«Мне влепили выговор за попытку втянуть первого космонавта в православие»: история из жизни друга Гагарина – Православный журнал «Фома»
«Мне влепили выговор за попытку втянуть первого космонавта в православие»: история из жизни друга Гагарина
Фото: Сергей Милов

«Мне влепили выговор за попытку втянуть первого космонавта в православие»: история из жизни друга Гагарина

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Код для вставки
Код скопирован

Валентин Петров, в прошлом — преподаватель Академии Военно-воздушных сил (впоследствии — Академия им. Гагарина), был знаком с Гагариным с 1962 года. Он уже рассказывал «Фоме» о том, как Гагарин ездил с ним в Троице-Сергиеву лавру. А теперь поделился с нами интересной историей том, что случилось после той рискованной поездки.

Кратко напомним суть: 1964 год. Гагарину исполняется 30 лет. Его друг по Оренбургскому летному училищу Николай Копыльцов приехал в Звездный городок, чтобы поздравить товарища с Днем рождения. Сели за стол. Копыльцов говорит Гагарину:

— Тут от тебя недалеко Троице-Сергиева лавра. Я там никогда не был.

— Я тоже не был, — отвечает Гагарин. — Но у меня есть мой «школьный друг», который был, и не раз... — оборачивается к Петрову, но тут на него шикает Копыльцов, мол, «молчи!». Петров кивает: дескать, не бойтесь, ребята, я с вами.

Юрий Алексеевич спрашивает, если поедем туда, попадем ли на церковную службу. Петров заверяет: да там служба все время!

Почему Гагарин назвал Петрова «школьным другом»? Дело в том, что Юрий Алексеевич учился в школе с полным тезкой Валентина Петрова, и даже много лет просидел с другим Валей Петровым за одной партой.

«Мне влепили выговор за попытку втянуть первого космонавта в православие»: история из жизни друга Гагарина
Юрий Гагарин / Изображение с сайта unnatural.ru

Итак, «заговорщики» отправляются в Лавру. Поездка «секретная», поэтому Петров, Гагарин и Копыльцов едут, переодевшись в «гражданку». Приезжают к вечеру. Служба уже заканчивается. Люди выходят из храма, видят Гагарина... Тут уж никакая «гражданка» не спасет — космонавта, естественно, узнают, все сразу к нему, в очередь за автографом. Гагарин — человек не гордый, готов хоть всю ночь всем раздавать подписи. Но, к счастью, гостей лавры «спасает» монах — зовет к себе в келью. Вдруг оказывается, что он — наместник Лавры...

В Лавре, благодаря наместнику, гости попадают в ЦАК — Церковно-археологический кабинет при Московской духовной академии. Там Юрий Алексеевич видит макет Храма Христа Спасителя, уничтоженного властью («А где этот храм?» — «Там, где сейчас бассейн «Москва»...»). Он потрясен, очень переживает, что такую красоту разрушили, и позже на пленуме ЦК ВЛКСМ упоминает храм как памятник героического прошлого, построенный на деньги, собранные по всей стране в честь победы над Наполеоном, сетуя на варварское отношение к памяти об этом. Одновременно он просит восстановить разрушенную Триумфальную арку — тоже памятник героев войны 1812 года. Гагарин говорит о воспитании уважения к героическому прошлому, о патриотизме и, в связи с этим... о храме?!

Скандал, как вспоминает Петров, грандиозный! На пленуме объявляют перерыв, Гагарин ничего не может понять, спрашивает у Валентина Васильевича: «Я что-то не то сказал?..» — «Нет, вы всё сделали правильно!» — успокаивает тот космонавта.

Не отреагировать власти не могли. Копыльцову никто претензий предъявить не мог — он всего лишь заехал в Звездный как гость. Остаются Петров и Гагарин. Но кто тронет Гагарина? Валентин Васильевич вспоминает, как первый секретарь ЦК ВЛКСМ, друг Гагарина Сергей Павлов подошел к ним после заседания: «Юра, тучи от тебя отвел Брежнев...» Оказывается, когда Брежневу доложили о некоем «действии в пользу религии», Леонид Ильич, уже избранный Первым секретарем ЦК КПСС, человек умный и опытный, фронтовик, сказал: «Что вы на Гагарина напустились? Он русский человек, он предложил. Это мнение надо уважать. Комсомолу объясните, что денег на храм у нас нет. Триумфальную арку поставим. Юрию Алексеевичу большой привет».

Тем не менее за удивившее всех выступление кто-то должен был ответить. Кто? Естественно, тот, кто «тащит Гагарина в религию». То есть... Петров!

Валентина Васильевича вызвали «на ковер». На заседании партбюро его прорабатывали «за попытку втянуть в православие первого космонавта». И потом начальник политотдела полковник Трофимов объявил Петрову выговор. Выговор, да ещё с такой формулировкой, — это несмываемое клеймо. Не исключено, что конец карьеры. Как можно преподавать в Академии и быть «проводником религии»! Могли и из партии выгнать...

Когда после решения бюро Юрий Алексеевич встретил Петрова, на том не было лица. Гагарин сразу стал расспрашивать, что случилось. Узнав о выговоре, он сам пошел в парткомиссию к начальнику политотдела: «Ну, вы вообще уже перегибаете! Никто никого никуда не тащит! Сами подумайте: как капитан может везти полковника в Лавру? Это я его вез! На своей машине!»

Начальству такое объяснение показалось убедительным: Гагарин действительно был выше Петрова по званию. Выговор, благодаря Юрию Алексеевичу, с Валентина сняли. Тем не менее он до сих пор гордится той формулировкой. Ещё бы: самого Гагарина «втянул в православие»!

Подготовила Наталья Харпалёва

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (14 голосов, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
2 мая 2022
Поделиться:

    Отменить ежемесячное пожертвование вы можете в любой момент здесь