5 вопросов об отпевании генерала, который застрелился

Сегодня, 5 декабря 2011 года, в 70-ю годовщину остановки немецкого наступления на Москву в городе Тарусе Калужской области, состоялось церковное отпевание героя Великой Отечественной Войны генерал-лейтенанта Михаила Ефремова. Разрешение на это было дано лично Патриархом Кириллом, после обращения к нему инициативной группы и родственников покойного. Причина: обстоятельства гибели генерала Евремова — оказавшись в окружении, он застрелился, чтобы не попасть в плен к немцам. О том, при каких обстоятельствах отпевание самоуйбиц возможно и почему было сделано исключение в данном конкретном случае рассказывает член инициативной группы по увековечению памяти генерала Ефремова публицист, редактор сайта «Религия и СМИ» Александр Щипков.

1.    Александр Владимирович, для начала: кем все-таки был генерал Михаил Ефремов и в чем, собственно, состоит его подвиг?

— В первую очередь Михаил Ефремов — прямой антипод генерала Власова. В их судьбах много общего, за исключением финального выбора.

Он был кадровым военным, сражался в Первую мировую, затем на стороне красных в годы Гражданской войны. В 30-е вошел в высшую военную элиту СССР, получил звание генерал-лейтенанта. В 1941-ом участвовал в битве за Москву, командуя 33 армией, защищавшей город на Нарофоминском направлении, и, кстати, смог не только остановить продвижение немецких войск, но и первым перешел в контрнаступление.

Главный же его подвиг произошел зимой 1942 года, во время ржевско-вяземской операции, когда армия Ефремова попала в окружение, и фактически полностью погибла. Тогда, оказавшись в тяжелых условиях, он показал себя с самой лучшей стороны.

Немцы традиционно забрасывали окруженные армии листовками с призывом сдаться. В случае с 33 армией, среди прочего с самолетов сбросили листовки подписанные Верховным командованием Германской армии, которое возглавлял Адольф Гитлер. В них содержалось прямое обращение к генералу Ефремову — предложение сдаться и перейти на немецкую сторону. Ефремов ответил бомбардировкой того места, где в день предложенной сдачи его ждали фашисты.

Чуть позже, эвакуировать генерала из окружения попытались уже свои — Сталин прислал за ним самолет, ведь опытный военноначальник был нужен фронту, а от его армии уже почти ничего не осталось. Но бросать своих измученных солдат Ефремов отказался. Самолетом на большую землю он отправил знамёна (знамя в руках врага – несмываемый позор) и  тяжелораненных, а сам остался со своими солдатами. Без еды и практически без боеприпасов они продолжали сопротивление. Силы немцев превосходили их в двадцать раз!  Ефремов был тяжело ранен.  19 апреля 1942 года немцы окружили Ефремова, он отстреливался до последнего и  дабы избежать плена застрелился.

Фактически Ефремов попал в ситуацию нравственного выбора, в которой чуть позже оказался генерал Власов. Однако выбор у них, как видите, оказался абсолютно разным. Власов пошел путём Иудина греха, а Ефремов, не будучи в своей жизни человеком религиозным, принял смерть по евангельски, как христианин, «положив душу свою за други своя». В монастырях придают особое значение форме, характеру и обстоятельствам смерти монаха. Мне кажется, это важно не только для монашествующих, но и для воинов, а, в конечном итоге, для каждого из нас.

Немцы похоронили Михаила Ефремова под Вязьмой с воинскими почестями, будучи потрясены его поступком. Позднее, после войны в Вязьме ему поставили памятник, в Москве назвали улицу, но в целом имя Ефремова было практически забыто. А вот Власова знает каждый школьник.

2. С чем связано это забвение?

—  С утратой любви к Отечеству. С развитием нравственного релятивизма. С возведением предательства в норму человеческих отношений. Сегодня предавать не стыдно. Особенно за деньги. Власова изучают, исследуют, вникают в тонкости его переживаний и фактически оправдывают его грех. Иное поведение – поведение прямое, героическое, евангельское предаётся либо осмеянию, либо замалчиванию. Ефремова сегодня замалчивают, а Власова возвеличивают. Эти две фигуры сегодня стали символами борьбы за возвращение России к нормам общественной морали, потому что феномен предательства – важнейший индикатор нравственного состояния общества.

