ТЕЛЕВИЗИОНЩИКИ В ПОИСКАХ СМЫСЛОВ

Мы предложили известным телеведущим, продюсерам, редакторам каналов в форме блиц-интервью ответить на вопросы:

— возможно и нужно ли “воцерковление” телевидения и, если да, то каким образом оно должно происходить, а если нет – то как сделать телевидение более осмысленным и добрым;

— что было бы для телевидения благом, а что недопустимо;

— есть ли у них в этой связи какой-нибудь свой проект.

Алексей ПИЩУЛИН, генеральный продюсер телеканала Rambler:

Капля не превратит целый котёл бурды в благоухание

Употребление слова “воцерковление” в отношении телевидения рождает иллюзию, что все понимают, о чём идёт речь – но это лишь иллюзия. Так и вижу батюшку, который на руках вносит моргающий новорождённый телевизор в алтарь, “воцерковляя” его…

Видимо, речь всё-таки не об этом. И не о создании церковного телевидения (вроде екатеринбургского епархиального канала “Союз”), которое по условиям своего рождения ни в каком воцерковлении не нуждается, поскольку пределов Церкви изначально не покидало.

Стало быть, имеется в виду некая прививка фундаментальных ценностей, носителями которых является Церковь, существующему сегодня эфирному продукту. Таким образом, формулировка: “возможно ли воцерковление телевидения?” преобразуется в: “возможно ли привлечение под омофор Православной Церкви тех, кто создаёт телевизионные программы, и утверждение нравственных основ христианства в качестве ценностного критерия телевещания?”.

Теперь вопрос понятен – как, увы, и ответ на него… Впрочем, “человеку невозможно, Богу же всё возможно”, даже пробудить совесть в том, кто давно отказался от употребления самого этого слова.

Телевидение станет осмысленным, если работающие на нём люди (в том числе, видимо, и я) перестанут разделять то, что считают хорошим для себя, и то, чем потчуют других. И тем самым исполнят завет Спасителя: как хотят, чтобы с ними поступали, так станут поступать с другими. Пронизавший всю нашу жизнь агрессивный и настойчивый эфир – не стихийное бедствие, он – продукт деятельности людей. И начинать надо с обучения и излечения повара, если хочешь, чтобы его стряпня перестала быть источником отравы или заразы.

Мне кажется, никто не в состоянии предложить такое спасительное противоядие, одна капля которого превратит целый котёл бурды в нечто благоуханное. А вот совокупные усилия многих людей могут привести к тому, что со временем экраны наших телевизоров посветлеют, и в прорехи туч станет иногда проглядывать солнце.

Что касается меня, то я хотел бы сделать ещё не одну хорошую, осмысленную и добрую передачу, раз уж это – моя профессия. Но лучший способ преуспеть в этом – не говорить, а делать, не строить планы, а добросовестно реализовывать отпущенные каждому таланты.

Лучше всего готовиться к походу на телевидение как к вылазке во вражеский тыл; тогда нечаянная встреча с приличными и лояльными людьми станет для батюшки приятной неожиданностью.

Сегодня в России главные каналы живут на бюджетные средства либо пользуются существенными льготами со стороны государства. Было бы справедливо, чтобы в таком случае хотя бы эти государственные каналы отвечали нашим с вами интересам, из которых главный – сохранение психического и нравственного здоровья, помощь в формировании позитивных ценностей у наших детей, а в перспективе – выживание нашего народа и преумножение его культурного наследия.

Что же касается площадки для любителей “альтернативных ценностей”, то для них – политкорректности ради – будет достаточно локальных, кабельных, абонентских каналов: телевидение – удовольствие чрезвычайно дорогое, вот пусть любители экзотической тайской кухни и сбросятся на повара и посуду!

Андрей МАКСИМОВ, прозаик, драматург, телеведущий:



Построить телевидение на христианских ценностях

Я в принципе не понимаю смысла фразы “воцерковление телевидения”… Сложно представить себе ситуацию, когда телезритель, переходя с “кнопки на кнопку”, везде натыкается на передачи, в которых речь идет лишь о жизни Церкви.

А вот можно ли построить телевидение, которое бы основывалось на христианских ценностях? Мне кажется, это было бы замечательно, даже несмотря на то, что в нашей стране много конфессий и религий. Если бы мы научились жить по Божеским законам, то и телевидение строилось бы именно по ним. Но это – утопическая мечта, потому что мы живем по законам социума, а не Бога. И всегда будем жить по этим законам.

С точки зрения Божеских законов, человек должен существовать достойно, помогать ближним и готовить себя к той жизни, которая наступит после окончания его земного пути. А по социальным законам, жизнь человеку дается один раз, и прожить ее нужно, чтобы не было мучительно стыдно. Значит, нужно любыми путями завоевывать себе место под солнцем. Как я уже говорил, большинство людей свой выбор сделали, и результат этого выбора – существующее на сегодняшний день общество. И телевидение, в силу своей специфики, помогает обществу жить по действующим ныне законам, убеждает его членов: граждане, вы все делаете правильно. А потому женщина, которая воспитала двадцать пять детей, никогда не будет такой же знаменитой, как певица, которая частично оголилась на сцене. Но виновато ли в этом телевидение? Я думаю, нет.

