ПО ДОРОГЕ НА ФАБРИКУ СМЕРТИ

Памяти священномученика Димитрия (Кедроливанского)

17 февраля Русская Православная Церковь празднует память священномученика Димитрия (Кедроливанского).

28 февраля 1938 года на Бутовском полигоне под Москвой были казнены 562 человека, 17 февраля — 502, в том числе 75 священнослужителей и монашествующих. В эти два февральских дня было совершено самое большое число казней за всё время работы этой фабрики смерти. Среди других здесь был казнен и отец Димитрий, которому тогда еще не исполнилось и 48 лет.

Священномученик Димитрий родился в 1890 году в селе Шарапово Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье псаломщика Василия Кедроливанского. По окончании духовного училища Димитрий поступил в Рязанскую духовную семинарию, но окончить ее ему не пришлось: умер отец, и мать, Любовь Ивановна, работавшая в храме просфорницей, попросила его как единственного оставшегося в их семье мужчину-кормильца возвратиться домой. Он вернулся в село Шарапово и здесь в Троицком храме служил сначала псаломщиком, а с 1925 года — диаконом. В 1929 году отец Димитрий был арестован и приговорен к пяти годам ссылки за неуплату сельскохозяйственного налога. В ссылку в город Козлов за ним отправилась и его семья, надеявшаяся здесь спастись от голода. Но и в Козлове люди так же жестоко страдали от голода и, бывало, выйдя из дому в поисках пропитания, умирали на улицах. Архиерей рукоположил диакона Димитрия во священника ко храму в селе Сычевка, предполагая, что, может быть, здесь он найдет какое-нибудь пропитание для себя и семьи. За две недели до окончания ссылки к отцу Димитрию зашел председатель сельсовета и предупредил, что уже намечено потребовать от него уплаты большого налога и при невыплате арестовать. В тот же вечер, собрав весь свой небольшой скарб, священник с семьей выехал на родину в село Шарапово.

 В 1936 году отец Димитрий был назначен служить в храм святителя Николая в село Круги. Приход состоял из жителей этого села и трех деревень, настолько бедных, что у прихожан не было средств платить за требы. Бывало, умрет человек, придут родственники и скажут: «Батюшка, надо бы похоронить». — «Ну, что ж, конечно похороним», — ответит отец Димитрий. «Да денег у нас нет», — скажут ему родственники почившего. «Ну, о чём речь. Надо хоронить — похороним», — ответит отец Димитрий и отпевает бесплатно. То же самое было, когда приходили крестить. Близкие крещаемых зачастую уже боялись в те годы идти в крестные, и почти у всех детей, родившихся тогда в селе, стали восприемниками дети священника.

20 января 1938 года около часа ночи отец Димитрий был арестован и заключен в тюрьму в городе Егорьевске, и семья осталась без средств к существованию. Супруга священника уже не знала, как прокормить детей, но в тот же день стали приходить один за другим прихожане и приносить деньги: «Берите, матушка, я батюшке должен за похороны… я должен за крестины». Многие жертвовали из любви к пастырю и по состраданию к его семье.

На допросах отец Димитрий виновным себя не признал, отвергнув все выдвинутые против него обвинения. 11 февраля 1938 года тройка при УНКВД СССР по Московской области приговорила его к расстрелу, и администрация тюрьмы наметила священника к отправке в Москву. Надзиратель, уроженец села Круги, узнав об этом, сообщил супруге священника, чтобы кто-нибудь пришел к 12 часам ночи к воротам тюрьмы. В полночь распахнулись ворота тюрьмы, и оттуда в бушующую метель вышла колонна заключенных человек в двадцать, окруженная вооруженной охраной и собаками. Дочь Клавдия стала напряженно всматриваться, не увидит ли она отца. Священник шел среди заключенных в третьем ряду и окликнул ее. Увидев отца, она попыталась передать ему узелочек с едой, но как только она приблизилась к колонне, собаки начали рваться с поводков и не допустили подойти ближе. Отец Димитрий закричал тогда дочери: «Клава, иди домой!» Дочь, однако, пошла вслед за колонной до станции, не в силах расстаться с отцом. По прибытии поезда в Москву отец Димитрий был заключен в Таганскую тюрьму, и 15 февраля тюремный фотограф сфотографировал его.



Таганская тюрьма

Глухой ночью 17 февраля 1938 года священник вместе с другими заключенными был на автозаке привезен на полигон Бутово и помещен в длинный барак, неподалеку от которого стоял небольшой каменный дом, где располагались в ожидании жертв палачи. Сотрудник НКВД сверил по фотографии, этот ли человек перед ним, и затем объявил, что тройкой УНКВД Кедроливанский Дмитрий Васильевич приговорен к расстрелу. Затем отца Димитрия вывели из барака, и из соседнего каменного дома вышли палачи, которые повели священника к краю длинного глубокого рва, начинавшегося в нескольких десятках метров от барака. Священник Димитрий Кедроливанский был расстрелян и погребен здесь же, во рву, в общей безвестной могиле.

Фото:

— Семья Кедроливанских перед началом развязанной властями гражданской войны. Слева направо: (сидят) мать Любовь Ивановна, ее дочери Анна, Елизавета, (стоят) Екатерина, сын Димитрий с супругой Александрой

— Дмитрий Васильевич с супругой Александрой Никандровной.

— Священник Димитрий Кедроливанский. Таганская тюрьма. За два дня до расстрела. В правом углу эллипса число, когда было сделано фото.

Полные тексты житий новомучеников опубликованы в книгах

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскином (Орловским).Январь–Июнь». Тверь, 2005–2008.

Для желающих приобрести книги: тел.: 8 (916) 032 84 71 или e-mail: at249@mail.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.