Вышел в свет июльский номер журнала «Фома»

Читайте в № 7 (87):

Колонка главного редактора



«…Я никогда в жизни не молился так, как в эти дни. Молился о человеке, которого в сущности едва ли мог на тот момент назвать близким и любимым, — ведь я его еще даже не знал, толком не видел, а то, что видел, было маленьким сморщенным тельцем с подсоединенными к нему трубочками… Что же это было за чувство, заставлявшее молиться с такой силой?» — задается вопросом Владимир Легойда в Колонке главного редактора «Лучше бы это было со мной, или Еще раз о "малой церкви"».

Вопрос номера

Какой день Вы считаете днем рождения Вашей семьи?

Отвечают певец Антон Макарский, главный редактор интернет-издания «Татьянин день» Ксения Лученко, инженер Юлия Крылова, домохозяйка и мать шестерых детей Анна Ильина, преподаватель менеджмента Дмитрий Барабась, руководитель студии «Оловянные люди» Сергей Земсков.

Интервью номера

В преддверии Дня семьи, любви и верности «Фома» беседует с трехкратной олимпийской чемпионкой и телеведущей Марией Киселевой о семье и материнстве, о карьере и самореализации, о вере и моде на Православие — в интервью «Материнство меняет жизнь»:

«…Об этом я, честно говоря, не очень люблю и не умею говорить — даже как-то неудобно показывать, что у тебя внутри. Может быть, у меня неправильное восприятие, может быть, на него наложило отпечаток советское прошлое, но я чувствую, что веру в Бога — у человека внутри, это нечто очень сокровенное. Когда это выставляется напоказ, когда об этом кричат на каждом углу — я христианин! Я хожу в Церковь! — мне кажется, что-то тут не так. По моим ощущениям, настоящая вера — она все-таки, главным образом, в изменении твоего поведения, в твоем образе жизни, в твоих поступках. А ведь можно только кричать о своей церковности, не имея ничего».

Тема номера: Туринская плащаница

 

Туринская плащаница — отрезок ткани с великой историей. Сотни лет почитания, загадочный отпечаток, сохранившийся на ней… Считается, что именно в нее при погребении было завернуто тело Иисуса Христа.

Одни сомневаются в ее подлинности, другие называют пятым Евангелием. Какое же значение имеет эта святыня для православного мира и верующих? Для чего люди приезжают сегодня в Турин поклониться ей и какие чувства при этом испытывают? Наконец, что думает о Плащанице совремнная наука?

Об этом тема нашего номера.

Редакция

***



Путь к «пятому Евангелию»

Записки паломника в Турине

Своими впечатлениями от «прикосновения» к великой святыни делятся настоятель домового храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов, клирик собора Казанской иконы Божией Матери на Красной площади протоиерей Игорь Фомин, главный редактор интернет журнала «Russia Profile» Андрей Золотов, руководитель Паломнического центра апостола Фомы в Европе «St. Thomas — TdF» Тимофей Китнис, а также обозреватель «Фомы» Денис Маханько.

***

Рассмотреть Плащаницу можно на инфографике, приведенной в июльском номере, сопровождаемой любопытными фактами из истории ее существования.

***

Также свое мнение по Туринской плащанице высказывает председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, митрополит Волоколамский Иларион в интервью «Главным является то паломничество, которое происходит в сердце»:

«…Все же «пятое Евангелие» — это метафора. Евангелие есть Евангелие. Но мы же знаем, что существует так называемое «Евангелие в красках» — икона. Любая икона является произведением художника или группы художников. При всей своей каноничности, она всегда несет некий отпечаток авторского видения. Плащаница же — это нерукотворный лик. Есть предположение, что «Нерукотворный образ», который хранился в Константинополе и в Эдессе и затем таинственным образом исчез, — это и есть Туринская плащаница, только сложенная в восемь раз. Даже если это не один и тот же образ — это образ идентичный…».

В разделе «Вера»

О том, как не стать фарисеем, — рассуждает Марина Журинская в материале «Хуже себя».

***



Советский солдат перевязывает пленного гитлеровца.

«"Ненавидь врагов Божиих"?» — о том, как переврали цитату из Слова Святителя Филарета Московского пишет Александр Ткаченко.

