Круг чтения игумена Афанасия Селичева

Настоятель Михаило-Архангельского монастыря Александровской епархии (город Юрьев-Польский) — известный далеко за пределами православной среды книголюб.  Отец Афанасий собрал богатую библиотеку старинных книг, однако мы не отошли от задачи нашей рубрики и расспросили его не столько о любимых книгах, сколько о последних прочитанных.

FullSizeRender (9)«Книги и есть моя жизнь, — говорит отец Афанасий, — я навечно останусь благодарен своей матери за три бесценных дара: за жизнь (так как в трудном 1966 году она вполне могла обойтись без такой обузы, как незапланированный младенец); за то, что сама, много курившая, на всю оставшуюся жизнь отбила мне тягу к табаку (уступив моим детским безумным просьбам «дать попробовать»); и, наконец, за самое главное, за то, что в четырехлетнем возрасте научила меня читать. Я помню эту зиму, мать работала уборщицей и истопником в районной детской библиотеке. Мы приходили с ней туда затемно, часам к шести утра. Она растапливала котел, мыла полы, а я разглядывал книги. Я не помню самого обучения, но с тех пор не случалось дня, когда бы в руках моих не было книги, а то и не одной».

Мне повезло со школой, у нас была великолепная библиотека в 20 тысяч томов, прекрасно подобранная. Например, среди прочего, был и двенадцатитомник трудов академика Тарле. В средней провинциальной школе. За 10 лет я перечел почти всю русскую и зарубежную классику и почти все, что издавалось тогда в СССР из современной литературы. Школе я благодарен и за Евангелие. Именно там, на АТЕИСТИЧЕСКОМ кружке, мне первый раз дали почитать Его.

Кроме школьной,  подростком я записался еще в несколько городских библиотек. В наших двадцатитысячных Петушках, кроме громадной районной, были еще три некрупных, но замечательных профсоюзных библиотеки, при фабричных клубах. В одной из них, например, имелось собрание сочинений М.Горького берлинского издания 1921 года.
Даже в армии я умудрялся выкраивать минутку для чтения. Кто служил срочную, тот знает, как это трудно.

Всю сознательную жизнь я собираю книги. Сейчас у меня третья по составу библиотека, уже профессиональная в основной своей части. Я сознательно не говорю о любимых книгах. Я люблю книги принципиально. Каждая из них обогатила и порадовала меня.

FullSizeRender (6)

К сожалению, сейчас  все меньше остается времени на чтение. Повседневные заботы и, особенно, интернет, поглощают уйму времени. Но книг не забываю. Читаю, правда, в основном перед сном,  и всё больше церковно-исторические и мемуарные издания. На днях, например, буквально проглотил за вечер роскошно изданный том авторства нашего современника, председателя Синодального отдела религиозного образования митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия «Жизнь среди святых» — биографический очерк покойного митрополита Иоанна (Разумова), многолетнего келейника Патриарха Сергия.

FullSizeRender (8)
Книга, что называется, зацепила. Обычно от таких изданий ожидаешь самого утилитарного — фактологии, фотографий, документов… А здесь не то. Есть, конечно, и факты, и фото, и документы, но они всего лишь обрамление главного содержимого книги — большой сыновней христианской любви автора к персонажу. Причем не просто к крупной исторической личности, которой несомненно является приснопамятный митрополит Иоанн, книга напитана любовью к дорогому Отцу и Наставнику, наполнена благодарностью за отеческую любовь и заботу, за опыт церковности и живого Предания. Книга не меньше говорит о своем авторе, чем о своем герое. Она —  не очердная штудия по истории Русской Православной Церкви, она про самоё Церковь в её естественной, если так можно сказать, человеческой жизни.

FullSizeRender (7)

Недавно открыл для себя прозу С.Н.Дурылина. Совершенно случайно попала в руки его книжка воспоминаний и размышлений «В своем углу». Достойный наследник В.В.Розанова, о котором он много и любовно вспоминает…У Сергея Николаевича (или отца Сергия, кому как угодно) тоска по Богу, по утраченному человечеством Раю растворена в огромной и чистой Любви и несомненной Надежде на обретение Грядущего Града. И прекрасный русский язык!

С книгами случаются настоящие чудеса. Из принадлежащего мне трехтомника С.И.Фуделя  кто-то зачитал первый том, и я уже отчаялся восполнить потерю: тираж мизерный, да и кто будет продавать отдельные тома. Раб Божий Сергий — исповедник Христов, и я просил его молитвенной помощи в обретении дорогой потери. Прошло лет десять. И вот, 11 ноября 2014 года в книжной лавке Татьянинской университетской церкви, в углу, на нижней полке я с удивлением нашел искомую книгу, на что уже и не надеялся! А ведь в этом томе опубликовано лучшее (на мой взгляд), что написано о Церкви русскими богословами — эссе «У стен Церкви». Этот трактат необходимо прочесть каждому новоначальному христианину, да и нам всем следует регулярно перечитывать. Никто, кроме Сергея Иосифовича, не объяснил так ясно разницу между Церковью Христовой и ее прелестным (в аскетическом смысле) двойником, так прямо не указал на опасность поклониться не Христу.

FullSizeRender (5)
Как я уже упоминал, дневники и мемуары составляют сейчас изрядную долю моего чтения. Слава Богу, их стали издавать гораздо больше. Изданы среди прочего по два тома дневников священномученика митрополита Арсения (Стадницкого), архиепископа Пимена (Хмелевского) и протоиерея Александра Шмемана. Все это стоит прочесть любящим свою Церковь православным. Из этого ряда последняя прочитанная мною книга — «Пасхальный свет на улице Дарю. Дневники Петра Евграфовича Ковалевского». Ежедневные записки многолетнего старшего иподьякона у митрополита Евлогия (Георгиевского) не только дают богатый материал историку Церкви, но и показывают широкий срез жизни русской белоэмиграции в первой половине 20-го века. Особенно интересно описание разделения русских церковных людей, вызванное нападением Гитлера сначала на Францию, а потом на СССР. И опять-таки все это написано замечательно, по-русски.

Рубрику ведет Пелагея Тюренкова

 

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (7 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.