В ПОИСКАХ УЗКИХ ВРАТ

Существует расхожий ложный стереотип: православные-де считают, что быть богатым грешно, а благодатно быть нищим, больным и юродивым. И стараясь его опровергнуть, все, кто начинают говорить с нашими богатыми об их вере, словно играют в поддавки, заранее снижая для них ту высокую планку, которую ставит перед каждым христианином Евангелие. А между тем, Сам Господь для них эту планку поднял еще выше. Значит богатому, чтобы спастись, нужно, в отличие от других людей, совершить какой-то сугубый подвиг? Но в чем он заключается? Неужели только в том, чтобы дать больше денег на благотворительные проекты? Но ведь Христос сказал, что даже если будешь людей воскрешать — это еще не гарантия спасения. В чем же тогда особая задача богатых?

Казалось бы, сегодня всем, особенно людям, помнящим советские времена, ясно: иметь частную собственность — это благо. Чем больше людей оторвано от собственности, тем несправедливее общественный строй и менее жизнеспособно государство. Более того, любая имущественная уравниловка бесцельна и вредна: естественное неравенство человеческих сил, способностей и желаний все равно опять приведет к имущественному неравенству. И преодолевать его нужно не методом булгаковского персонажа, предлагавшего "все отнять и поделить", а освобождая душу от зависимости, постигая искусство довольствоваться тем, что есть, и думать в первую очередь не о тех, кто "богаче", а о тех, кто "беднее". В конце концов, есть люди, достойные всяческого богатства; а есть — не умеющие употребить во благо даже нищенскую суму.

Вот только далеко не у всех и не всегда получается смотреть на это столь беспристрастно. Ведь это только кажется, что мы в СССР воспитывались в антирелигиозной идеологии. Вовсе нет. Марксизм, по крайне мере, на русской почве, еще в XIX веке стал религией. И для этой религии различие между "буржуем" и "пролетарием" — было различием между Добром и Злом. Попав в страну, где никакого капитализма еще не было, она требовала от своих исповедников бороться с ним как с первородным грехом. А главное, в России тогда даже купец-миллионщик был зачастую в глубине души с этим согласен и в светлые минуты мечтал бросить все и податься в странники или в монахи — грех богатства замаливать. Даже среди русских святых в этом вопросе не было единодушия, и имена Иосифа Волоцкого и Нила Сорского неслучайно остались в гражданской истории государства в связи с неразрешимым спором "стяжателей" и "нестяжателей".

В Советском Союзе, как известно, частной собственности вообще не было — была "личная", общественная и государственная. Потом частную собственность опять разрешили. Для одних это был шанс, для других — проклятие. Но ни у тех, ни у других духовного, христианского отношения к ней не было. Ну откуда ему было взяться? Да еще в условиях "бандитского капитализма" и полного разброда и шатания в умах и в жизни. И только в последние годы у тех, кто за это время успел разбогатеть, начались попытки с этим своим богатством как-то разобраться.

Елена КОРЗУН,

генеральный директор ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих компаний «Ассонефть», г. Москва
:

С моей точки зрения, богатство — большое искушение. Я общаюсь с большим количеством достаточно состоятельных людей и вижу, как по-разному богатство может трансформировать личность человека. С одной стороны, оно может потянуть во власть, и это самое большое искушение. Пожалуй, это те самые медные трубы, которые далеко не каждый может пройти — справится, дай Бог, только один из тысячи. С другой стороны, богатство может сделать человека свободным, в хорошем смысле этого слова. Это — свобода делать добро. Я своими глазами видела, насколько красиво богатство может расцвести, доставшись талантливой человеческой личности, и какие необыкновенные плоды принести. Действительно, богатый человек может позволить себе в пятьдесят лет начать учиться рисовать, петь, писать книги. У человека появляется возможность помогать своим ближним, преображать мир вокруг. Но, к сожалению, искушение богатством чаще всего уводит человека в сторону власти…