***

 Накануне Дня семьи, любви и верности специалист по древнерусской литературе Анна Архангельская делится своими размышлениями по истории благоверных святых Петра и Февронии в Монологе «Брак по расчету?»:

«… А была ли там любовь? Вопрос прозвучал на одном из семинаров, где речь шла о «Повести о Петре и Февронии». Мол, на самом деле для Февронии это был выгодный брак, а Петр просто боялся свою жену…

Мне немного странно, но это, действительно, стандартный стереотип восприятия: если не страсть — то, стало быть, расчет. Как будто и никаких других вариантов нет…»

В разделе «Люди»

«Один день в доме-интернате»

О том, как корреспондент «Фомы» побывал в Доме-интернате № 15, принимающем детей с диагнозом «умственная отсталость» и что оттуда «вынес»:

«…— Господь мог бы призвать этих детей к себе, но зачем-то пока не призывает. И это неслучайно. Эти дети нужны нам, чтобы мы с вами учились любви и состраданию. Чтобы хотя бы чуть-чуть вымывали из черствых сердец эгоизм…

«Да-да, батюшка, все так, — крутилось у меня в голове. — Мы, христиане, призваны любить, и этому нужно учиться. Все понятно. Но ведь в жизни детей — вот конкретно этих детей — это ничего не меняет!»

А впрочем… Санитары и добровольцы рассказывают, что после Таинства Причастия дети становятся более спокойными — уже не брыкаются, не вырываются, послушно дают себя одеть…».

***

О детях, ищущих маму и папу, в постоянной рубрике «Фомы» — «У вас будет ребенок».

***

«… Еще одна важная составляющая правосудия в европейских странах — это гуманизация, то есть преступник вместе с государством компенсирует то, что он сотворил. У нас этого вообще нет: правосудие чисто карательное. Таким образом, все, что предлагает государство, — это месть за то, что произошло с потерпевшим. Но я уверена, что сидеть в тюрьме должны те, кого исправить уже невозможно, остальные должны работать и выплачивать компенсации за содеянное. А месть не нужна никому», — заявляет в материале «Быть жертвой: жизнь "до" и "после"» Ольга Костина, лидер правозащитного движения помощи пострадавшим от рук преступников «Сопротивление».

«Недавно к нам в Общество пришла заплаканная женщина, измученная своим горем. Ее младшую дочь сбила машина… Господь помог и ей, и ее супругу найти силы простить виновного. Водитель злополучной машины долго не решался сам обратиться напрямую к матери погибшей девочки. Наше Общество милосердия помогло состояться телефонному разговору между ними: преступник попросил прощения, мать девочки простила его Христа ради. После этого обоим стало легче на душе. Сейчас пострадавшие родители оказывают помощь в деятельности нашей благотворительной организации и приносят добро тем, кто за тюремной решеткой.

Я согласна с Ольгой Костиной: государство не должно быть только лишь мстителем и карающим мечом для преступников. Оно должно предоставлять преступнику возможность загладить, пусть частично, нанесенный вред жертве или членам ее семьи…», — вторит ей в статье «Преступление и раскаяние» руководитель общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» во имя святителя Николая Чудотворца Наталья Высоцкая.

И пусть на первый взгляд может показаться, что цели эти двух женщин и их общественных организаций (Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» и МРОО «Сопротивление») противоположные. В действительности, помогая людям жить по заповедям Божиим, прилагая каждый со своей стороны усилия в борьбе с преступностью, уязвляющей души как жертв, так и преступников, — они делают одно общее дело.

***

В продолжение Темы июньского номера, точка зрения главного редактора журнала «Однако» Михаила Леонтьева в материале «Июльские тезисы, или Снова о ювенальной юстиции»:

«…Принцип, на котором основана сама концепция ювенальной юстиции, на мой взгляд, таков: государство способно позаботиться о детях лучше, нежели их родители. Отсюда вывод: нерадивых родителей оно может терпеть, если они на чем-то не пойманы, — но отношение к ним строится по известной формуле: «то, что вы пока на свободе — это не ваша заслуга, а наша недоработка».

Выходит, ювенальная юстиция опасна. Чем же?…»

***

«Лучше я сто раз ошибусь, чем хотя бы однажды окажусь мерилом жестокости для подлинно бедствующего», — решает Александр Ткаченко, вспоминая о собственном опыте подаяния разным просящим (некоторые из которых впоследствии оказался «профессиональными попрошайками») — в материале «Неправильные нищие, или запотевшая милостыня».

