж и виноват. Удобно. Такие отношения могут деградировать до того, что муж должен решать, что приготовить детям на завтрак, идти ли жене к врачу или парикмахеру и не пора ли записать ребенка к логопеду. И если мужу действительно придется решать всё вот это, то на решения вроде построить дом, найти новую работу и продвинуться по карьерной лестнице его попросту не хватит. Как результат — в таких отношениях некомфортно обоим. Он вечно занят не теми проблемами и вечно виноват, а она чувствует себя вечно ущемленной, ведь «ничего не решает». Но послушание ли это? Скорее игра в него.

А может быть и еще хуже. Например, женщина может слушаться потому, что не уважает мужа, относится к нему, как к господину, который «жнет, где не сеял». Мол, он такой непробиваемый тиран — зачем я буду что-то доказывать? «Дай дорогу дураку», сделай, как велено, и не спорь… Добродетель ли это? Это потакание чужому греху и даже, можно сказать, модерирование чужого греха. Подчинение без уважения ожесточает человека и действительно «активирует» в нем тирана (а тиран дремлет примерно в каждом, и тут нет ни мужеска пола, ни женского).

Тогда вообще непонятно, что же такое нормальное послушание и бывает ли оно? Дерзну предположить, что бывает. Нормально — это когда двое взрослых, ответственных людей обсудили действительно важный стратегический вопрос семейной жизни и в результате приняли решение, которое устраивает обоих. Но если общего решения нет, а вопрос действительно серьезный, тут могут быть разные варианты. Например, муж вправе сказать: «Давай мы сделаем по-моему, и если что — я же буду это разгребать». А она вправе сказать: «Я не согласна. Но давай мы сделаем по-твоему, потому что я не хочу подрезать тебе крылья, а если получится плохо, в другой раз давай попробуем по-моему». Или он может сказать: «Я хотел бы сделать вот так, но готов уступить, потому что мне жалко тебя огорчать». Или: «Мне жалко тебя огорчать, но я уверен, что иначе будет хуже для семьи, поэтому поступим по-моему».

Зачем это нужно? Затем, что мы всё-таки разные. И действительно бывает практическая польза для семьи, если женская осторожность смиряется перед мужским решением рискнуть и ввязаться в какой-то масштабный проект. Или если, например, женская импульсивность на фоне гормонального «беременного» взрыва притормаживает, когда муж делает холодный расчет и не соглашается вот прямо сейчас срочно менять жилье, брать четвертый кредит или покупать детскую коляску за миллион.

А в душевном плане мужчине атмосфера доверия к его решениям помогает взрослеть и не бодаться за авторитет с женой. Мы же не будем делать вид, что все вступаем в брак исключительно взрослыми и осознанными — большинству приходится взрослеть уже в процессе. И умение жены иногда «притормаживать» помогает супругам вырасти в любящих мужчину и женщину, а не в маму и сынка (или дочку и тирана).

Но это, конечно, работает только в атмосфере взаимного уважения, доверия и готовности выслушивать аргументы друг друга и учиться на собственных ошибках. Одна попадья в возрасте как-то смеялась в женском кругу: «Когда мы поженились, батюшка почти всё хотел решать сам, и я не возражала, а сейчас почти обо всем спрашивает моего совета». И это не про подкаблучника. Это про семью, где в атмосфере уважения нет нужды ломать копья за авторитет и «главенство».

2
0
Сохранить
Поделиться: