ИГРУШКИ ДЛЯ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

«В доме, где растут дети, всё их окружение и всё, что происходит, влияет на них. И даже самая маленькая деталь может оказать прекрасное или вредное воздействие. Даже природа вокруг них формирует будущий характер. Все прекрасное, что видят детские глаза, отпечатывается в их чувствительных сердцах», — записала однажды в своем дневнике императрица Александра Федоровна.

Царские дети: Мария, Татьяна, Анастасия, Ольга, Алексей

О том, какими принципами в воспитании руководствовались последний русский император и его супруга, можно судить в том числе по игрушкам, в которые играли цесаревич и великие княжны. Увидеть эти игрушки желающие смогут летом в Государственном музее-заповеднике Царское Cело, где открылась выставка «Александровский дворец. В гостях на Детской половине». Все представленные на выставке игрушки привезены из Художественно-педагогического музея игрушки Российской Академии образования (г. Сергиев Посад).

Чему может научить кукла? Сделает ли деревянная сабля и игрушечный пистолет ребенка добрее? Вообще, возможно ли воспитание через игрушки?

Император Николай II вместе с супругой Александрой Федоровной, видимо, считали, что возможно. Неслучайно у детей русского царя среди прочих были, например, куклы в костюме крестьянки Тульской губернии, крестьянки Московской губернии, куклы «татарка», «армянка», «осетинка». Великие княжны и цесаревич воспитывались в любви и уважении к народам огромной Империи.

«И игрушечный терем, и большая шкатулка-ларец, вызывающая ассоциации с произведениями русских сказок и народного искусства, и многие другие вещи выполнены с тщательностью и вниманием к традициям. Все это показатель того, что детям (особенно наследнику) внушалось: нельзя стоять во главе народа, не осознавая его глубинных, культурных и духовных ценностей», — рассказывает Тамара Атюшева, главный хранитель Сергиево-Посадского музея игрушки.

«К предметам, способствовавшим сохранению и развитию национального самосознания юных членов Русского Царствующего Дома, следует отнести и «Историческое лото с портретами Государей Земли Русской», настольный детский театр «Жизнь за царя». Это вообще удивительная вещь. Четыре действия и пять картин оперы М. И. Глинки легли в основу настольного театра. В его составе 34 предмета из картона: сцена, кулисы, фигуры героев. Эта игра некогда собирала вокруг большого стола всех членов царской семьи, разыгрывавших сценки этого домашнего спектакля, — продолжает Александр Греков, кандидат искусствоведения, директор Музея игрушки. — Судя по всему, члены царской семьи, когда выдавалась возможность, любили собираться вместе: читать вслух книги, играть. В коллекции нашего музея сохранилось большое количество настольно-печатных игр, в том числе и развивающих, связанных, например, с российской историей или с развитием языковых навыков… То, что для воспитания детей все эти вещи были важны и востребованы, подтверждают записки, оставленные Александрой Федоровной», — говорит Греков. В ее дневнике мы находим: «Для настоящей матери важно всё, чем интересуется ее ребенок. Она так же охотно слушает о его приключениях, радостях, разочарованиях, достижениях, планах и фантазиях, как другие слушают какое-нибудь романтическое повествование».

Кукла «Царица». Франция, 1880-е гг.

Фарфор, стекло, ткань, мохер, парча, мех, галун. Высота 32 см.

При взгляде на принадлежавшие великим княжнам куклы с их многочисленными изящными платьицами, шляпками, юбками, сумочками и украшениями — просто дух захватывает. «Возможно, часть из этой одежды была выполнена руками самих девочек, — предполагает Тамара Атюшева. — Ведь мы знаем, что Александра Федоровна не любила сидеть без дела и приучала своих дочек к труду. И как известно, плоды этого воспитания сказались в 1914 году, когда старшие великие княжны работали в госпитале, выполняя там самую тяжелую работу». Дневник императрицы вновь подтверждает эту мысль: «Дети должны учиться самоотречению. Они не смогут иметь всё, что им хочется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей».

Мария на яхте в матросском костюмчике

Фишки-кораблики из настольной игры. Россия, начало ХХ века.

Металл, штамповка, окраска. Высота 3 см.

Кукла в форме солдата лейб-гвардии Семёновского полка. Германия, 1910-е гг.

Метал, стекло, ткань, кожа. Высота 65 см.

Кукла «Матрос». Россия, начало ХХ века.