***

Обозреватель газеты «Вима» Мария Антониаду, сопровождавшая Патриарха Константинопольского Варфоломея в его поездке в Москву, поделилась «Взглядом из Греции» на Россию и Русскую Церковь:

«…А как скромно одеваются прихожане в русских церквях! Честно говоря, у нас женщины, идя в храм, почти никогда не надевают платков. У вас все иначе. И для меня это еще одна черта, характеризующая степень благочестия русских. Еще я обратила внимание на то, что в России богобоязненность понимают слишком буквально, и чувство страха Божия для русских важнее, чем любовь к Богу».

***



О Покровской общине в поселке Лужки Ленинградской области, принимающей брошенных, нуждающихся стариков и позволяющей им прожить остаток жизни в уважении и заботе — в материале «Женщины у креста».



В разделе «Культура»:

 



Елена Зелинская
о поэтессе Ольге Берггольц — в материале «Аще забуду тебя, Иерусалиме». Дневниковые записи женщины, пережившей две мировых войны, блокаду, репрессии и допросы (на одном из которых у нее, беременной, выбили сапогами ребенка из живота). О человеке, который несмотря на личную трагедию, стал радиоглашатаем осажденного фашистами Ленинграда, поддерживая измученных сограждан, призывая их к мужеству.

***

«Зачем делать 28 июля — день Крещения Руси — государственным праздником?» — ответить на этот вопрос и рассказать, какое значение этот день имеет на Украине, старается наместник Свято-Троицкого Ионинского монастыря, архимандрит Иона (Черепанов) — в Монологе «День рождения народа».

***



О мемориальном музее Чуковского, созданном не «сверху», а его читателями — поведал один из экскурсоводов музея и постоянный автор «Фомы» Павел Крючков в статье «Лесной дом»:

«…А дальше — огромная комната с книгами и фотографиями, просто море книг. А перья вождя индейцев? А крокодил, сам собою вылезающий из середины книжки? А говорящий плюшевый лев!

Потом мы сели на корточки и по команде закрыли глаза. Когда открыли, нашим взглядам предстал механический паровозик, который сам собою бегал по полу, натыкаясь на наши ноги, сдавал назад, объезжал препятствия и гудел. Из трубы у него шел настоящий дым!

Когда я одевался, кто-то сунул мне в руку печенье. Спускаясь с крыльца, я почувствовал, что мои детские страхи по поводу привыкания к новым сверстникам и глухая тоска по дому немножко смягчились…»

***



«"Три Рима" — против секуляризации Европы»

«Храм Христа Спасителя в Москве, Ватиканский зал аудиенций имени Павла VI, Храм Святой Ирины в Стамбуле… Весной 2010 года их объединила серия классических концертов «Три Рима» — совместный проект Русской Православной и Римско-Католической Церкви…»

***



О «Живых книгах» художницы-иллюстратора Коринны Претро в рубрике Галерея.

***

Дизайнер «Фомы» Анастасия Пассова побывала в Греции… То, какой увидел эту страну человек, определяющий облик нашего журнала — в материале «Греческие этюды — Путевые заметки художника»:

«Я художник, и если захотела бы написать картину, посвященную Греции, то отложила бы в сторону тонкие кисти. Грецию хочется писать широкими мазками. Хочется передать, как здесь, словно большими кусками мозаики, море врезается в скалы, скалы врезаются в леса, леса сменяются равниной с серебристыми лоскутами оливковых рощ…

…Православная молитва широким мазком проходит по полотну жизни Греции. Будучи состоянием и действием внутренним, она постоянно прорывается наружу — в доброте и радушии встречающихся тебе людей, в маленьких часовенках в частных дворах, в табличке с телефоном настоятеля на закрытой двери церкви: мол, надо? — Звони, и я сразу открою для тебя храм…»



В разделе Эпилог:

Президент благотворительного фонда «Счастливый мир»,

генеральный директор группы компаний «Овентал» Александра Славянская

выразила свои впечатления об июльском номере:



О трудностях милосердия

Самыми трудными вопросами оказываются самые простые. Июльский номер журнала исключительно богат на эти сложно-простые вопросы. Несмотря на то, что официально заявленная главная тема номера — Туринская плащаница (с. 14), отложив гранки журнала и задав себе вопрос — о чем он, я точно знала — о милосердии.

И посещение Константином Мацаном дома-интерната для умственно отсталых детей (с. 38), и материал Александра Ткаченко о нищих и подаянии (с. 54), и вроде бы исключительно культурологические материалы о доме-музее Корнея Чуковского (с. 72) и изданных дневниках Ольги Берггольц (с. 66), и замечательная статья о фарисеях и фарисействе (с. 24) — в конечном итоге приводят к теме милосердия, терпимости — и теме сложности милосердия. Легко ли давать подаяние? Легко ли пожалеть больного ребенка? Легко ли простить обидчика? Кто более достоин помощи — преступник или жертва? Каждый знает ответ на этот вопрос — и ни один, задавая его себе в конкретной ситуации, не даст однозначного ответа.

