Православная гимназия: поступать или нет?

Удивительно, но отправить детей в православную гимназию сегодня хотят не только воцерковленные родители, но и те, которые видят в таких школах некую гарантию духовной безопасности для ребенка. Правда ли это? Что на самом деле происходит за стенами православной гимназии? Мы отправились в православную гимназию города Семенова Нижегородской области, чтобы разобраться в этом вместе с директором Светланой Александровной Кондаковой, духовником гимназии священником Андреем Лызловым и благочинным Семеновского округа Городецкой епархии священником Сергием Медведевым.

Православная гимназия «по документам» — простая школа?

Гимназия — это негосударственное среднее учебное заведение, у которого есть лицензирование и аккредитация (лицензирование означает право преподавать, а аккредитация — право выдавать аттестат государственного образца). Все те требования, которые государство предъявляет к обычным школам, выполняются и в православной гимназии. То есть соответствие государственным стандартам образования, санитарно-технические нормы и так далее. В этом отношении никакой разницы с обычной муниципальной школой нет. Нет здесь и платы за обучение (вернее, родители оплачивают только питание детей и гимназическую форму).

Но чем же она от школы отличается?

И образование, и воспитание в гимназии строится на твердой православной основе. Это касается всех предметов, а не только тех, которых нет в обычной школе (то есть основ православной веры, церковнославянского языка, церковного пения). «Твердая православная основа» не означает, конечно, что здесь учат детей какой-то особой православной химии, церковной алгебре или монастырской физкультуре. Речь о том, что сам процесс обучения, отношения между учителями и учениками органично вытекают из того, что они — воцерковленные православные люди. Здесь не орут на детей, здесь совершенно нормальная вещь, когда на уроке ученики делятся с учителем какими-то своими проблемами, мыслями — и весь класс включается в обсуждение.

Фото Виталия Каплана

Урок во втором классе. Детям здесь интересно учиться — еще и потому, что они не боятся задавать вопросы. На уроке подчас бывают разговоры не только по изучаемой теме, но и просто о жизни. Фото Виталия Каплана

Естественно, «православная составляющая» сказывается и в преподавании гуманитарных дисциплин. Скажем, на уроках литературы в девятом классе детям подробно рассказывают о духовной эволюции Пушкина и Гоголя — то есть дают больше, чем того требует обычная школьная программа. На уроках истории России речь идет не только о событиях, но и об их религиозной подоплеке, и, конечно, гимназисты получают знания и по церковной истории — что редко встретишь в массовой школе.

Но самое главное даже не это, а та система отношений, та атмосфера, которая здесь культивируется. Уважение к личности ученика, дружба учителей и учеников (причем дружба, не переходящая в фамильярность и попустительство), забота старших учеников о младших. Да, такое можно встретить и в хорошей светской школе, но здесь это вытекает из объединяющей всех гимназистов и учителей православной веры.

Такую атмосферу непросто создать и непросто поддерживать. На это работают не столько педагогические технологии, сколько собственная духовная жизнь педагогов. Впрочем, такие уж тут педагоги. «Здесь нет ни одного равнодушного человека, — поясняет директор гимназии Светлана Александровна Кондакова. — Начиная с вахтера и заканчивая директором — люди, которые пришли по зову сердца. Мы все создаем эту атмосферу — но ведь сами же этой атмосферой дышим, она нас самих укрепляет и питает. Да, подчас бывает тяжело. Бывают, что опускаются руки. Но потом, когда соприкасаешься с чистыми детскими душами, с их непосредственным восприятием мира, вдруг снова появляются силы. Причем понятно, откуда появляются: Господь дает. То, что мы здесь делаем — мы же делаем не своей собственной силой. Мы так детям и говорим: и мы, и вы — лишь кисточка в Божьей руке».

Гимназия действительно гарантирует духовную безопасность ребенка?

Стопроцентную гарантию духовной безопасности не может дать никто, в том числе и православная гимназия. Но, действительно, в этой гимназии дети духовно гораздо более защищены, чем их сверстники в обычных школах.