Фарфор, ткань. Высота 7 см

Корабельная пушка. Германия, начало ХХ века.

Металл, штамповка, окраска.

Царевич Алексей в матросском костюмчике. 1910 г.

Царственные родители чрезвычайно волновались за состояние здоровья цесаревича, которое могло сильно ухудшиться от малейшей травмы, от обычного падения. Естественно, еще  тщательнее его оберегали от опасных предметов в детской комнате. Но, несмотря на это, Алексей воспитывался прежде всего как будущий наследник престола, которому предстоит управлять огромной державой, и в том числе армией. У него было все, что следует иметь маленькому воину: игрушечная трехлинейная винтовка системы Мосина, игрушечные сабли, игрушечный корабль («Броненосец «Севастополь»), сигнальные флажки, треугольный красный вымпел с белым крестом. А еще то, что вызовет восторг и у современных, казалось бы, во всем искушенных, детей —  электрическая железная дорога. Да не простая, а со станциями и туннелями, с огромным паровозом.

Царевич Алексей с барабаном. 1908-09 гг.

Электрическая железная дорога. Германия, начало ХХ века.

Металл, штамповка, окраска.

Солдатики. Россия, начало ХХ века.

Мастика, дерево, роспись. Высота 14 см.

Пушка на лафете. Германия, начало ХХ века.

Жесть, штамповка, окраска. 6х14х6 см.

В царской семье заботились о физическом воспитании детей, что подтверждает сохранившийся до наших дней сундук с набором из 36 игр, среди которых бадминтон, кегли, соревновательная «игра в индейцев»…

«Это единственный круг предметов детства, который связан с дореволюционным бытом конкретной семьи, да еще и дошедший до нас в такой целостности, комплексности. Из-за революции и последующих войн такие комплексы в стране просто не сохранились. Дело в том, что в 20-е, 30-е годы прошлого века в стране организовывали музеи спонтанно, в единое хранилище свозилось все подряд. Везли из усадеб, магазинов, других мест, при этом не фиксируя ни то, откуда поступила вещь, ни кому она принадлежала. Так множество предметов оказывались просто  безымянными», — рассказывает Тамара Атюшева.

Кегли «Богатыри». Сергиев Посад, начало ХХ века.

Дерево, точение, роспись по выжиге. Высота 21 см, диаметр 6,5 см.

Однако в случае с игрушками царских детей ситуация обстоит значительно лучше. На многих из них уже тогда (20-30-е годы XX века) были приклеены ярлыки, указывающие их принадлежность. Например, «Александровский дворец. Детская половина. Учебная комната младших княжон» или «Игральная комната наследника»… «Ярлыки наклеивали во времена Временного правительства, когда законные хозяева были увезены из Александровского дворца к дальнейшему месту своей трагической гибели. А во дворце тем временем организовывали музей. Он просуществовал до 1932 года. Потом его экспонаты стали раздавать буквально направо и налево, чтобы стереть в сознании людей правду о жизни царской семьи, — говорит Александр Греков. — Вспоминается рассказ доктора исторических наук Ирины Леонидовны Кызласовой, передавшей мне устные воспоминания своего отца — известного археолога-востоковеда, профессора МГУ Леонида Романовича Кызласова. Находясь в 1930—1934 годах с родителями в Ленинграде, он, будучи в Царском Селе, в школе «играл в железную дорогу» цесаревича Алексея. Факт сам по себе довольно примечательный, потому что демонстрирует отношение к подобным предметам в означенные годы. После того как музей в Александровском дворце прекратил существование, произошла «раздача» находившихся в его составе  экспонатов. Именно 1932 годом датируется в инвентарных книгах Музея игрушки поступление в его коллекции этих предметов. Какими путями шли переговоры о передаче того, что не было роздано другим учреждениям, как и кем доставлялись они в Москву, пока остается неизвестным. Однако передача эта позволила, благодаря дальнейшему самоотверженному труду музейщиков и реставраторов, сохранить для потомков бесценные свидетельства земной жизни царственных мучеников».

17 июля Русская Православная Церковь чтит память святых царственных мучеников. И память эта оживает, когда смотришь на игрушки, которые держали в своих руках царские дети. Из этих фрагментов действительности складывается картинка прошлого, в котором царственным родителям было важно воспитать в своих детях любовь к стране, ее народу и друг к другу. «Что касается детей, — писала в дневнике Александра Федоровна, — то долг родителей — подготовить их к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог».

Фото Владимира ЕШТОКИНА

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.