Молитва как встреча. С самим собой

Нередко говорят, что христианская молитва — это разговор человека с Богом.  Но ведь для того чтобы говорить с Богом, прежде нужно встретить Его. А как это возможно? Чтобы быть способным встретить Бога, я должен сначала встретить… самого себя. Мне нужно быть самим собой — быть тем, кем я обычно не являюсь. Ведь если я внимателен к себе, то замечаю, что мои мысли часто блуждают туда-сюда, что я где-то с моими мыслями… Только не с самим собой. У меня нет контакта с собой, мысли вырывают меня из меня самого и уводят в другие места.

Не я думаю, а что-то думает во мне, мысли становятся независимыми, закрывая мое собственное «я». Первым действием молитвы является то, что я вхожу в соприкосновение с самим собой. Об этом постоянно говорит нам святоотеческая традиция древности. Так, к примеру, учит св. Киприан Карфагенский: «Как можешь ты просить Бога, чтобы Он тебя слышал, если ты сам себя не слышишь? Ты хочешь, чтобы Бог думал о тебе, а сам ты о себе не думаешь». Если же ты сам не у себя, то как же ты хочешь чтобы Бог был с тобой? Если я не у себя дома, то и Бог не может встретить меня, если захочет придти ко мне. Слышать себя, в первую очередь, значит слышать свою подлинную сущность, входить в соприкосновение с самим собой, то есть прислушиваться к своим ощущениям и потребностям, слушать то, что движется во мне. Слушание самого себя, соприкосновение со своими самыми глубинными потребностями — это для св. Киприана условие того, что мы во время молитвы можем войти в соприкосновение с Богом.

Молитва – не благочестивое бегство от меня самого, но, прежде всего, честная и открытая встреча с самим собой. И это не психологизация веры, но необходимое условие молитвы. Если я сразу же устремляюсь в благочестивые слова и мысли, то молитва ведет меня не к Богу, но только лишь в обширное пространство моей фантазии. Для начала мне нужно честно вслушаться в себя самого. Поэтому мы даже не можем сказать, что же происходит раньше, встреча с самим собой, как условие встречи с Богом, или встреча с Богом, как условие встречи с самим собой. Это одновременное движение с двух сторон, углубляющее одно другое.

Встретить себя, однако же, не означает постоянно крутиться вокруг себя и своих проблем, или же анализировать мою психологическую ситуацию, но найти свое «я» и ядро своей личности.

Вопрос заключается в том, как именно я могу придти к той точке, где я смогу действительно сказать «я». Путь состоит в том, чтобы просто постоянно вопрошать себя: «кто я»? Если это делать, тогда мне спонтанно начнут приходить ответы или образы. И на все эти ответы я отвечу: «Нет, это не я, это только часть меня. Я не тот, за кого считают меня мои друзья, я не тот, за кого я сам себя считаю». Я не равен той роли, которою я играю для знакомых, не равен тем маскам, которые я меняю для незнакомых мне людей. Я могу наблюдать, что я один в храме и другой на работе, один наедине с собой и другой в обществе. Кто я на самом деле? Ведь я и с Богом по привычке пытаюсь играть какую-то роль. Об этом прекрасно пишет митрополит Антоний Сурожский: «Разве мы не приходим к Богу часто как ряженые, разве мы не приходим к Богу, стараясь часто выглядеть так, как, мы думаем, Бог хочет, чтобы мы выглядели? … чаще это надо было бы это назвать просто притворством. Притворство же нам пути к Богу не дает. Вы подумайте о себе – каждый – сколько разных неполноценных личностей вы собой представляете за один-единственный день… Подумайте о том, каковы вы бываете, когда вдруг охватит мысль, что вы перед лицом Божиим. Или проще – подумайте о том, какая вереница личностей представляет вашу личность в течение одного дня».

Мои мысли, чувства — тоже не я. Они заключены во мне, но мое «я» не раскрывается в них, находясь за пределами мыслей и чувств. Это «я» мы не в состоянии определить и зафиксировать. Но постоянно вопрошая и погружаясь все глубже в свой внутренний мир, мы можем получить некое понятие о тайне своего собственного «я». Такого «я», которое больше чем простое отличие себя от других, больше чем осознанное ядро личности, больше чем результат истории моей жизни. Это «я» состоит в живом осознании того, что я позван Богом по имени, по имени, которое неизменно. Об этом говорит нам Священное Писание: «Я позвал тебя по имени, ты Мой. Пойдешь ли ты через воды Я буду с тобой, станешь потоки переходить они тебя не захлестнут. Пойдешь ли сквозь огонь — он тебя не опалит, пламя не обожжет! Я Господь, твой Бог, Святой Бог Израиля, твой Избавитель» Ис. 43, 1-3. Я – то слово, которое Бог говорит только во мне. Моя сущность заключается не в моих достижениях, моих знаниях и даже не в моих чувствованиях, но в том слове, которое Бог говорит только во мне, и которое только во мне и через меня может быть воспринято кем-то другим в этом мире. Следовательно, встретить себя самого, означает получить понятие об этом уникальном слове Бога во мне. Бог уже выразил нечто через мое существование, сказав во мне Свое слово. Молитва как встреча с самим собой означает встречу с Богом в Его потаеннейших глубинах, с Богом, Который обратился ко мне внутри меня и высказал Себя во мне самом.

Фото Владимира Ештокина.

vorohobov2_s ВОРОХОБОВ Александр
рубрика: Авторы » В »
Зав. кафедрой богословия и философии Нижегородской духовной семинарии
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Февраль 1, 2013 14:40

    Очень интересная и близкая тема. Спасибо за полезные размышления.

  • Февраль 1, 2013 20:16

    «Чтобы быть способным встретить Бога, я должен сначала встретить… самого себя.»
    Не так. Вспомнить себя настоящего, я смогу только после встречи с Богом.

    (Ин. 6:44,45) Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день. У пророков написано: и будут все научены Богом. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне.
    (Ин 14:6) Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.

  • Февраль 2, 2013 20:05

    когда-то я считал это эгоизмом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.