Вячеслав ЗАРЕНКОВ,

президент строительного холдинга "Эталон-ЛенСпецСМУ", г. Санкт-Петербург

Большие деньги нередко развращают и порабощают человека. Ведь они не заставляют своего обладателя духовно и интеллектуально развиваться. Напротив, большие деньги создают иллюзию, что их обладатель может все. А зачем прилагать какие-то усилия, если ты можешь решить любой вопрос при помощи денег? Такое сознание неизбежно приводит человека к деградации. Замечено, что материально богатые люди хотят, чтобы их постоянно окружали помощники и собеседники, которые скрашивали бы их одиночество. Происходит это из-за того, что зачастую богатому человеку неинтересно находиться наедине с самим собой, он сам себе не интересен, а значит, духовно беден, сколько бы денег он ни зарабатывал.

С другой стороны, мне приходится бывать в деревнях в отдаленных провинциях, и там я наблюдаю по-настоящему духовно богатых людей. Какой-нибудь семидесятилетний старик, живущий, по городским меркам, за чертою бедности, несоизмеримо более счастлив, чем богатые жители современных мегаполисов. Он — большая духовная личность, которой интересно находиться наедине с самим собой. Он способен видеть и чувствовать природу, у которой есть чему поучиться. Вот такому человеку намного легче войти в Царство Небесное, чем состоятельному, но духовно обделенному человеку.

К слову, материальное богатство тоже имеет множество оттенков. Когда богатство направлено на созидание чего-то нового, когда оно способно помогать людям, такое богатство приносит только пользу. А когда оно приводит лишь к разврату, к банальному потреблению, это совершенно бесполезное богатство.

Создавая свою фирму, я поставил четкую цель: достичь больших результатов, чтобы с их высоты делать как можно больше благ для ближних. Я считаю, что человек, имеющий возможность получать большие деньги, должен помогать большему количеству людей.

Богатство, действительно, дает власть — и над вещами, и над людьми. Но многие ли умеют употреблять ее во благо? В каком-то смысле оно дает свободу. Но что это за свобода и как ею распорядиться? Частная собственность есть право, но осуществляя это право, человек налагает на себя не только юридически-оговоренные, но и какие-то иные обязанности. Какие? До всего этого нашим богатым приходится доходить собственным умом — никто их этому с детства не учил.

Никита МИШИН,

член совета директоров ЗАО "Северстальтранс", г. Москва

Я думаю, что обладание богатством — одно из самых глубоких и многосторонних испытаний для мироощущения человека. Если состояние не наследственное, работа по его обретению требует от человека постоянного и ответственного выбора решений. Причем, как правило, ответственность эта распространяется не только на него и его близких. Само по себе обладание богатством не приближает и не удаляет нас от Царствия Божия. Все зависит от того, сохраняет ли богатый человек истинные приоритеты, или "служение мамоне" уже его самоцель.

Христианство, во многом, религия отношения, здесь важна не только сама деятельность, но и отношение к ней, ее смысл. Внешне добрый поступок может быть греховным, если сделан из греховных побуждений. Не случайно мы каемся за прегрешения по неведению и в помыслах. Состояние не есть грех, если человек не дает поработить себя. А сопротивляться этому порабощению очень трудно. Ведь богатство как инструмент дает самые широкие возможности по удовлетворению земных потребностей, открывает практически все двери. Это очень тяжелый мирской "якорь", ведь когда-то он был таким вожделенным, а потом стал таким надежным. Потому так тяжело дается решающий выбор между стяжанием земных и небесных сокровищ, слишком многое лежит на весах. Но Христос говорит: "И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Кто не берет креста своего и не следует за Мною, тот не достоин Меня" (Мф.,10:38). Услышав призыв, христианин должен оставить все, что мешает следовать по пути спасения, обрубить любой, даже самый тяжелый "якорь".