Никакой идеологии сейчас на телевидении нет. Потому, что ее нет в стране. Ведь телевидение существует не само по себе, а является результатом деятельности государства. У нас, кстати говоря, телевидение не такое ужасное и злое, как об этом принято говорить. Во-первых, есть канал “Культура”, который для многих стран является уникальным. Создаются телеэкранизации классических литературных произведений. Так что не стоит говорить, что с “голубого экрана” обрушиваются на бедных телезрителей лишь потоки жесткости. Да, существуют безнравственные передачи. Да, должно быть больше добрых, осмысленных программ. Да, ситуацию надо бы изменить. Но начать нужно, пожалуй, не с телевидения, а со страны, а может быть, даже и со всего мира.

Работая над своими проектами, я не ставлю перед собой каких-то высоких целей. Просто стараюсь этими программами показать зрителям, что можно нормально разговаривать, нормально общаться, думать… что люди могут быть интересны своими мыслями, а не только – плоскими шутками и сплетнями, крутящимися вокруг них.

Когда священники приходят на телепрограммы, мне лично нравится. Пусть служителям Церкви не просто сразу достучаться до зрителей. Но они должны стараться разговаривать с людьми и объяснять: помимо того, что диктуют зрителям политики или деятели шоу-бизнеса, существуют и другие законы, и, как писал великий поэт, “есть Божий суд”, есть душа, и Христос пришел в этот мир для того, чтобы этот мир спасти. И чем больше будет священнослужителей – не только православных – на телевидении, тем лучше. Другое дело, что священники, которых мы видим в телеэфире, порой просто не умеют разговаривать или ведут себя так, что отпугивают людей от Церкви. Но это – частные случаи, и все дело в уровне образованности, воспитанности и в том, насколько человек понимает и чувствует аудиторию, перед которой ему предстоит выступать.



Юрий ВЯЗЕМСКИЙ, автор и ведущий телепередачи “Умники и умницы”:

Отречение от сатаны

Воцерковление как таковое наступает после того как человек проходит обряд Крещения. А во время Крещения он, прежде всего, отрекается от сатаны. И только потом его крестят. И уже потом начинается медленное и постепенное воцерковление. Так что, прежде чем ставить вопрос о “воцерковлении” телевидения, надо вначале его “крестить”. И чтобы оно перед этим еще и “отреклось от сатаны”.

А чтобы это произошло, нужны не какие-то определенные телепередачи. Нужны люди, потому что изгнание сатаны всегда начинается с самого себя. И творится ежечасно, ежеминутно. Здесь нечего придумывать: есть церковные таинства, которые мудрее всех нас вместе взятых.

Ну, а начать надо по Данте – с девятого круга ада: изгонять подлость, предательство, на которых иногда строятся целые программы, имеющие чрезвычайно большой успех. А потом надо подниматься вверх по дантовским кругам и изгонять все остальное. И, прежде всего – чудовищное бескультурье, которое даже не подозревает о том, что Христос существовал.

Очень важно понимать, что на телевидении должен быть Смысл. Ведь если человек в принципе утверждает, что ему не нужен Смысл – это тоже смысл, его собственный, а именно – жизнь вне Смысла. Но если этот человек появляется на экране, значит, он не только сам живет такой жизнью, но еще хочет предложить ее миллионам телезрителей. И это как раз одно из первых проявлений сатанизма.

Создание десятка православных телепередач, конечно, облегчит задачу, но не решит ее в принципе. Такие телепередачи будут в основном локальными. А ведь есть передачи с колоссальным рейтингом. И изгнание необразованности, пошлости, лицемерия, а главное, подлости и зла из этих программ – задача намного более актуальная.

Александр ЛЮБИМОВ, президент российского Медиасоюза:

Трудно, но можно

Сегодня на ТВ – масса документальных фильмов-”предупреждений”, которые исследуют проблему тоталитарных сект, на канале “Россия” идет программа, посвященная жизни мусульманского сообщества, существует несколько просветительских программ православного содержания. Я уже не говорю о нишевых каналах, специально созданных для верующих. По-моему, более, чем возможно себе даже представить.

Но много ли желающих смотреть такие программы? Почему самыми ярыми критиками этих программ являются сами верующие?

Верующие люди часто склонны рассматривать ТВ как потенциальный инструмент продвижения понятий православной жизни в массовое сознание, но самое прекрасное и светлое в православии быстро погибает в телевизионном изложении.

А ухватить это прекрасное и светлое – задача совсем не простая. Поэтому и плодятся эмоционально черствые, дидактичные программы. Но их существование – негласный компромисс, достигнутый Церковью и ТВ. Суть его, на мой взгляд, в признании обеими сторонами неспособности и нежелания заниматься проблемами общественной нравственности и морали. И эта позиция понятна: и “свои” не поймут, и “чужие” покусают.

Впрочем, если не ставить революционных задач, то и сегодня ТВ при профессиональном подходе может вызывать эмоциональный всплеск в обществе, стимулирующий спрос на более серьезное, более глубокое осмысление действительности. И этот спрос, при определенных обстоятельствах, можно направлять в сторону веры, в сторону Церкви.

