Активная фаза нового иконоборчества

Об иконах, и не только

Активная фаза нового иконоборчестваКогда приближается крупный церковный праздник – как правило, предваряемый постом – находится время и для уборки в святом углу. В этом году как-то особенно остро ощутилось несоответствие между обилием имеющихся святынь – и их реальным местом в жизни.

Начнем с самого главного для молитвы – икон.

Что есть икона? Не вдаваясь в глубокий богословско-искусствоведческий анализ, можно просто сказать: это молельный образ. То есть икона – изображение того, кому молятся. А как быть, когда перед этим изображением практически никогда не молятся? И не потому, что не хотят или как-то сознательно игнорируют изображённого святого. Просто потому, что икон данного святого – не одна, не две и даже далеко не три. А множество. Всех размеров, форматов, вариантов исполнения, на бумаге, на картоне, на дереве, на оргалите и т.п. И половина из них – одного и того же иконографического извода. Благодаря современным полиграфическим технологиям уменьшить или увеличить до любого размера – и напечатать многотысячным тиражом – не проблема.

Как правило, появляются эти иконы в доме из самых лучших побуждений дарителей. И благочестиво поставляются в святой угол. Настаёт момент – и очередная партия священных изображений заставляет собой предыдущие, и так до следующей ревизии.

В итоге, как это ни парадоксально, икона перестаёт выполнять свою – не побоюсь этого сказать – единственную функцию: быть молельным образом. Она становится чем угодно – памятным знаком о посещении монастыря, памятью о дарителе, в самом худшем варианте – «священной вещью», православным «оберегом» – стоящим, а то и просто лежащим стопочкой где-нибудь в глубине серванта, среди праздничной посуды и рюмок, рядом с хрустальными зайчиками и фарфоровыми поросятами. Неблагочестиво? А то!

Если внимательно всмотреться в наши святые углы, можно заметить, как все иконы достаточно чётко делятся на две категории: те, которым молятся, к которым обращаются – и те, которые «присутствуют» при молитве. Естественным образом, к категории первых относятся прежде всего «фамильные» иконы, доставшиеся от прабабушек и прадедушек, которые уже сами по себе – семейная реликвия. Потом следуют крупные иконы, размер которых предполагает возможность хотя бы увидеть глаза изображённого. А вот дальше список можно и не продолжать, поскольку какой-либо классификации он уже не поддаётся.

Вглядываясь в наши домашние самодельные «иконостасы», невольно задаёшься вопросом: а кому здесь молятся?

Ответ может быть сразу и неочевиден: вроде бы всем и молятся! А на самом деле во время молитвы глаз блуждает от одного образа к  другому, от другого – к третьему и далее по кругу.

Потому что все иконы – равночестны, равнозначны, равно-святы. Но разве не одной из главнейших «функций» священных изображений является именно помощь в сосредоточении, нерассеянном молитвенном предстоянии – очень интимном и сокровенном разговоре, диалоге между молящимся – и тем, к кому обращены воздыхания?

Активная фаза нового иконоборчества

В центре иконостаса почему-то великомученик Пантелеймон. А где Христос?

Ситуацию усугубляет и художественный уровень икон для «массового потребления». Не буду говорить о многоцветных рюшечках и блестяшечках из цветной фольги вкупе с конгревом (выдавленным объёмным изображением), которые по умолчанию превращают любой, даже кисти гениального автора, образ в «вещь софриканского происхождения».

Речь о том, что при всём бесконечном изобилии изображений в наших иконных лавках подавляющее большинство их не передают даже в гомеопатическом разведении ту духовную реальность, о которой веками свидетельствуют настоящие иконы.

Можно ли называть иконой такую картинку со святым, для молитвы перед которой верующему необходимо предпринимать существенные аскетические усилия, принуждая себя поверить, что этот святой и правда мог так выглядеть – ну, наверное, если только в период своего крайнего духовного упадка…

При механическом изменении размеров икон они зачастую превращаются в нечто невообразимое. Не надо быть экспертом в иконоведении, чтобы увидеть, как изменяются пропорции основных частей тела на миниатюре, аналойной иконе и двухметровом образе из иконостаса. И не только пропорции – но и сам принцип формирования изображения, роспись ликов, разделка одежд и многое другое. И как только этот плод священноделания, теургии, попадает в полиграфическую мясорубку – в результате мы имеем вовсе не «реплику» иконы, а опошленное, изуродованное цветной фольгой, расклонированное во всех размерах, изображение чего-то святого. У которого есть всего лишь одно достоинство – продаётся неплохо.