Полагаю, что вряд ли можно вообще говорить о пути в Царствие Божие как о маршруте, который четко нанесен на какую-то особенную подробную карту человеческой жизни. Конечно, можно на основе анализа Священных текстов выделить то, что способствует спасению, и то, что ему препятствует. Но это, на мой взгляд, вовсе не значит, что Царство Небесное гарантировано при некоем "правильном" поведении. Тотальная реконструкция и, тем более, полное повторение пути праведного, невозможны. В процессе молитвы, чтения Священного Писания, в иных формах религиозного опыта мы пытаемся не только высказаться, но и получить какой-то ответ. Без этих ответов наши поиски обречены остаться бесплодными.

Играет ли значительную роль для духовной деятельности, богат человек или беден? — Если он искренен в своих поисках, уверен, что нет. Сложнее ли богатому услышать Слово Божие? — Думаю, что и здесь дело не в богатстве, а в самом человеке. А значит, говорить о каком-то особом пути к спасению для людей, которым ниспослано богатство, не стоит.

И все-таки, говоря ученикам: "Больший да будет всем слуга", — Иисус Христос под "большим" разумел в том числе и богатого, все равно чем: деньгами, положением, талантом… "Больший" должен служить, а не властвовать через те дары (материальные или духовные), которые даны ему лишь на время. Вот только помогать другим — легко и приятно, если это тебе ничего не стоит, кроме денег.

Елена КАТАЕВА,

вице-президент компании "Газпромрегионгаз", г. Москва



Сейчас бизнес, к сожалению (а может, и не к сожалению), охватывает массу областей человеческой "самодеятельности": и медицину, и спорт, многое, многое другое — почти все. И человек, столкнувшись с большими деньгами, попадает в очень непростое положение. Конечно, нигде в Писании не сказано, что, соблюдая все нормы морали, человек непременно попадет в Царствие Небесное — даже нищий. Но у богатых особые искушения. Помню, как-то вы правильно писали в журнале о том, что богатым очень сильно "сносит голову". Состоятельный человек подвержен гораздо большему количеству соблазнов, чем любой другой. Я имею в виду даже не вульгарные искушения потреблением, не то что он, например, ботинки себе может купить дорогие… Нет. Очень опасно, на мой взгляд, некое ощущение могущества, собственной значимости. Богатство серьезно подпитывает гордыню — это верно и актуально во все времена. И тут, я считаю, люди разделяются на две категории. Первые — те, у кого рано или поздно наступает сытость, та черта, преступив которую, человек может сказать себе: "Все, мне хватит”. А вторые — те, у кого такая черта теряется в бесконечности, им всегда мало…

Часто человек успокаивает себя, говоря: "Я по долгу службы обязан общаться с людьми, которые достаточно богаты, но это все ерунда! Я потом все исправлю, потом приму правильные решения… или что-то кому-то сброшу с барского плеча". Но ведь это иллюзия, этого "потом" может и не быть. Человек усыпляет собственную совесть, и это страшно. Мне кажется, люди, не обладающие такими материальными ресурсами, намного внимательнее к себе. Необходимо смирение, четкое понимание, что мы можем, а чего не можем.

А между тем собственности у человека меньше, чем он думает. Это лишь в мыслях своих миллионер обладает своими миллионами. На самом же деле они зачастую обладают миллионером, который, в большинстве случаев, бывает ими связан по рукам и ногам, принужден к определенному образу жизни, прикреплен к определенному кругу людей, вынужден терпеть вокруг себя ложь, лесть, зависть, подобострастие, неискренность, покушения на свою жизнь — физическую и душевную… Разве это все не рабство, увеличивающееся по мере увеличения состояния? Что можно купить за деньги? Мир души?

