ПИОНЕРИНГ: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

В наши дни нередко заходят разговоры о том, что неплохо бы возродить в России массовую детскую организацию, наподобие пионерской. Идею эту, впрочем, многие принимают в штыки, потому что с пионерией у них ассоциируются формализм, обязаловка для детей и дополнительная нагрузка на школьных учителей. Люди вспоминают свое пионерское детство, и далеко не у всех эти воспоминания веселые и радужные. Причина понятна: кризис пионерского движения в СССР начался еще в 1930-х годах, а уж во второй половине прошлого века пионерская организация перестала быть организацией общественной — она превратилась в государственную систему внеурочного воспитания, большинство идей оказались пустыми декларациями, а пионерские отряды стали одновозрастными и отождествились со школьными классами.

Всё так, но большинство критиков пионерии и не подозревают, что пионерская организация не всегда была в том состоянии, в каком они ее застали. Мало кто интересуется историей пионеринга как педагогического метода, а между тем история эта очень интересна, причем не только в познавательном отношении, но и в практическом.

Многие слышали, что пионеры выросли из скаутов, но как это было конкретно, знают немногие. А дело было так: в 1922 году скаут-мастер Иннокентий Жуков предложил советской власти грандиозный проект общероссийской детской организации «пионерия», базировавшийся на воспитательной системе «пионеринг». Организация эта предполагалась добровольной, разновозрастной и внешкольной. Проект Жукова основывался на скаутской методике, но представлял собой более прогрессивную модель воспитательной системы. Однако — и это важно подчеркнуть! — Жуков не хотел делать пионерию политической организацией. В большей степени он стремился развивать гражданские свободы детей и поддержать право на счастливое детство.

Скаутинг привнес в жизнь российских детей патриотизм в высших, а порой и фанатичных проявлениях, романтику Природы с ее чарующими тайнами и загадками, рыцарское отношение к окружающему миру и другим людям, веру в добро как универсальную силу Вселенной. Пионеринг, обогащая скаутинг, смог пойти дальше, позволил запустить в массовом масштабе длительную игру и пробудил интерес к национальным традициям, культуре, родному языку, образованию, истории, интернационализму.

Новая модель была направлена на воспитание людей, преданных Родине, мыслящих нестандартно, инициативных, самостоятельных, благожелательно настроенных по отношению к людям других национальностей и разных сословий. Также она предполагала объединить в своих отрядах детей без половых, возрастных и финансовых ограничений.

У пионеринга были безусловно сильные стороны: пристальное изучение психологии, интересов и запросов подростков; правильное использование в низовых организациях детской инициативы; красочность и привлекательность церемоний и ритуалов; конкретность и понятность общих и частных целей, заданий, лозунгов, правил поведения; овладение различными практическими навыками; четкость организационной структуры; умелое использование склонности детей к коллективизму, к путешествиям, героическим подвигам и приключениям; применение живых форм работы и особенно игр.

Вместе с тем, пионерская организация 20-х годов творчески продолжила и развила лучшие наработки российского скаутинга, в результате чего смогла создать новую воспитательную систему. Воспитательная система «пионеринг» обогатилась эмоциональным идейным содержанием –– образами пионера и рыцаря; методами организации воспитания первопроходцев нового общества, обеспечивала ненавязчивую связь поколений, существенно сократив дистанцию между воспитателем и воспитанником. Именно метод помогал ребятам брать на себя посильные трудовые дела: обучение безграмотных людей, создание мастерских, благоустройство улиц, борьба с хулиганством и так далее.

Но довольно скоро руководить пионерским движением поручили комсомолу. Вот тогда-то и началось вырождение. Причем это не мои эмоциональные оценки, а вывод из научного анализа исторических документов. Произошла полная политизация пионерии. Идеи милосердной заботы об окружающих людях и о природе, совершение добрых дел по секрету, нравственная и религиозная составляющая — всё это было изжито. Метод «длительной игры», романтики походно-палаточного стиля жизни, а главное — «самодеятельных начал» был реорганизован в метод «зависимого подчинения».

Такова история вопроса. Но давайте вернемся в наши дни. Можно сколько угодно обличать язвы советской пионерии, но факт остается фактом: во все времена у детей была огромная личностная потребность в самореализации, и пионерская организация поначалу вполне ее удовлетворяла. Современным детям эта потребность свойственна ничуть не в меньшей степени. Они стихийно ищут какие-то объединения, а если не находят, то сами создают дворовые группы, подвальные клубы, субкультурные сообщества.

Поэтому в среде педагогов постоянно обсуждается идея некой единой организации, которая собрала бы вместе различные нынешние отряды, детские клубы, студии, помогала бы им выстраивать отношения с государственными органами, со СМИ. Все это предполагает некую общую идеологическую платформу, и закономерно возникает мысль о пионеринге. Всегда ведь легче пользоваться результатами уже наработанного опыта. Только вот сможет ли такого рода объединение сохранить свою самобытность, вести самостоятельный и независимый образ жизни — большой вопрос.

Я не готова дать общезначимый ответ — но могу сослаться на опыт нашего екатеринбургского отряда «Каравелла», существующего уже полвека. «Каравеллу» создал в 1961 году писатель Владислав Крапивин, и она была пионерским отрядом. Внешкольным, разновозрастным, не территориальным — но при этом именно пионерским. По-другому в те годы и не могло быть, иначенам не дали бы выжить. Вместе с тем пионерия не была для нас всего лишь маскировкой. Мы действительно брали из этого метода лучшее, отвергая искажения (увы, ставшие в масштабе СССР нормой). В отряде до сих пор бережно хранятся все символы и атрибуты нашего прошлого, в том числе и пионерские.

У многих, кто слышал о «Каравелле», она ассоциируются с романтикой, фехтованием, парусным спортом, киносъемкой, журналистикой. Но это лишь форма, а не суть. Суть же — это человеческие отношения, которые мы утверждаем в жизни. Это принципы добра, порядочности, чести, смелости, самостоятельности мышления, ответственности за тех, кто рядом, и за общее дело.

И эта наша суть полвека остается неизменной — хотя изменилась страна, изменилось ее политическое и экономическое устройство, исчезла общегосударственная идеология. За эти годы множество детей прошло через «Каравеллу» — сейчас они архитекторы, художники, писатели, музыканты, врачи, моряки, повара, учителя, бухгалтеры, бизнесмены, государственные деятели, военнослужащие… Но кем бы они ни были, какие бы посты ни занимали — они всегда помнят свое детство, неотъемлемой частью которой был отряд «Каравелла». Пионерский отряд.

Словом, наш опыт доказывает, что в пионеринге есть здоровое начало, что этот метод, очищенный от исторически обусловленных искажений, вполне применим и сейчас.

Лариса КРАПИВИНА,

командор отряда «Каравелла» МБОУ ДОД ЦВР ОД и ПК «Социум» г. Екатеринбург,

кандидат педагогических наук, педагог высшей категории

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.