Активная фаза нового иконоборчества

В этом иконостасе в центре — Христос.

Когда-то в Греции мне рассказывали, что для освящения иконы нет какого-то особого чина: написанный образ просто приносится в храм и ставится рядом с иконостасом для молитвы. Таким образом происходит таинственное принятие иконы церковной общиной, Телом Христовым, если это изображение помогает молиться, изображённое соответствует тому, кто невидимо предстоит в сонме святых.

И эта церковная рецепция образа по сути и является его одобрением для внебогослужебного использования: через сорок дней икона торжественно передаётся владельцу, и эта невидимая, но очевидная связь домашней молитвы с храмовым богослужением уже никогда не прерывается. Остаётся только вспомнить традиционный лейбл на нашей церковной продукции – «Всё освящено!» – вместе с окропляемыми святой водой огромными фурами церковной утвари – как разница в религиозной ментальности становится слишком очевидной.

Как ни грустно это осознавать, но мне всё больше кажется, что мы уже давно находимся в активной фазе нового иконоборчества. Ведь девальвация значения и места иконы в жизни христианина – это тоже одно из последствий общей секуляризации, десакрализации в том числе и храмового пространства, и пространства личной духовной жизни, частью которого являются наши домашние молельные места.

Что нужно сделать для того, чтобы вместо этого избытка освященных изображений в домах стали появляться настоящие иконы – которыми бы дорожили, которых бы стыдились, с которыми бы шли по жизни, которыми бы благословляли детей, которые бы и выносили в первую очередь из дома при пожаре – вопрос открытый. Но то, что это «благочестивое мельтешение» как-бы-священных изображений является следствием такого же внутреннего религиозного устроения – похоже, в доказательствах не нуждается.

 

Читайте также:

Как правильно устроить домашний иконостас?

 

Фото Владимира Ештокина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (42 votes, average: 4,76 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Вадим
    Март 2, 2018 13:44

    Все мы дети своей системы. Вот и уважаемый автор пишет: «…все иконы … делятся на … те, которым молятся…». Молиться надо не иконам, а святым, на них изображенным. Так учит нас церковь. Если уж у протоиерея, как говорится, оговорки по Фрейду, то нам тёмным остается руководствоваться словами Анастасия Синаита (VII век), который писал, что: «крещение недостаточно чтится тем, кто, войдя в церковь, перецелует все иконы, не обращая внимания на литургию и богослужение».

  • ВЕРОНИКА
    Март 2, 2018 5:26

    Спасибо за статью. Икона- образ святой и не важно напечатан ли он или сделан по всем канонам. Важно отношение к образу, молитвенное, сердечное. Вот икона, которую передали по наследству, а вот образ иконы, который вырезала из журнала, икона , которую подобрала, когда водитель незнакомой мне машины купил новенькие образа, а старенькие аккуратно положил у подъезда и уехал. Уважение к святыни уже первый шаг к уважению всего окружающего. И если иконы есть, и если их много, значит так и должно быть. Вот кто- то просто молится одним святым, а про себя часто повторяет : «Все святиии, молите Господа нашего о нас грешных» и аккуратно всматривается в те иконы, которые его окружают и понимает, и просит душою » …..помолитесь, простите».

  • Светлана
    Март 1, 2018 16:08

    Да, это правильно для других. Но мне, инвалиду 1 гр, хочется мысленно помолится, когда по стеночке, а над входом — церковная икона Господа, Около выхода — св. Ангела Хранителя. Я по силе перекрещусь, посмотрю и : Боже, молитвами Богородицы и всех святых помилуй мя ( нас)…Понимаете. Мне невозможно просто стоять, но понимаю, что и грех небрежности может быть

  • Светлана
    Март 1, 2018 15:53

    У меня их много, и образа все для меня живые. Я, как инвалид, сама не очень могу убраться, но мне удобнее, чтобы они со мной рядом были, и надо мной, и в коробке на кровати — я их люблю и они как собеседники молчаливые мне.

  • Андрей Геннадьевич
    Март 1, 2018 14:15

    Совершенно верно! Есть такая проблема. По моему мнению нужно признать, что церковь в своём физическом существовании, это очень хороший отлаженный бизнес, который даёт баснословный доход его имущим. И вся утварь с иконами, их продажа это большие деньги. Какие моральные устои могут быть в этом случае? Я не знаю….

  • Любовь Титовна,
    Март 1, 2018 13:47

    … как же быть, множество иконок ,величиной календариков накопилось- не нашла ответа и расставаться жалко- если в храм- там тоже их много.Простите меня.Я пишу первый раз.