Владимир КАЛАШНИКОВ,

председатель совета директоров Финансово-промышленной группы "Объединенная промышленно-строительная компания", г. Рязань

В 2004 году VIII Всемирным Русским Народным Собором был принят "Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании". Это достаточно объемный документ, пересказывать который нет смысла, лучше его прочитать. Приведу только несколько предложений из этого документа. "Культ богатства и нравственность в человеке несовместимы. Богатство — это, прежде всего, испытание и ответственность. Бедность или богатство сами по себе не говорят о его нравственности или аморальности. Бедный, растрачивающий свои способности без пользы или употребляющий их только в корыстных целях, не менее безнравственен, чем богатый, который отказывается жертвовать часть дохода на общественные нужды". Поэтому и воспринимать нужно богатство как своего рода испытание.

Можно попробовать поискать в нашей истории примеры богатых благочестивых людей, память о которых сохранилась в поколениях. Мне было удивительно, когда я узнал, что прихожане одного из храмов поминают в своих молитвах помещика и его семью, живших в этом месте более ста лет назад и обустраивавших всё вокруг себя. Их усилиями были построены храм, школа, больница, но помнят их не только за это. Помнят главным образом ту заботу и ответственность, с которой относились они к нуждам простых местных жителей. Ведь талант к созиданию, обустройству так же ценен, как талант признанного музыканта, художника, поэта. В этом случае человек если формально и богат, то это лишь следствие реализации данного таланта, а не самоцель.

Другой пример касается князя Даниила Московского, причисленного к лику святых. Составитель его жития пишет: "Имел он правителем над страстьми своими разум, поставляя единственным правилом всех своих деяний евангельские заповеди и предписуемые ими добродетели: кротость, милосердие, любовь мира и тишины, правоту, нелюбостяжание, удаление от властолюбия, нежелание чужого и, наконец, неусыпное попечение о пользе своих подданных".

Конечно, далеко не все наши новые русские богатые заходят так далеко, чтобы искать пример для подражания в житиях святых. Но среди них немало людей не только заходящих в храм Божий свечку поставить, а всерьез воцерковляющихся и надеющихся с помощью Божией все-таки найти свой путь к Нему.

Андрей ГУСАРОВ,

председатель совета директоров ООО ФПК "Сатори", г. Москва



У богатых есть очень большая возможность выбора, да и сами по себе возможности большие. Я вспоминаю, как работал простым рабочим: каждый день мне приходилось решать насущные проблемы: как прокормить семью, как обеспечить родным самое необходимое. Я просто не имел каких-то лишних денег — на развлечения, на гулянки… Сейчас я понимаю, что эти естественные рамки оберегали меня.

Я по себе знаю, что испытание деньгами — очень сложное, особенно когда мы к нему совсем не готовы. Деньги как увеличительное стекло: и хорошее, и плохое в человеке становится виднее. Все скрытое выплескивается наружу: кто-то начинает пить, кто-то блудит, некоторые мотаются по всему белому свету, не находя себе приюта — любая страсть, какая есть в человеке, начинает выражаться ярко и открыто. Когда в моей жизни появились деньги, я был не готов к ним, потому и наступил в своей жизни на многие грабли… Спасла меня вера, долгий, сложный процесс воцерковления.

Один из главных выводов, которые я для себя сделал: во всем должна быть мера. Никто ведь не говорит, что деньги — это плохо! Я думаю, к деньгам надо относиться разумно, стремиться не к богатству, а к достатку. Но беда в том, что очень сложно бывает вовремя остановиться. Начинается игра амбиций, борьба за долю рынка, за лидерство. В принципе, все это тщеславие — грех, который необходимо в себе перебарывать. Мне кажется, надо хорошо понимать смысл слова ответственность. Ты ответственен перед семьей: обеспечил достаток — молодец, но дальше начинается другая работа. Вокруг тебя есть люди: родственники, сотрудники, с которыми ты работаешь; есть город, страна.