Фото Виталия Каплана

В этом здании гимназия занимается с 2005 года. Поначалу оно было совсем неприспособлено для работы с детьми, пришлось делать несколько ремонтов, не прерывая при этом учебного процесса. Сейчас здесь уютные кабинеты, большая столовая, спортзал. Естественно, все это требовало больших вложений, и если бы не помощь спонсоров и местной администрации, ничего бы этого не было. Фото из архива Семёновской гимназии

Есть, так сказать, несколько уровней защиты. Прежде всего это, конечно, молитвенная жизнь гимназии — это и общая молитва перед началом занятий, и участие гимназистов в церковных богослужениях, исповедь и причастие. Да, маловерующему человеку это может показаться наивным. Но, как говорит священник Сергий Медведев, на протяжении пяти лет бывший духовником гимназии, «не верить в силу молитвы может только тот, кто сам никогда всерьез не пробовал молиться».

Второй уровень защиты — эта уже упоминавшаяся атмосфера, стиль отношений. В этой атмосфере не приживаются грубость, пошлость, равнодушие. Те вещи, которые действительно могут представлять духовную опасность для ребенка, отторгаются самой здешней средой. Естественно, никакого автоматизма тут нет, естественно, бывают срывы. Были (хотя и крайне редко) случаи, когда приходилось исключать ребят, разлагающе действовавших на своих соучеников. «Наши дети не с луны свалились, и их не заслали к нам из параллельного мира, — говорит Светлана Александровна. — Со стороны может показаться, что все у нас само собой получается, но это не так. Тут у нас живая жизнь — не придуманная, не лакированная, а с болячками, синяками, шишками, со слезами, с болью, с потом и кровью».

И, наконец, третий уровень — это внимание педагогов не только к успеваемости и поведению детей, но и к тому, что их интересует, что волнует. Дети нередко приходят к духовнику гимназии священнику Андрею Лызлову и рассказывают ему о своих проблемах, сомнениях и недоумениях. Не на исповеди, а просто как старшему другу. Кстати сказать, на уроках основ православной веры отец Андрей не только учит детей «теории», но и постоянно обсуждает с ними разные жизненные ситуации, показывает им духовную подоплеку вроде бы вполне обыденных вещей, объясняет, как правильно нужно действовать в духовно опасных ситуациях. Если у детей появляются сомнения в вере (а у старшеклассников они почти всегда появляются, причем чаще всего у мальчиков), то ребята не держат это в себе, а приходят к духовнику или директору, и происходит подробное обсуждение. 

Но ведь после тепличных условий могут быть проблемы во взрослой жизни. Как быть?

«Не стоит думать, будто наши дети растут в оранжерее и понятия не имеют о том, с чем им придется столкнуться во взрослой жизни, — говорит священник Сергий Медведев. — Мы на них розовые очки не надеваем. Но самое главное — тот опыт любви, дружбы, доверия, искренности, который получают здесь школьники, не расслабляет, а наоборот, укрепляет их. Это духовная закалка. Сам я вырос в семье хоть и неверующей, но очень доброй, теплой. И когда, уже будучи взрослым, попал в тяжелейшую жизненную ситуацию, именно этот опыт любви, полученный в семье, помог мне выстоять. Тем более это касается наших гимназистов, потому что они ведь здесь получают еще и подпитку благодатью Божией, и в детской душе это остается».

Примерно об этом же говорит и отец Андрей Лызлов: «Да, действительно, у многих выпускников возникает раздвоенность, когда им приходится делать нравственный выбор. То есть происходит внутренняя духовная борьба, и ребята должны иметь опыт такой борьбы. Если такой опыт есть — а мы этому учим! — то потом им становится гораздо легче применить его к решению внешних проблем. Когда в сердце благодать, которую добиваешься трудом, то легче бороться и с внешними искушениями».