  • Любовь Титовна,
    Март 1, 2018 13:46

    … как же быть, множество иконок ,величиной календариков накопилось- не нашла ответа и расставаться жалко- если в храм- там тоже их много.Простите меня.

  • Ольга
    Февраль 26, 2018 12:08

    Согласна. Самой больше нравятся иконы натуральные, писаные с молитвой по всем канонам, хоть у меня таких и нет. Такие работы очень дорого стоят и таких денег просто нет. Приходится покупать те, что по карману, однако, стараюсь не впадать в собирательство всяких разных изображений святым.
    Но! По вере вашей, как говорится… Смотрела программу одну, в которой, по-моему, в Иерусалим (или на г. Афон) в бутылке, свёрнутая печатная «икона» Богородицы «Неувядаемый цвет» приплыла к берегам. С ней была и записка, в которой автор «посылки» описал своё исцеление по молитвам перед этой печатной копией (в чёрно-белом варианте между прочим) от тяжёлой формы рака. И теперь она находится в храме и ей поклоняются все желающие.
    Просто внутренне необходимо всё-таки знать кому и зачем молиться

  • Надежда
    Февраль 25, 2018 20:06

    Тогда ответьте, почему и зачем подобные иконки продаются в храмах и раздаются верующим во время больших праздников, причём раздаются с благословения самого Патриарха?

  • Secrtive
    Сентябрь 30, 2014 2:39

    Я полностью согласен с автором.
    Извините меня за то, что обращаюсь лично к вам за помощью. По другому не получается. Я недавно стал пользоваться интернетом и плохо в нем разбираюсь. Недавно я зарегестрировался на портале Богословие. ru в надежде напечатать серию статей и получить на них серьезную критику и поучаствовать в дискусси. Но такой возможности там не нашел.
    Сегодня из статьи редактора я узнал, что «главная идея портала – размыкание системы церковной учёности, создание площадки для научных публикаций и дискуссий, отрытой любому участнику – как церковному, так и светскому» нереализована.
    Я решил обратиться лично к о.Павлу. Может он знает где мне можно совершить задуманное. Но возможности обращения к редактору на портале не нашел.
    Прошу вас передайте пожалуйста мою просьбу о. Павлу.

  • На первых порах,в период неофитства,тоже было стремление купить каждую понравившуюся икону.Благо,и дом был большим,все умещалось,не перекрывая главную икону Спасителя.
    А теперь живем в квартире….оставили только необходимое,остальные иконы раздарили и отнесли в храм

  • Январь 16, 2013 16:49

    Да, действительно, проблема есть такая. Дарят маленькие иконки по разным поводам, привозят из поездок, в основном недорогие печатные. А что делать? Сказать, что бы не дарили? Вроде тоже как не правильно. Дарят же от чистого сердца. А куда их девать? А как им молиться? Каждой уделить время не получается. Может имеет смысл придумать молитву с перечислением всех святых на иконах в красном углу? Хоть будем знать кто есть кто.

  • Январь 16, 2013 13:12

    Известно, что икона, как всякое духовное делание , необходимо должна делаться с молитвой. Например, когда бездетная пара заказывает мне икону Богоматери «Федоровской» со своими святыми на полях в надежде , что будут дети, я, понятно дело, всей душой беру их заботу и на себя. Беспокоюсь и надеюсь вместе с ними. Особо, во время двухмесячной работы над их иконой, и так же как священник молюсь о них и об этом их деле еще и в Церкви— на литургии, молебнах и т.д. Это нормальная реакция живого человека. Если пишу мерную икону для ребенка—оч. хочу и стараюсь, что могу сделать, чтобы и через эту икону в его жизнь приходило Божие благословение и покровительство его святого. Это моя ответственность перед моей работой, и его родителями, не говоря уж… . Моя супруга, Марина, предлагает вопрос, продолжающий тему этой статьи: А кто молится в процессе станочного производства многотиражной иконной продукции? Давно пора бы прояснить: есть ли разница между писанной человеком и напечатанной иконой? Иконописец, священник Андрей Давыдов. г. Суздаль.

  • Январь 16, 2013 3:14

    Ну ведь замечательная статья. Какое хорошее мнение. Помните, Бендер как-то сказал-не делайте из еды культа? Так и Вы говорите о том (или я понимаю так), что банальный в своей ущербности постер не должен загораживать Евангелия. А о том, что другие артефакты загораживают Его, может и поговорим как-то. Если, конечно, преподавателя интересует мнение ученика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.