В чем еще сложность. Сказано ведь: нельзя служить одновременно Богу и мамоне. Я начал воцерковляться только в зрелом возрасте, и ломка стереотипов, представлений идет у меня с большим скрежетом, очень болезненно. Пока я совсем не готов бросить все, как Господь велел богатому юноше в Евангельской притче. Более того, я чувствую, что нахожусь только в самом начале пути, иду часто на ощупь, спотыкаясь… У меня был момент, когда хотелось бросить все, но мой духовник сказал так: "Бросишь ты, бросит другой, третий… и что потом? Кто будет работать?" Думаю, есть два пути: или ты выбираешь путь монашества, или остаешься в деле — нельзя малодушничать, бежать от ответственности.

Если раньше у меня, к примеру, был девиз "Быть здоровым и богатым", то сейчас я понял, что нет и не может быть знака равенства между словами "богатство" и "счастье, гармония, радость, спокойствие души"… Нет! Я на себе испытал: богатство есть, но может не быть здоровья, друзей…, может не быть времени на отношения с семьей, на общение с детьми.

В прошлом году я прочитал в православном отрывном календаре новогоднее обращение Патриарха. И там он желает людям, чтобы Россия была духовно сильной и экономически богатой. Я спроецировал эти слова на себя лично: если Россия — это мы, значит, каждый из нас должен стремиться к этому! В первую очередь, надо развиваться и совершенствоваться в вере, но при этом, раз уж мне хорошо дается предпринимательство, я должен работать, выкладываться, зарабатывать деньги и здраво их распределять.

Что касается благотворительности, я не совсем согласен с мнением, что богатые должны раздавать деньги налево и направо. Ведь можно так наблаготворить, что лучше бы ты этого не делал: если помогаешь людям с раздражением, лишь бы от тебя отстали, или делаешь, а потом трезвонишь на каждом углу. От такого милосердия мало толку! Я каждое утро прихожу на работу и нахожу на своем столе пачку писем с просьбами о помощи. К сожалению, я просто физически не способен откликнуться на каждую такую просьбу… Я много думал об этом, советовался с батюшкой. Теперь я понимаю, что нельзя распылятся, нужно брать несколько благотворительных проектов и отдавать им все силы. И обязательно доводить их до конца. Кроме того, я стараюсь правильно расставлять приоритеты: к примеру, если человеку требуется срочная операция, я помогу ему первому. Даже в делах милосердия нужна мера, как мне кажется: помню, я долгое время помогал одному храму, но когда они попросили денег на позолоту куполов, я отказал… Ведь это излишество, а кто-то лишен самого насущного. Не знаю, прав ли я…

Помню, в одной беседе я слышал рассказ о человеке, которого запугивали и грозились убить. В ответ на угрозы тот сказал: "Я смерти не боюсь: я прошел две войны, и знаю, что это такое; а денег мне не надо — мне вполне хватает того, что у меня есть". Надеюсь, когда-нибудь и я смогу повторить слова того человека, сделать их своим девизом: так подготовиться к концу жизни, чтобы на душе было спокойствие, чтобы не терзали страсти, чтобы не было страха, а только любовь и радость.

Мне кажется, нельзя ставить целью своей жизни богатство. Когда я создавал компанию, мне было действительно интересно, я стремился к успеху — просто "горел" своим делом. Но потом это прошло, и я задумался: что дальше?.. Ни страстная увлеченность работой, ни деньги, ни успех — ничто из этого не может стать основой гармоничной жизни. Только когда во главе всего стоит Бог — только тогда все векторы получают единое направление. Иначе — хаос, броуновское движение… А деньги — только результат. Богатство дается Богом, но этим даром очень непросто распорядиться правильно. Надо стремиться стать человеком, а для этого надо, в первую очередь, стать христианином.

На первую страницу моего ежедневника я выписал замечательную фразу из Послания апостола Иакова: "Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства"(гл.2, ст.22). Вера поддерживает меня в делах, в работе, в любви. Дай Бог, чтобы мне удалось совместить предпринимательство и веру! Знаете, я, наверно, уже не занимался бы бизнесом, если бы не пришел к вере…

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.