О “СВЯЩЕННОЙ ВОЙНЕ” и “ВОИНСТВЕ ХРИСТОВОМ” В СРЕДНЕВЕКОВОМ МИРЕ ЗАПАДА

Виктория УКОЛОВА, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой всемирной и отечественной истории МГИМО (у) МИД России

Глубокое, интересное интервью Александра Леонидовича Дворкинапобуждает еще раз вернуться к некоторым конкретно-историческим аспектам истории крестовых походов и их теологического и идейного обоснования. Нельзя не согласиться с Александром Леонидовичем в том, что “романтизация” крестовых походов и войны противоречит христианским убеждениям. Искания мира, прежде всего мира как союза между Богом и человеком, пронизывают всю священную историю, достигая кульминации в Новом Завете. Наследие мира – это дар, который Христос принес человечеству. По воскресении Христос приветствовал своих учеников словами “Мир вам”, обращая их и ко всем людям. Эти слова долженствовали определить дальнейший путь человечества, христианского мира. Однако реальная история жестоко разошлась с евангельским заветом мира. Александр Леонидович совершенно справедливо отмечает “роковую” роль крестовых походов в расколе христианского мира. Крестоносцы были чрезвычайно жестоки по отношению к своим византийским собратьям по вере в ходе IV крестового похода. Однако нельзя не отметить один исторический парадокс. Толчок к началу крестовых походов дало обращение византийского императора Алексея Комнина к папе римскому Урбану II в 1089 году с целью получения военной помощи в борьбе против кочевников, наседавших на территорию империи. Переговоры между Римом и Византией продолжались в начале 90-х годов XI века. Папа Урбан II постарался облечь намерение помочь Византии в форму, которая наиболее соответствовала мироощущению и психологии масс в эпоху средневековья, когда первенствовала не политика, а религия. Его призыв двинуться на освобождение от неверных Святой Земли и Гроба Господня вызвал небывалый энтузиазм как у европейского рыцарства, так и у простолюдинов. И хотя Алексей Комнин, уже справившийся с врагами самостоятельно, отказался от ранее запрашиваемой помощи, механизм крестового похода был уже приведен в действие. Латинский Запад начал экспансию на Восток, в ходе которой он сделает попытку не только утвердиться на Святой Земле, но и расправиться с греческим православием и Византией.

 

Разделяя в общем отрицательную оценку крестовых походов с религиозной и геополитической точки зрения, все же нельзя не отметить, что они способствовали культурному развитию Европы, ускорив интеллектуальный, технический и отчасти художественный обмен между христианским и мусульманским мирами. Утверждение, что именно крестовые походы породили исламский фанатизм, нетерпимость и ненависть к христианам, представляется требующим дополнительного обоснования. Во всяком случае, даже в Святой Земле, там, где военное противостояние крестоносцев и мусульман было наиболее продолжительным и острым, нередко устанавливалось “мирное сосуществование”. Мусульманский хронист Ибн Джубайр, совершивший путешествие из Испании в Палестину, оставил следующее свидетельство: “Христиане взимают с мусульман на своей территории определенный побор, который был установлен с доброго согласия. Со своей стороны, христианские купцы платят на мусульманской территории пошлину со своих товаров: между ними существует совершенное согласие и во всех обстоятельствах соблюдается равенство. Воины заняты войной, народ же пребывает в мире…” Относительно возможности более “благополучного” хода истории в случае победы монголов едва ли можно согласиться. В Центральной Европе монголов считали язычниками, они вызывали ужас своей жестокостью. Такие же настроения были и в Западной Европе. В Хронике Матвея Парижского написано о монголах (татарах): “это бесчеловечные, подобные зверям существа, каковых должно назвать скорее чудовищами, нежели людьми. Они жаждут крови и пьют ее, пожирают собачье мясо и даже человеческую плоть”. Однако параллельно с такой оценкой в Западной Европе, которая не столкнулась с монголами непосредственно, распространялись слухи о том, что монголы христиане или, по крайней мере, готовы принять христианство. И более того – якобы в глубинах Азии существует идеальное христианское государство, управляемое пресвитером Иоанном. Возникли смутные мечты о возможности союза между христианами и монголами. К монголам устремились францисканцы и доминиканцы, купцы также искали возможности проникнуть во владения монголов. Даже французский король Людовик IX Святой направил посольство к монголам. Однако попытки европейцев установить сколь-нибудь прочные контакты с монголами потерпели полную неудачу.

 

В продолжение темы читайте:
– “КРЕСТОНОСЦЫ И ВИЗАНТИЯ”, комментарий историка Дмитрия ВОЛОДИХИНА;
– “ПОСТАВИМ ТОЧКИ НАД i”, отклик Александра ДВОРКИНА на комментарий Д. ВОЛОДИХИНА

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.