«Почему журнал “Фома” такой беззубый?»

«Почему журнал “Фома” такой беззубый?»Часто обращаются к нам авторы, которые предлагают критические публикации. То есть статьи и заметки о самых антихристианских фильмах, о том, чем нехороша та или иная конфессия. Либо нечто о том, насколько аморальны такие-то и такие-то телеканалы. И в процессе переписки у меня возник ответ-разъяснение, отчего «Фома» от таких публикаций чаще всего отказывается.

Вопрос, о чем будет, а о чем не будет писать наш журнал обсуждался еще до выхода первого номера. И с тех пор мы в целом не отступаем от того, что решили тогда. Это были 1994–1996 годы, сейчас для многих те годы уже где-то далеко-далеко. И действительно, пожалуй, сейчас мы живем в другой эпохе. Тогда еще не завершился первый период возрождения Церкви.

Но сказать, что мы, обсуждая «Фому», делали это в полном вакууме, что вовсе не существовало еще православной литературы и периодики, конечно же, нельзя. С 1991 года вещало радио «Радонеж». Уже были, наряду с Журналом Московской Патриархии, журнал «Православная беседа», газета «Радонеж», вышли первые номера тогда очень популярного «Татьяниного дня». Издавались новые и новые книги, хотя еще, конечно, не в таком объеме, как в начале двухтысячных.

И, пытаясь определить для себя задачу, мы осмотрелись и поняли, что наш приоритет все же не в фиксации негатива, критике телеканалов или рассказе о неправоте католиков и протестантов. В том числе потому, что уже тогда такой критики было много. Свою задачу мы увидели в ином.

Нам показалось важным создать журнал, который помог бы дать человеку хотя бы первичное понимание того, что же такое наша вера и наша Церковь, расширить его кругозор, помочь увидеть мир нашими глазами. Рассказать о том Откровении, благодаря которому мы сами когда-то открыли для себя православное христианство и приняли его.

Относительно грехов и ошибок, какие совершались в церковной среде (а в земной Церкви они были и будут всегда в силу самой человеческой природы), уже в те времена немало слышалось критики, немало появлялось обличительных разговоров и статей в светских СМИ. И в связи с этим мы и тут определились сразу.

Главное для нас — разъяснить, что для христиан и для Церкви является… нормой. Странной, «ненормальной», даже, на первый взгляд, невыполнимой. Но единственно возможной. Чего Христос ждет от всякого человека; чего человек должен искать, если решился войти в Церковь. Каково то благо, те вершины (прежде всего, конечно, это наши святые, их опыт, полезный каждому из нас), те «лекарства» (а это, само собой, таинственная жизнь Церкви), которые помогают нам преодолевать наши духовные раны и болячки. И помогают — двигаться. Двигаться, несмотря на падения, вперед, к тому будущему, в какое мы верим, на какое надеемся. К вечной жизни. В которой возможна огромная радость: оказаться вместе со Христом и никогда уже не расстаться с нашим Спасителем.

Итак, если у нас есть выбор, написать ли о прегрешениях и ошибках кого-то из братьев по вере, либо привести пример того, как боролся со своими ошибками и грехами и как побеждал их святой человек, мы выберем второе. И в малом выборе то же самое.

Между вариантами, публиковать ли статью о скандале вокруг очередного фильма (спектакля, передачи) или рассказать о действительно добром явлении в культуре и искусстве, мы постараемся отдать наши страницы тому, что хорошо и полезно. А все уместить под обложку или даже на сайт «Фомы» невозможно. Никак невозможно.

Есть те, кто строит разговор о Православии через конфликт, через обличение. Важно понимать, что мы такой путь не отрицаем, не порицаем. Но понимаем для себя, что у нас иная задача. Что не всегда и не всё решается конфликтом, обличением и ратоборством.

Нужна какая-то «дверка» и должно существовать место, где сомневающийся, не понимающий нас, христиан, человек, может найти собеседника. Пусть наш читатель совсем далёк от Церкви, насторожен, недоволен, возмущен… Это же по-своему хорошо. Потому что тут — признак неравнодушия.

Помните, в Апокалипсисе восклицание: О, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл (то есть теплохладен, равнолушен. — В. Г.), а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр 3:15–16). Так что по-настоящему страшно именно равнодушие. А когда у человека сердце болит от вопросов, когда он при этом готов слушать ответ, с ним имеет смысл говорить. И важно, чтобы он знал, что такое место есть. Что тут, в этом месте встречи, его никто не станет судить, оскорблять, осмеивать, гнать. Что его встретят как друга — сердечно, с уважением и с любовью. Естественно, ожидая того же и от него самого. С тем, кто хамит, матерится, орёт, ничего не слыша, разговор просто не может состояться. Если собеседники станут друг на друга кричать, то они оба оглохнут от крика.

Но для того, кто приходит с уважением, желанием, чтоб поняли его вопросы и сомнения, кто приходит и с искренним стремлением услышать ответы (устроят они его или нет — посмотрим), — для такого человека (любого) пусть будет открыта дверь и пусть найдется место встречи в «Фоме».

Вот суть того, что пытаемся делать мы с друзьями через «Фому». Уважая при этом всех тех, кто считает необходимым обличать нечто непотребное и вступать в острые дебаты. С этими нашими братьями и сестрами мы вовсе не противники. Если, конечно же, это делается без забвения Христовых заповедей, без ненависти и озлобления.

Но пусть всё же «Фома» остается самим собой. Для многих, как показали прошедшие два с лишним десятилетия, это важно. Иначе нас — как журнала — давно бы уже не было.

ГУРБОЛИКОВ ВладимирГУРБОЛИКОВ Владимир
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Первый заместитель главного редактора
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (20 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.