Фото Виталия Каплана

Одиннадцатиклассники переходят для занятий в другой кабинет, но по пути обсуждают что-то с отцом Андреем (помимо того, что он духовник гимназии, он ещё и классный руководитель 11 класса). Фото Виталия Каплана

Это подтверждается практикой. У выпускников гимназии (а первый ее выпуск состоялся в 2011 году) по-разному складывается студенческая жизнь. Например, первокурснику Нижегородской медицинской академии Дмитрию Даутову поначалу пришлось нелегко. Однокурсники в штыки приняли его религиозность, постоянно подкалывали вопросами о вере. «Часто при мне заходили разговоры о Церкви, и я видел, что, несмотря на все их нападки и заблуждения, ребятам на самом деле это интересно. Сперва их вопросы ставили меня в тупик, и чтобы ответить правильно, мне пришлось дополнительно читать, консультироваться и с отцом Андреем, и с другими знакомыми священниками. В итоге нападки прекратились, и более того — меня начали оберегать, как комнатное растение. До поступления взрослые меня предупреждали, чтобы не ходил на тусовки, дискотеки, но, к моему удивлению, никто из однокурсников меня туда и не звал. Однажды я спросил: почему? И мне ответили: мы же понимаем, что тебе этого не нужно».

Однако бывают ситуации и гораздо более сложные, чем у Дмитрия. Так, например, одному из выпускников, курсанту Академии МВД пришлось выдержать тяжелейшее давление атеистически настроенных преподавателей, вплоть до того, что с него пытались сорвать крест. Парень выдержал, не сломался, но можно представить, насколько ему было трудно.

А вот выпускнице прошлого года Ксении Брусникиной, студентке историко-филологического факультета Шуйского филиала Ивановского педагогического университета, повезло — большинство ее сокурсников верующие, каких-либо трений на религиозной почве не возникает. Впрочем, и ей приходилось в детстве сталкиваться с непониманием сверстников из светских школ. «Меня, когда была маленькой, знакомые ребята обзывали монашкой, и тогда это очень задевало. Сейчас бы меня так назвали, я бы восприняла как комплимент».

Есть ли причины не отдавать ребенка в гимназию?

Да, такие причины есть. Это равнодушие родителей к вере. В первые годы Семеновской гимназии подчас туда отдавали детей из неверующих семей — из тех соображений, что там высокий уровень обучения и хорошая моральная обстановка. Но рано или поздно начинались проблемы — когда гимназия и семья тянули ребенка в разные стороны. Гимназия пыталась воспитывать его в православной вере, настаивала на посещении храма, соблюдении постов — а родители считали все это необязательной блажью. Или, скажем, в гимназии пытались приучить ребенка к честности, а дома он постоянно был свидетелем того, как родители врут друг другу и посторонним. Или, например, гимназия нетерпима к сквернословию — а в семье это обычное дело. Когда возникают такие противоречия, то у ребенка происходит тяжелый внутренний кризис. Когда становится невозможным доверять и родителям, и учителям, то ребенок может впасть в депрессию, а может вообще перестать верить взрослым, пытаться ими манипулировать.

Именно поэтому в Семеновской гимназии почти все ученики — из воцерковленных семей, где родители не только на словах, но и на деле готовы придерживаться общего с гимназией подхода к воспитанию. Эта система воспитания строится на Православии и подразумевает взаимодействие с родителями. Если же родителям Православие не нужно, то лучше, наверное, не отдавать ребенка в православную школу.

А кто там работает? Священники?

Среди преподавательского состава всего лишь один священник. Это духовник гимназии отец Андрей Лызлов, который уже одиннадцатый год ведет здесь уроки физкультуры. Он профессиональный учитель физкультуры, еще в советское время закончил Горьковский педагогический институт по специальности «физическая культура». В гимназию его пригласил в 2006 году ее основатель и первый духовник, протоиерей Игорь Иудин. А священником отец Андрей стал сравнительно недавно, три года назад.

Все остальные учителя гимназии — миряне. Все они имеют профильное образование. Директор гимназии, Светлана Александровна, преподает с 1990 года, по специальности — учитель математики. Директором православной гимназии стала в 2007 году, а до того работала завучем в сельской школе.

Правда ли, что в гимназии дети живут как в армии, по строгому монастырскому уставу?