Я думаю, телевидение должно быть разным, как и жизнь вокруг. Человеку необходим выбор: хочет он в данный момент смотреть криминальную программу или мелодраму, публицистическую передачу, или просто юмористический концерт. Но внутри каждого жанра можно делать программы с большим или меньшим чувством уважения к православной традиции. Просто надо над этим задумываться.

Существует широко распространенное мнение, что телевидение – это зло, оно развращает людей. В чем-то это справедливо. Телевидение, – такая среда, где трудно воспроизвести высокие человеческие чувства. Трудно, но можно. А если нельзя, то это не значит, что в телеэфире должны быть секс и насилие.

С другой стороны, в нашем обществе, как мне кажется, представления о механизме воздействия ТВ на человека чудовищно незрелые, ханжеские, невежественные. Только и слышишь: “кого ТВ показывает, того и выбирают в президенты”, “преступность в стране растет из-за количества сериалов на ТВ” и прочую пещерную глупость. Как будто телевидение может заменить одновременно и родителей, и школу, и священника, и страну… Каждый человек состоит из добра и зла, и предполагать, что с помощью телевидения можно решить то, над чем в течение столетий и даже тысячелетий бьется человечество – достаточно странно. Иисус Христос ради людей совершил невозможное… И что? Человечество в целом стало иным, более гуманным?

Илья КУЗЬМЕНКОВ, главный редактор телеканала ReTV:



Переосмысление существующих жанров



Начну с того, что говорю сейчас не как главный редактор развлекательного телеканала ReTV, а просто как эксперт в сфере телевизионного процесса.

В идеале – “всякое дыхание да хвалит Господа”. То есть, все в этом мире может быть воцерковлено. Но “воцерковление” телевидения заключается не в создании каких-то особенных телепередач и открытии все новых и новых религиозных каналов. Такие каналы и телепередачи направлены, как правило, на зрителя уже воцерковленного. “Воцерковление” телевидения – это переосмысление уже существующих жанров. Нельзя менять одновременно форму и содержание. Изменяться должно именно последнее. И все здесь зависит от человека, от того, кто делает ту или иную программу.

Телевидение сегодня – это обращение к психофизиологии человека в коммерческих целях. Оно пользуется примитивными рычагами воздействия на аудиторию для максимизации своих продаж. Но есть еще и проектирование поведения общества. То, что называется behavior placemet. И первый шаг к “воцерковлению” телевидения – это постановка задач именно на этом уровне. Ведь такая задача рождает ответственность, а ответственность – смыслы.

Смысловое поле в России сегодня пестрое. И все же позитивное смысловое поле со временем станет доминирующим. А для нашей страны это, в конечном итоге, и есть воцерковление. У нас сегодня фактически в актуальном массовом пространстве нет другой культуры, кроме советской. И люди хватаются за эту культуру как за некую антитезу потенциальному бессмыслию. Но эта практика порочна, потому что советская культура – разрушительная, в своем пределе – преступная. “Старые песни о главном” оказались плохой шуткой. К тому же эпоха все-таки закончилась, как бы этому ни сопротивлялись, советская культура исчерпала себя, а новой не возникло. Сейчас идет поиск базы для смыслового процесса. А в России нет иной такой базы, кроме Православия. И не в силу его историчности, а в силу его вселенскости, универсальности и истинности.

Иван ДЕМИДОВ, академик Академии российского телевидения:



“Крестовый поход” на телевидение?

Я думаю, для начала нужно четко определиться со значением термина “воцерковление” применительно к телевидению, а это, как мне кажется, непросто: очень уж подробно придется разъяснять его, чтобы не было разногласий в понимании. Как в разговоре о том, что вернее: “православный журналист” или “журналист, исповедующий Православие”. С одной стороны, важно, чтобы само православное телевидение было разумно представлено в светском мире; но не менее важно, чтобы светская журналистика, если уж не исповедует Православие, то, по крайней мере, базировалась бы на тех принципах и нормах, которые живут в православном обществе. Но только это ни в коем случае не должно превратиться в “крестовый поход” на телевидение – вот тогда точно не получится ничего хорошего! Мне кажется, что сейчас все идет достаточно разумно и, слава Богу, достаточно активно. Я вижу это, когда сравниваю то, что было, и то, что есть сегодня. Еще несколько лет назад лишь отдельные энтузиасты открывали православные передачи, да и вообще просто пытались говорить на эту тему; сейчас же тема Православия представлена серьезно и широко. Это, я считаю, безусловный прогресс. Что касается общей тональности телевидения, то меня радует, что (несмотря на огромное количество либо брутальных, либо бездумных программ), тем не менее, уже идет живая дискуссия по поводу того, что так дальше продолжаться не может. И эти споры периодически выливаются во что-то большее: стоит вспомнить, например, недавнюю “Декларацию о правах и достоинстве человека” X Всемирного Русского Народного Собора. Мне кажется, это правильная тенденция, хотелось бы, чтобы она, как минимум, прогрессировала, не остановилась.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.