 

Для меня, как для человека, погруженного в тему милосердия и благотворительности, ответ на этот вопрос всегда прост — нужно делать. Делать, все, что можешь. Однако именно эта погруженность, многолетняя работа с благотворителями, волонтерами, опыт общения с просящими утверждают меня в справедливости слов Василия Великого: «нужна опытность, чтобы различить истинно нуждающегося и просящего от любостяжательности». Опытность в благотворительности очень нужна и для того, чтобы не разочароваться самому — не только от обилия любостяжательных, но и от понимания, что твое личное усердие не всесильно и рядом с ним всегда стоит (должна стоять) готовность принять волю Божью и собственное бессилие. Господь дал тебе великое счастье — делать, но не всегда дает счастье — изменить. Бывает, что это принять очень трудно.

Второй соблазн, от которого сложно удержаться — милосердие без границ, милосердие по отношению ко всем, к любым, к слабым и сильным, к плохим и хорошим. Каждый человек достоин милосердия? Несомненно, каждый, однако всегда ли помощь благотворна? Марина Журинская в материале «Хуже себя» (с. 24) приводит слова Святого Евангелия: Горе вам, что обходите море и сушу, дабы обратить хоть одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое хуже вас… (Мф 23:15) ибо нельзя пренебрегать тем, что важнее всего в законе, — судом, милостью и верой(Мф 23:23). Судом. Милосердие не живет без суда, без вразумления, без того, чтобы нуждающийся понимал суть своих поступков (часто — своих прегрешений). Об этом очень хорошо сказано в комментарии Натальи Высоцкой к статье Ольги Костиной о помощи преступникам и жертвам (с. 49). Милосердие не живет без рамок, позволяющих отделить зерна от плевел. Эта мысль откликнулась в статьях о ювенальной юстиции (с. 52) и помощи заключенным.

Большинством из нас движет желание помочь и улучшить мир вокруг. Однако, как мне кажется, любое движение в этом направлении требует большой душевной чуткости, мудрости, терпимости — и постоянной неторопливости, вдумчивости. Иногда я думаю — почему так много хорошего и человеческого я вижу в людях в ситуациях крайних и так мало вижу каждый день, в обыденности? И понимаю, что в том числе потому, что перед вопросами жизни и смерти люди останавливаются. Перестают бежать. Не торопятся. Расставляют приоритеты. Вглядываются в себя и других. И становятся такими, как их создал Господь, — истинная суть проступает через наслоения воспитания, стереотипов, усталости. В таком состоянии они видят и слышат то, что проходит мимо в обычном беге. Они понимают, что одна из очень важных сторон помощи — не повредить и помочь тому, кому нужно, и тогда, когда нужно. Помочь, не разрушив, без высокомерия, помочь, не обидев, — большой талант. Мне кажется, именно этого таланта так не хватает сейчас тем, кто проектирует основы ювенальной юстиции. Помощь сама по себе, и особенно помощь детям — умение исключительное тонкое и требующее навыка восприятия тонких сигналов… вселенной, эргрегора, душ других людей. Большим открытием для многих моих соратников было то, что главное в оказании помощи — умение не навредить и вовремя остановиться.

Как многие знают, название книги, по которой был снят фильм «Место встречи изменить нельзя», — «Эра милосердия». Эта эра должна была наступить как раз в наше время. Эрой милосердия грезили люди времен Ольги Берггольц. С грустью думаю, что мы ее не застанем — но присутствие Бога в нашей жизни дает нам надежду на то, что время милосердия не химера.

Иллюстрации: фото Владимира Ештокина, графика Елены Черкасовой, фото из архива Ольги Костиной, фото из архива Михаила Леонтьева, фото Ксении Наумовой, фото Николая Шешина, фото из книги "Ольга. Запретный дневник" предоставлена Издательской группой "Азбука-классика", фото Варвары Зуевой, фото Анастасии Пассовой, фото из архива Александры Славянской.

——————————————————————————————

Предлагаем Вам серию заставок на рабочий стол, подготовленных дизайнерами "Фомы" "по мотивам" июльского номера журнала.

"Обои" выполнены в двух размерах: 1640х1200 и 1920х1200.

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.