Можно ли выслушивать молитвенное правило?

"Ничего не слышно, Господи!" Или особенности молитвы с наушниками и без

PVelikanov_a

Протоиерей Павел Великанов

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками. Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились? И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!

Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?

Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!

Как-то во время очередного визита в Грецию довелось посетить одну благочестивую православную семью, которая оказала вечно голодному студенту поистине царское гостеприимство. Мы долго разговаривали на разные темы, главным образом богословские, и я был действительно потрясен, насколько эта простая гречанка знает тонкости церковной жизни, разбирается в отцах, пропитана житиями святых, в том числе и наших, русских. Время приближалось к 10 часам вечера, и тут хозяйка извинилась, встала из-за стола, подошла к стереосистеме и включила радиоприемник. Через несколько секунд я услышал: «Эвлогитос о Феос имон, пандоте, нин, кэ аи, кэ ис тус эонас тон эонон… Василев Урание, Параклите…» Одним словом, началось чтение вечернего молитвенного правила. Церковное радио. Круглосуточно. Диктор читал прекрасно поставленным бархатным голосом, спокойно, размеренно, с благоговением и легким умиленно-покаянным настроем, очень по-церковному. Хозяйка благочестиво перекрестилась, обратившись к иконам, поклонилась и — как вы думаете, что же было дальше? — Она села обратно за стол доедать свежезажаренного барашка и продолжать душеспасительную беседу. Мы ели, пили вино, разговаривали, смеялись, а в это время из приглушенного динамика доносились слова малого повечерия с акафистом. Когда диктор закончил и началась духовная музыка, хозяйка аппаратуру выключила. Молитвенное правило было совершено. Бог в Своих списках галочку поставил. Сегодня больше Ему мы ничего не должны. Можно идти спать спокойно!

Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».

С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.

Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Разве молитва перестала быть моим диалогом с Богом, который по определению требует тишины — и внешней, и внутренней? Неужели Он уже всё мне сказал — да и мне уже нечего сказать Ему? А может, потому и нечего, что за потоком чужих слов я так и не научился из «буков» собственные слова собирать? А может, просто лень?..

Не знаю, как вам, но мне иногда становится страшно, когда такие базовые для религиозной жизни понятия, как молитва, пост, покаяние, превращаются в легко обслуживаемые знаки «православнутости». Этим «значками» благочестия обвешаться несложно. Одна только проблема: по значкам в Царство не пускают. Туда нагими уходят. Такими же, какими и сюда приходили. И если за свою жизнь мы только и научились, что отмахиваться от Господа Бога теми или иными доведенным до автоматизма ритуальными жестами, больно и страшно будет услышать от Него: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!» Быть может, тогда впервые в жизни мы услышим, что у Него на самом деле есть Свой живой голос, голос, пусть и тихий, но обращенный к каждому из нас, а не просто множество правильных и красивых слов из текстов Писания.

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

 

| Читайте также:

Протоиерей Павел Великанов. Как правильно и как неправильно молиться

Александр Ткаченко. Намоленное вместо

 

На заставке фрагмент фото k4dordy

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (109 голосов, средняя: 4,92 из 5)
Загрузка...
2 апреля 2019
Теги:
Поделиться:

  • Валентина Раменская
    Валентина Раменская 10 месяцев назадОтветить

    Очень уважаю о.Павла и всегда слежу за его публикациями, но сейчас позволю себе не согласиться с ним.
    Хотя я еще только воцерковляюсь, то пытаюсь понять мудрость и духовный опыт отцов церкви и наш современный падший мир. Простите мне, пожалуйста, за мои наивные вопросы и мысли грешные.
    Мне близки ответы Ирины, Дениса, Игоря, Алесея, Сергия, Юрия, Валентины, Ольги. Все авторы комментариев и деликатны и аргументированно парируют о.Павлу.
    Конечно в своей молитве (не прослушивания!) с аудио есть элемент ‘удобства ’. Но это ведь также что и читать при свете электричества, а не свеч.
    Главное же, чтобы твоя молитва была от сердца, чтобы было покаянное чувство. Чем отличается молитва-повторение в церкви, от аудио прослушивания и молитвы? Только темпом, степенью понимания и твоим собственным молитивенным настроем. Разговор с Богом должен идти из души. Но как часто мы не понимаем что произносит чтец, диакон или даже бытюшка?!. Для меня есть еще проблема церковно-славянского языка. Я начинала свой путь с обычного молитвослова, но сейчас читаю и молюсь по молитвослову на современном русском языке. Только тогда, каждое слово проникает в мой мозг и душу до всей глубины, и пропадает налет ‘сказочности’ или ‘былинности’. Это лично для меня так работает.
    И еще я наткнулась на Ютубе замечательные ‘женские молитвы к причастию на русском языке’. Там запись идет с интервалом для повторения и с изумительным музыкальным фоном литургии.
    Можно ли слушать и молиться готовясь к причастию повторяя слова? Мне кажется, что это помогает мне быть искренней и душа сокрушается и плачет. Там читает женщина и уже не надо менять род, и получается прочувстовать все до глубины сердца.
    Спасибо заранее.

  • Татьяна
    Татьяна 1 год назадОтветить

    Единственный раз слушала аудио молитву- молитву святого Киприана против сглаза, порчи и колдовства. Получалось вместе молиться. А в основном утреннее и вечернее правило сама читаю, тихонько, пока внучка спит. И как то само собой переходить к самодвижной молитве. А когда слушаю из планшета - не получается самодвижная молитва.