3. Церковь не отпевает самоубийц. Почему здесь сделано исключение?

— Эта проблема, пожалуй, одна из самых актуальных для Церкви: родственники самоубиц непрерывно обивают пороги с прошениями, пытаясь добиться отпевания, и порой Церковь идет на уступки. Дело в том, что ключевую роль играет причина поступка. Согласно церковным правилам запрещено отпевание людей покончивших жизнь самоубийством от гордыни или отчаяния и уныния, которые являются смертными грехами.

Однако истории известны факты не только отпевания, но даже канонизации людей, покончивших жизнь самоубийством. Святая Евпраксия Зарайская во время татарского нашествия бросилась вниз со скалы с ребенком на руках, чтобы не быть поруганной. Ее причисли к лику святых. Церковь знает и такие прецеденты.

Сегодня в каждой епархии архиерей принимает свое индивидуальное решение относительно каждого конкретного случая с отпеванием самоубийц.

Думаю, Церкви еще предстоит выработать свое четкое отношение к данной теме. Внутри нее существуют сегодня разные точки зрения: более радикальные и, напротив, более либеральные. Думаю, что это очень актуальная дискуссия, в которой обязательно необходим консенсус, но это — в будущем. Я полагаю, что необходимо оговорить, что самоубийство при исполнении воинского долга военными, офицерами спецслужб и т.д. не подлежит уравниванию с самоубийством от уныния.

В нашем случае было подготовлено два прошения – от нас и от родственников. Святейший Патриарх Кирилл, изучив прошение, принял положительное решение, указав о необходимости «возродить память о героической борьбе генерала Михаила Ефремова и о его верности Родине и солдатскому братству».

4. Вы ждете от предстоящего отпевания какой-то общественный резонанс?

— Да, жду. Мы хотим, чтобы в учебниках истории генералу Ефремову было отведено достойное место. В августе этого года в Тарусе, на родине Михаила Ефремова был открыт памятник, на котором написано «Не предавшему Родину и солдат». Многие люди были на церемонии, многие плакали. Но я уверен, что этого недостаточно. Мне бы хотелось, чтобы к  нему было привлечено внимание всех наших соотечественников — это фигура общероссийского масштаба. И чтобы через это имя люди задумались о вещах, которые актуальны сегодня.   Любовь к Родине, мужская честь, воинский долг, преодоление страха в себе, вечный выбор между добром и злом, искушение предательства – всё это не устарело, но всё это сегодня пытаются замолчать и опорочить.

5. Почему именно вы взялись за эту тему?

— Это во многом очень личная история, связанная с моей женой. Она и её родители родом со Смоленщины, из тех самых мест, где сражался Ефремов, но сейчас я бы не хотел говорить об этом. Сначала родилась идея поставить памятник Михаилу Ефремову в Тарусе, возле собора Петра и Павла, где он бегал мальчишкой. Когда бюст был отлит и перевезён из мастерской художника в наш дом, мы поняли, что гораздо важнее решить вопрос о церковном, литургическом поминовении раба Божьего Михаила.  Мы пошли к протоиерею Леониду Гвоздеву, человеку с очень ясным и твёрдым христианским сознанием. Пришли за советом. Он не колеблясь ни минуты сказал, что генерала Ефремова необходимо отпевать. Поддержка отца Леонида, благочинного Тарусского района была для нас с Любой очень важна. Также в это время нас поддержали Володя Легойда, отец  Дмитрий Смирнов и особенно отец Всеволод Чаплин. Благодаря им всем удалось организовать отпевание, и я им всем чрезвычайно признателен за соучастие и помощь. Конечно, мы поставили памятник, но бронзовый монумент — это одно, а церковное поминовение  — совсем другое. Мы хотим, чтобы вся Церковь узнала о том, что генерал отпет по все правилам и молилась о р.Б. Михаиле Ефремове.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (6 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.