Нет, неправда. Во-первых, гимназия — не закрытое учебное заведение, дети там учатся и занимаются в различных кружках и секциях, но не живут. Во-вторых, в плане требований дисциплины там нет особых отличий от обычной школы. Разве что перед началом занятий проходит общая молитва. Да, чтобы не опоздать на молитву, детям приходится чуть раньше выходить из дома, чем если бы им надо было успеть к звонку на первый урок. «Но они не воспринимают это как проблему, — поясняет отец Андрей Лызлов. — Напротив, участвуя в этой молитве, они ощущают свое единство и друг со другом, и с учителями, причем единство в самом главном — в предстоянии перед Господом». Что же касается требований дисциплины, то, как говорит Светлана Александровна, «дети прекрасно понимают, что эти требования разумны, что они нужны для поддержания того, ради чего они с такой охотой сюда приходят — теплой атмосферы».

Фото Виталия Каплана

2009 год. Соревнования по спортивной гимнастике. Учитель физкультуры и тренер Андрей Лызлов (за три года до рукоположения). Фото из архива Семёновской гимназии

Впрочем, нарушения порой случаются, дети есть дети. Но никаких специфических «православных наказаний» тут нет. Просто нарушителям объясняют, что они неправы, что так нельзя. «Причем бывает и так, — рассказывает Светлана Александровна, — что подобное словесное внушение делают старшие ребята младшим, и это действует очень сильно. Не потому, что младшие боятся агрессии старших, а потому, что боятся упасть в их глазах».

Что там с оценками и экзаменами?

Оценки в гимназии ставят честно, не «рисуют», как это иногда бывает в массовых школах. И при этом качество обучения очень высокое, что на протяжении многих лет подтверждается успехами гимназистов на разных олимпиадах, от районного до всероссийского уровня.

Одиннадцатиклассники успешно сдают ЕГЭ, причем показатели по всем предметам здесь выше общероссийских. Но сдача ЕГЭ не является для педагогов самоцелью. Здесь нет никакого «натаскивания» на тесты, здесь первично получение знаний, а не их контроль. И уж, конечно, здесь не пытаются внедрить тестовые методики в начальные классы, как это порой бывает в массовых школах.

Куда потом деваться ученикам? В семинарии?

Подавляющее большинство учеников поступает в светские вузы. Кстати, на сайте гимназии www.spgnn.ru приводится информация за каждый год, начиная с 2011, по каждому выпускнику, куда он поступил. К примеру, в 2015 году ребята поступали в Нижегородский государственный университет имени Лобачевского, Нижегородскую медицинскую академию, Нижегородский государственный лингвистический университет имени Добролюбова, Нижегородский педагогический университет имени Минина, Высшую школу экономики, Санкт-Петербургский университет культуры, Рязанское высшее военно-десантное училище, Нижегородский технический университет, Шуйский педагогический институт. И все — на бюджет.

Попасть в гимназию очень сложно?

Материал по теме


Урок рисования(1)

Право, славная гимназия!

Маленький городок Семенов (26 тысяч жителей). На электричке ехать до него от Нижнего Новгорода час с лишним. Славится фабрикой “Хохломская роспись”. А в остальном – все как в других провинциальных городах России: грязь, ветхое жилье, бедность… Правда, вот уже шесть лет есть в городе еще одна достопримечательность – православная гимназия, в которой всем детям преподают основы театрального искусства.

Да, попасть в гимназию сложно. И не только потому, что туда стараются принимать только детей из воцерковленных семей, причем с первого класса, но и потому, что существуют предельные нормы наполняемости классов и при всем желании педагогов нельзя взять детей больше, чем положено. То есть просто нет мест, и освобождаются они крайне редко. Впрочем, иногда бывает, что дети поступают в гимназию со стороны. При этом им подчас не только сложно попасть, но и сложно учиться, потому что требования здесь высокие, уровень обучения гораз­до выше, чем в среднем по городу. Один шестиклассник, к примеру, рассказал, что помогает делать уроки своему другу-семикласснику из обычной школы и это не доставляет ему особых трудностей.

Кстати, у многих гимназистов есть друзья из обычных школ, которые мечтают попасть в гимназию.

Чем провинциальная гимназия отличается от столичной?

