Как я познакомился с «Фомой»? , часть 1

Смотрите видео-ответы сотрудников редакции.

«Как я познакомился с «Фомой»?»
Сориентироваться с ответом на этот вопрос пришлось редактору спецпроектов Константину Мацану, редактору раздела «Культура» Виталию Каплану, шеф-редактору издательских проектов Алине Дальской, обозревателю журнала Александру Ткаченко и обозревателю сайта Ольге Кирильченко.

Спросили нас неожиданно, сразу после молебна святому апостолу Фоме в Казанском соборе на Красной площади, в день памяти нашего небесного покровителя. Подробности видеосъемки — в материале «Фомичи отметили «профессиональный» праздник».

 

Расшифровка видео-ответов:

Редактор спецпроектов Константин Мацан:

С «Фомой» я познакомился в институте, на первом курсе на лекции по культурологии Владимира Романовича Легойды. Однажды, он свозил нас (студентов) в Саров. Вернувшись из Сарова, и исполнившись такой радостью прикосновения (первого в моей жизни) к православной вере, к православно-церковной жизни, я написал какой-то совершенно сумбурный текст и отправил его Владимиру Романовичу. Он почитал, и предложил приехать в редакцию. Я приехал в редакцию, где состоялась вторая эпохальная встреча уже с Гурболиковым Владимиром Александровичем, который сказал, что текст полная чушь, но, давай поговорим, о чем бы ты мог еще написать. Мы поговорили, и через пару дней я уехал в командировку в Нижний Новгород — брать интервью у отца Игоря Пчелинцева. Так началось знакомство с «Фомой» и продолжается по сей день любовь к этим двум главным людям.

Редактор раздела Виталий Каплан:

История моего знакомства с «Фомой» достаточно интересная. Впервые журнал я увидел в 1996 году, это был второй номер «Фомы» (черно-белый еще тогда). Журнал мне понравился — необычный, совершенно непохожий на другие православные издания того времени. Знакомство с редакцией состоялось в 2000 году. Дело в том, что я веду детскую Литературную студию с 1995 года, у нас есть свой сайт. Я дал на этом сайте в страничке полезных ссылок ссылку на журнал «Фома», потому что хороший журнал, потому что рекомендую. Оказалось, что Володя Гурболиков очень интересуется упоминаниями о «Фоме» в интернете, и отслеживает по поисковикам все упоминания. Тогда 2000 году, конечно, их было гораздо меньше чем сейчас. Он обнаружил упоминание на страничке Литературной студии, посмотрел другие странички нашего сайта, ему это показалось очень интересным, он мне написал, и мы встретились. Встретились, тогда еще в редакции газеты «Солидарность», где он работал на основном месте работы, и где «Фома» располагался тогда в одной комнатке. А в 2003 году он предложил поработать на «Фому» уже более серьезно в качестве литературного редактора. Я тогда работал начальником компьютерного отдела в Бахрушинском театральном музее, и не собирался менять место работы — мне в музее, в принципе, нравилось. Но я решил немножко поработать вне штата, потому что интересное дело. И так быстро втянулся, что как-то сам не заметил, как уволился из музея и перешел на постоянную работу в «Фому», сперва, в качестве литературного редактора, а с 2005 года я редактор отдела культуры. Кем и остаюсь по сей день.

Редактор издательских проектов Алина Дальская:

Я работала вместе с Владимиром Александровичем Гурболиковым в газете «Солидарность». Я помню первые номера, которые он с Владимиром Романовичем начал делать именно на базе этой профсоюзной газеты. Спустя много лет, когда у меня уже были дети, я вышла из декретного отпуска именно в журнал «Фома». Владимир Александрович и Владимир Романович пригласили меня поработать редактором отдела «Люди», поскольку эта тема социальная, человеческая всегда была близка мне, я ей же занималась и в «Солидарности». Я с удовольствием перешла в журнал, где работали мои друзья. Сейчас я делаю в журнале детский проект журнала «Фома» — детскую серию «Настя и Никита».

Обозреватель Александр Ткаченко:

Мое знакомство с журналом «Фома» произошло, можно сказать, «по великой нужде». Дело в том, что я живу в Калужской области, в маленьком городе Жиздра, и так получилось, что более десяти лет я занимался строительными работами — работал каменщиком. Эта работа мне не нравилась, а когда много лет занимаешься нелюбимой работой — это очень тяжело.

В конце концов, я почувствовал, что меня это разрушает. Было ясно, что нужно менять профессию. А на что ее менять было непонятно, поскольку, по образованию я музыкант, но музыкой заниматься мне не хотелось, и я подумал, что еще я умею делать? В это время вышла книга отца Андрея Кураева, которая называлась «Мастер и Маргарита» — за Христа или против?». Я, написал статью, в которой пытался полемизировать с отцом протодиаконом, и направил ее в журнал «Фома», который к этому времени переходил на ежемесячное издание. На сайте я увидел, что они приветствуют новых авторов, и я подумал, почему бы не попробовать. Я направил туда статью. Недели три, наверное, мне ни ответа, ни привета не было. За эти три недели я просто весь издергался, весь извелся уже, проклял всех этих «московских пижонов», которые интересуются только друг другом, а в сторону провинции даже смотреть не хотят. В какой-то момент эта внутренняя брань утомила меня совсем, и я сделал то, что нужно было сделать, наверное, на следующий день после того, как я отправил материал — я просто набрал номер, позвонил в редакцию, меня соединили с Володей Гурболиковым. С этого момента в моей жизни начался новый этап, который продолжается по сей день, и я надеюсь, будет продолжаться еще очень долго.

Обозреватель сайта Ольга Кирильченко:

Знакомство произошло у меня несколько странное и неожиданное, хотя, наверное, очень похоже на Костино. Я как раз вернулась после многолетней командировки из Нью-Йорка, поступила в институт, начала ходить на первый курс. И меня, поскольку русский язык я отлично понимала, очень забавили всякие афиши, рекламы, и больше всего не давала покоя одна реклама в коридоре, про какой-то журнал, который продавался у гардероба. Почему-то у меня была прямая ассоциация с книжкой «Колыбель для кошки» Курта Воннегута. Она начинается эпиграфом, сейчас точно не помню, но «живи фомой и она сделает тебя счастливым, радостным», что-то вроде этого. Смущало меня то, что «фома» переводилась, как ложь, как безобидная ложь, и главное — ложь религиозная. Я никому не хочу портить впечатление, но эта безобидная ложь привела к концу света у Воннегута. Я не могла понять, зачем кому-либо издавать журнал с таким названием, и я даже догадывалась, что может быть я чего-то не понимаю и ошибаюсь. Но как-то раз, вчитавшись в афишу, я увидела, что там было что-то вроде: «Яблоко раздора — что за плод вкусили Адам и Ева?». Я понимала, что яблоко раздора — это из греческой мифологии, там три богини было. Адам и Ева вообще вкусили не яблоко, а другой плод — познания добра и зла. И я решила, что этот журнал «Фома» — зловредный. Это, наверное, такой красивый фантик, хитросплетение каких-то там размышлений, которые таят за собой ничто — пустоту. Это меня очень разочаровало, плюс ко всему сайт www.foma.ru

Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
kaplan20082 КАПЛАН Виталий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Редактор раздела «Культура»
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.