  • Михаил
    Михаил 1 год назадОтветить

    А в чём проблема то?Врубил колонки в тачке на полную,чё нибудь из конкретного,типа отче наш,и с гордым видом подкатываешь к церкве,и поп сразу слышит,свой пацан подъехал,чистоправославный! :)))

  • Ирина
    Ирина 1 год назадОтветить

    Как то пришлось мне жить в однокомнатной квартире, где кроме меня жили еще 4 человека и,естественно, ни о каком уединении и молитве не могло быть и речи, я объяснила ситуацию батюшке и он разрешил молитвенное правило прослушивать, только у меня было не аудио, а видео по ноутбуку! А недавно, у меня не получилось пойти утром на службу и я дома включила прямую трансляцию и в наушниках, перед ноутбуком простояла всю службу. По моему мнению, лучше уж так, чем вовсе никак! Батюшка привел два хороших примера: в первом случае монах благоговейно в коленопреклоненной молитве и во-втором - простая формальность, для галочки! Не хочу никого осудить, но удивляет другое, как при словах молитвы они могли сидеть, есть и пить вино?! Наверное батюшка обязан был подать пример и, на время молитвы встать из-за стола к молитве?! Дело вовсе не в аудио или видео, а в нашем отношении ко всем современным технологиям, во всем должна быть мера, а мы порой об этой мере забываем и переступаем черту за которой уже нет Бога и благоговения! Господи, спаси и помилуй ты нас грешных!

  • Священник
    Священник 1 год назадОтветить

    Я на исповеди просто говорю- магнитофон читал он и пойдет причащаться. По интернету исповедывался? значит по интернету и причащайся!

  • Денис
    Денис 1 год назадОтветить

    Отец Павел пишет: «Выслушанная молитва нужна только горячо любимому богу нашего самомнения».
    Но ведь кто-то, у кого горячо любимый бог самомнения превыше Бога, благочестиво стоящий пред иконами с горящей лампадой и бьющий поклоны, выучивший на память Псалтирь и все правила, точно также, с еще большей фарисейской гордостью скажет выслушивающим молитву в наушниках в метро по дороге на работу: что мы «несть, якоже прочии человецы», молящиеся с магнитофоном, невникающие, приятные для слуха уровнем громкости слова в уши свои вливающие, житейские дела паралельно творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: Акафист выучил, Правила по памяти, да ещё и поклонами, да в специально оборудованном красном углу комнаты, расположенном исключительно на восток, (а как же), и на Тебе, Боже, посмотри-ка еще раз на всю нашу прилежность. Всё выучено, отрепетировано, отшлифовано. Результат гарантирован.

    Оптинские старцы просили Бога научить молиться. И молитва их осталась нам как наследие на столетия. Значит, как бы кто не молился, надо всё равно понимать, что никто не может сказать, что он научился молиться правильно и успокоиться.

  • Игорь
    Игорь 1 год назадОтветить

    На мой взгляд, статья у о. Павла получилась слишком однобокой и несколько предвзятой, что называется "с шашкой наголо". Конечно, те проблемы, которые он пытается выставить могут быть. Но свои проблемы могут быть и при пользовании молитвословом, и во время богослужения в храме. А какая по сути разница, если молящийся стоит перед иконами с молитвословом или как это делал монах, перед иконами слушает запись. В первом случае он пользуется молитвами святых посредством зрения, во втором случае происходит тоже самое посредством слуха. И в первом и во втором случае можно пронести эти молитвы через собственное сердце и ум и ,опираясь на чувства, молиться при этом самому. С другой стороны, можно и в первом и во втором случае самому не молиться, а просто вычитывать или выслушивать отвлекаясь. И молитвослов, и аудиозапись, и тексты Нового Завета, и аудиозаписи Нового Завета это своего рода иконы, посредством которых человек может коснуться Божества, а может застрять в "иконах". И дело здесь не в посредниках, а в том как молящийся ими пользуется.

  • Алексей Зюков
    Алексей Зюков 1 год назадОтветить

    Я иногда использую такие записанные молитвы, когда по причине усталости нет сил читать каноны к причастию. Но не люблю "молиться' за кем-то. Молитва - это общение. Каков сам произносишь слова молитвы, то делаешь это в своем темпе, и есть возможность "пропустить" их через мозг и сердце, т.е. - осмыслить. При слушании кого-то, приходится слушать в темпе его чтения и очень часто, даже когда знаешь слова, ум скользит по их поверхности. Получается прослушивание без внимания и участия. Но это я про себя - у других - иначе все. А иногда и нет другой возможности, кроме прослушивания записи.

  • Жанна
    Жанна 1 год назадОтветить

    Спасибо! Очень приятная статейка))) я прям посмеялась от души: "...несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!" )))))))))) спасибо

  • Сергий
    Сергий 1 год назадОтветить

    Боже, милостив, буди мне грешному. Но для меня возможность слушать молитвы опытных молитвенников, возможность слушать церковные песнопения не есть "православнутость" и возможность обвешаться "значками" благочестия, а есть возможность благодаря той духовности и благочестию, что вложили в свою молитву благочестивые молитвенники, с их помощью лучше настроиться на своё общение с Богом. Я очень рад за отца Павла, научившегося самостоятельно вести диалог с Богом, но мне грешному до этого далеко, а посему слушал и буду слушать записанные церковные песнопения, проповеди, молитвы и молиться. Не сужу никого и Вас всех прошу простить меня грешного. Господи, помилуй! С Благовещеньем, братья и сёстры!

Загрузить больше комментариев
Загрузить ещё