«С одной стороны, — говорит Светлана Александровна, — в нашем подходе к обучению и воспитанию нет ничего уникального. Мы строим свою работу на православном понимании личности, а Православие не бывает “семеновским” или “московским”. С другой — действительно есть специфика, связанная с тем, что Семенов — небольшой город. Во-первых, у нас в гимназии дети проводят почти весь день, после уроков у них разные кружки, секции. И дело даже не в том, что в Семенове кроме как к нам ребенку пойти некуда. Есть досуговые центры, кружки и секции. Но только в гимназии вся эта деятельность опирается на крепкий православный фундамент и не поддается пошлым и циничным проявлениям современной массовой культуры. И поверьте, родители очень хорошо видят эту разницу. Во-вторых, в столичных гимназиях обучение достаточно часто бывает платным. У нас же оно бесплатно, родители оплачивают только питание детей и гимназическую форму. Для небольшого города, где у большинства людей доходы несопоставимы со столичными, это очень существенно. А в-третьих, поскольку город небольшой, то мы тут чаще всего друг друга знаем и помимо гимназии, поэтому работают неформальные связи между учителями, учениками и их родителями, и это способствует установлению правильных человеческих отношений».

К этому можно добавить еще одно наблюдение. В небольшом городе православная гимназия — явление заметное, она не только занимается обучением и воспитанием своих учеников, но и становится культурно-духовным центром для всего города, она, если можно так сказать, задает культурную повестку. К примеру, проводятся в Семенове концерты классической музыки — и туда приходит почти вся гимназия: ученики, учителя, родители учеников. А вслед за ними — их знакомые, соседи, коллеги… Или взять окружной конкурс «Ученик года», в котором гимназия участвует уже три года (и гимназисты становятся победителями и призерами). «Если в первый год, — рассказывает Светлана Александровна, — выступления других школ были зачастую пошловаты и безвкусны, а гимназисты держали высокую марку нравственности и тонкого юмора, то уже через год уровень выступления школ заметно повысился».

Десять лет спустя

Семеновская гимназия

В 2007 году «Фома» опубликовал очерк о Семеновской православной гимназии. Уже в те времена православные гимназии не были какой-то экзотикой, но наш выбор пал именно на нее — потому что она создана в небольшом городе. А в небольшом городе православная гимназия становится чем-то большим, нежели просто еще одно учебное заведение. Она вызывает интерес у населения, ведь ее ученики — это чьи-то друзья, чьи-то соседи. А родители гимназистов — это чьи-то сослуживцы, и, естественно, заходят разговоры… К тому же на базе гимназии действуют различные кружки, секции, студии — и туда могут ходить не только гимназисты, но и дети со стороны. Гимназия может устраивать разные культурные мероприятия — и их посещают местные жители. Словом, здесь она задает культурную повестку. А если говорить о православном миссионерстве, то уже само присутствие православной гимназии в жизни небольшого города, где все друг друга знают, — это очень действенная форма миссии.

Очерк вышел давно, с тех пор многое изменилось и в мире, и в стране, и в церковной жизни. И нам стало интересно, а что же происходит с Семеновской гимназией? Оправдались ли наши ожидания? Удалось ли сохранить ту атмосферу, которая была десять лет назад?

На этот счет были опасения. Во-первых, десять лет — большой срок для социально-педагогического проекта, мы знаем немало примеров, когда начинания, вознесшиеся мощно, спустя какое-то время угасали. Во-вторых, в 2007 году в гимназии сменилось руководство, и непонятно было, что там происходит сейчас. Поэтому-то и решили снова приехать и посмотреть своими глазами.

Что ж, оказалось, что за десять лет и впрямь изменилось многое — но это позитивные изменения. Лучше стало с финансированием, полностью отремонтировали здание, собран сильный преподавательский состав. Если в 2006 году самым старшим гимназистам было по 12-13 лет, то сейчас уже прошло пять выпусков, и результаты экзаменов, результаты поступления в вузы впечатляющие. Авторитет гимназии в Семенове по-прежнему очень высок, туда многие хотят попасть.

А самое главное — сохранилась атмосфера. Здесь все так же неформально тепло, здесь ученики и учителя доверяют друг другу, здесь дети учатся не только спрягать глаголы и решать уравнения, но и быть православными. Не по форме, а по сути.

kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
cover 158 Июнь 2016 (158) №6
рубрика: »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (12 votes, average: 4,33 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.