Михаил Бузник: Своды речи

Постоянный читатель «Строф» знает: мы стремимся представить вам не только разных поэтов, но и самые разные способы существования в русском стихе. То, что вы прочтете сейчас, пожалуй, в прямом смысле слова находится вне каких-либо границ и жанров. Поэзию уроженца города Пржевальска, а ныне свободно живущего между Россией и Европой писателя и драматурга Михаила Бузника я бы на свой лад попробовал назвать освобождённой поэзией. Да и поэзия ли это в её привычном понимании?

Михаил Бузник. Фото из архива автора

Поэт Андрей Вознесенский называл творения Бузника «сплошным озоном», а епископ Василий Родзянко считал, что этому автору «дано описывать события горнего мира»… Перед нами, действительно, совершенно особое отношение к слову как таковому, и я, пожалуй, соглашусь с теми, кто рассуждая о стихах Михаила Христофоровича, пользуется такими «нелитературным» понятиями, как квант или световая волна. Сам я читаю эти стихи примерно так же, как общаюсь с пейзажными полотнами старых мастеров в галереях: останавливаюсь напротив, и, поостыв, как бы соединяю себя с полотном. Доверяю и доверяюсь. И тогда из этих странных, похожих то на лепет, то на фрагменты каких-то древних словесных форм отрывков и монологов, начинают, как фрески на стене разрушенной церкви, проступать лики слов и понятий. В нечастых интервью собеседники Бузника пытаются выведать, откуда он берет свои слова-кванты. Говорить ему об этом не просто: «Слово невозможно без восприятия потустороннего. Сострадание сил небесных искаженным силам земным должно быть в Слове…»

Кажется, перед нами осязаемое усилие соединения речи и духа, концентрация и прорыв — одновременно. Конечно, некоторые критики говорят о поэзии Бузника, пользуясь испытанными инструментами. Например, пишут о символах. Я думаю, что эти стихи «досимволичны». Ближе всего их форме, возможно, древняя китайская лирика (не зря же Бузник — один из самых любимых поэтов в этой стране)… Вот только наполнены его словесные фрески единым и единственным, всё понимающим и поднимающим — христианским — светом. В этом их отдельная красота и правда.

Павел Крючков, редактор отдела поэзии журнала «Новый мир»

 

* * *

Бесплотные лучи

срывают расстояния —

ИСЧЕЗАЮЩИЕ над

Ангелами.

Высмотрели ВРЕМЯ

ОБРАТНОЕ.

Ризы Ангелов —

закладками для неба —

становились.

 

* * *

В черепах земля

спит?

Радуется?

Чему?

Триллионы

черепов в земле.

Не разрывая провиденья

явного —

души ушедших

их узнают.

Всегда.

 

* * *

Быстролётное различие

красоты —

вечности причина.

Многоточия небесные

изогнуты глаголами

Галилейскими.

Огнями залита

смерть.

Над недвижной точкой

бытия —

Лик нерукотворный.

 

* * *

Кровеносными сосудами

небо

расписано.

Слова разряженно

пульсируют.

От невозможности

любить — и НЕУВЯДШЕЕ —

всюду память

теряет.

 

* * *

Время вспорото.

Устроением небесным

плоти —

истина исчезновения

скрыта.

ДУШУ УЛЕГЧИЛА.

 

* * *

Жизни

прерванные Гулагом —

над акациями

аравийскими

лучились.

В истоках

крыльев

сооживали.

И миллионы всадников

неслись в переливах

храмовых.

Сердца забирали —

расстрелянных.

 

* * *

МОНАХИ — вырезанные

большевиками, что

глаголы

призывающие.

ТАЙНЫ ДОВРЕМЕННЫЕ —

завернулись в вертикаль

близости

сверхмирной.

Могилы над крестами

кружат.

 

* * *

В земных кругах

бесплотных

ещё нерождённые

души странствуют …

В полноте бытия

предвидения

неудержимы.

Своды речи

Святостью оберегаемые —

мир иной ждут.

 

* * *

Определенность земная —

уйди.

Как хорал Григорианский —

часы Ангельские

в полотнах Вермеера.

Бесконечная малость

красок живых —

восторгом

обвита.

 

* * *

Лёгкую,

золотеющую

ткань Покрова —

ВРЕМЕННЫЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

АНГЕЛОВ —

возносят.

Соразмерность бытия —

распятием

сращена.

 

Рисунок Марии Заикиной

Михаил Бузник. Фото из архива автора

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.