Вопрос читателя:

В детстве мне очень не хватало любви мамы, я была нежеланным ребенком, у меня ужасные воспоминания о детском саде: одиночество, страх, тоска, отчужденность. Братьев-сестер не было. Папа с мамой часто конфликтовали, дисфункциональная семья, хотя алкоголя не было. Родители развелись, когда мне было лет 7, с папой я почти не общалась. В школе у меня была жесткая учительница, продленка. В подростковом возрасте пришла к вере, очень остро переживала свое одиночество, общения с противоположным полом жаждала и боялась одновременно. Стала думать о монашестве. Как сейчас понимаю, чтобы легализовать эту боль одиночества и перестать жаждать любви.

В 19 лет спросила благословения у о. Николая Гурьянова, и он благословил в монастырь. Но, узнав об этом, один мой знакомый стал проявлять свои чувства ко мне. Для меня это был слишком сильный соблазн, казалось, последний шанс, надежда на долгожданное счастье. Он верующий, у нас один духовник. Я осталась с ним. Брак длился 18 лет с предсказуемым исходом, трое детей. Муж был зависим от своей мамы, от которой так и не смог отселиться, до сих пор живет с ней. Наши отношения были созависимые, я чудом уцелела и вышла из них. Мужчин теперь боюсь еще больше. И всё так же мечтаю найти свое женское счастье, построить здоровые отношения.

Вопрос: как понять себя? Какие вопросы себе задать, чтобы узнать, по какому пути идти? Одиночество и страх общения с мужчинами — это нечто врожденное, что нужно в себе принять, или это следствие детских дефицитов и травм? Нужно ли «идти на страх»? Как можно идти в монастырь только по благословению или от безысходности, если сердце жаждет любви? Как удовлетворить эту незакрытую детскую потребность? С другой стороны, как можно искать отношений, имея благословение старца на монашескую жизнь? Помогите разобраться пожалуйста.

Ответ психолога:

Глеб ТКАЧЕНКО

психолог, психотерапевт

Самый верный и надежный способ понять себя — это пройти курс личной психотерапии. Ведь исходя из того что вы описали, у вас практически на каждом возрастном этапе имели место существенные психологические проблемы, начиная с детства и заканчивая настоящим моментом. Какие чувства вы несете в душе из тех ситуаций, какие важные решения были приняты вами тогда, какие установки вы унаследовали от значимых для вас людей — все это довольно сложно понять самостоятельно.

И из этого следует ответ на второй ваш вопрос: какие вопросы себе задать. У писателя-фантаста Роберта Шекли есть замечательная цитата: «Чтобы правильно задать вопрос, надо знать бо́льшую часть ответа». Именно поэтому вопросы, которые задает психолог во время приема, существенно отличаются от тех, которые мы можем задать сами себе. Психолог обладает глубокими знаниями в области травм: как они проявляются, какие ситуации могут их вызвать и что с ними делать. В качестве инструмента для самопознания я могу предложить вам пять вопросов, которые сформулировал основатель гештальт-терапии Фриц Перлз.

Три основных вопроса:

  1. Чего я хочу?
  2. Что я чувствую?
  3. Что я делаю?

Два вспомогательных, раскрывающих первые три:

  1. Чего я боюсь?
  2. Чего я жду?

Эти вопросы, по мнению автора, являются достаточными для первичной самодиагностики и могут выступить первой ступенькой на пути к пониманию себя.

Что касается одиночества и страха общения с мужчинами — это всегда следствие детских дефицитов и травм. Конкретно в вашей ситуации можно выделить следующие факторы, которые могли повлиять на формирование этих чувств: нежеланность, поведение отца в семье, развод родителей, проблемы с противоположным полом в подростковом возрасте, негативный опыт брака на протяжении 18 лет. В вашем случае поводов бояться мужчин вполне достаточно, чтобы не говорить о врожденности этого чувства.

Идти на страх — это контрфобическая реакция. С одной стороны, иногда она дает возможность столкнуться со своим страхом лицом к лицу. С другой — в ее основе лежит игнорирование той части личности, которая испытывает страх. И она обязательно даст о себе знать. Ведь вы не просто боитесь в силу неопытности. В вашей истории есть травматические ситуации, к которым надо относиться бережно, чтобы не травмироваться еще сильнее. Идти напролом — иногда полезная тактика, но желательно не в ущерб своему состоянию.

По поводу ухода в монастырь сложно дать какие-либо психологические рекомендации. Но на мой взгляд, монастырь не должен быть способом избегания тревоги. Если сердце жаждет любви, значит, монастырь, скорее всего, не ваш выбор. Туда идут люди, которые мирской жизни предпочитают служение Богу. Если вы уйдете в монастырь с сердцем, жаждущим любви, то вместо счастья вы скорее обретете страдания. В целом, учитывая вашу ситуацию, мысли о монашестве скорее выступают для вас способом принудительно отрезать от себя любую возможность взаимодействовать с мужчинами, которых вы боитесь. Эта мера очень радикальная, и, на мой взгляд, лучше избавляться от этого страха, чем от мирской жизни.

Для того чтобы удовлетворить детские потребности в любви и принятии, существует большое количество психологических методов и техник по работе с внутренним ребенком. То, чего вы недополучили в детстве, можно восполнить самому себе, взаимодействуя со своей детской частью. В то же время нежеланные дети часто живут с внутренним запретом на полноценное существование. Ведь их в этот мир не ждали, им тут не рады, а значит, они не имеют права жить счастливо. Это право также можно и нужно возвращать своей внутренней девочке. Самый простой способ познакомиться с ней — это просто представить себя в детском возрасте. Посмотреть, как выглядит эта девочка, в каком она настроении, чего она хочет. Поговорить с ней мысленно и дать ей то, чего ей не хватает в данный момент.

А что касается благословления старца на монашескую жизнь, то благословление — это одобрение, а не обязательство. А решение, посвящать свою жизнь служению Богу или нет, можете принять только вы. И решение это должно быть взвешенным и обдуманным.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать, написав нам на почту: psiholog@foma.ru

0
9
Сохранить
Поделиться: